100 лет без примирения: Крым и революция. Летняя апатия. Украина и Крым


Революция в Крыму закончилась на переломе 1920 и 1921 годов. Но и 100 лет спустя те события продолжают оставаться камнем преткновения в отношениях различных этнических и социальных групп внутри полуострова и государств вокруг него. Как Крым пережил 1917-1921 годы? Почему история этого периода не до конца осмыслена? И есть ли шанс на примирение наследников противоборствующих сторон?

(Продолжение, предыдущая часть здесь )

Корниловское выступление

Водоразделом между апатичным летом и тревожной осенью 1917 года стала попытка главнокомандующего российской армией Лавра Корнилова установить военную диктатуру для восстановления в стране «порядка» и предотвращения прихода к власти левых революционеров. 26 августа Корнилов передал свои требования премьеру Александру Керенскому и двинул на Петроград верные себе части. Два дня спустя его объявляют мятежником, еще через день его войска останавливают, а 1 сентября генерала арестовывают.

Для борьбы с Корниловым Временное правительство обратилось к советам, в результате чего те серьезно усилились, а большевики в них получили прощение за июльский мятеж. Повсюду возникали вооруженные отряды красногвардейцев, которые позже станут главной силой левых радикалов. Их противники, наоборот, раскололись на все более правое офицерство и либеральных демократов.

До Крыма долетели отзвуки петроградских событий. Во-первых, на полуострове прошел ряд военных парадов и митингов в поддержку правительства и против Корнилова с принятыми на них грозными резолюциями. Севастопольский совдеп разослал телеграмму, что «ляжет костьми, но не даст жалким наемникам царизма залить кровью добытую свободу… и выступает на защиту своего вождя Керенского, Совета и революции». Мусисполком расценил выступление Корнилова как «угрозу завоеванием революции, единства, целостности и могущества России» и заявил о «готовности защищать Временное правительство и революцию до последней капли крови». Также он направил телеграммы исламским религиозным центрам с просьбой отправить делегации в корниловские войска и убедить мусульман в них не поддерживать генерала.

Во-вторых, 16 сентября в Симферополе по ордеру местного совдепа после обыска арестован Павел Рябушинский – один из виднейших российских коммерсантов и общественников, поддержавший Корнилова. Временное правительство приказало освободить Рябушинского и привлечь к ответственности арестовавших его. Стабилизации обстановки это не способствовало.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Украина и Крым

Падение авторитета центрального правительства и рост леворадикальной угрозы привело к тому, что крымские татары больше внимания стали уделять украинскому национальному движению. Джафер Сейдамет так писал о тогдашних настроениях:

«Анархия, которая окружала нас со всех сторон, красноречиво доказывала нам беспочвенность наших намерений сохранить страну на договорной основе с русскими, с российской властью. Это поставило нас перед необходимостью более углубленного изучения национального движения украинцев».

Одновременно в Киев отбыла делегация Мусисполкома в составе Сейдамета и Амета Озенбашлы . В Киеве они встретились с Михаилом Грушевским , Владимиром Винниченко и секретарем межнациональных (позднее – международных) дел Александром Шульгиным . Во время переговоров обе стороны признали необходимость совместной борьбы с российским централизмом. В качестве гостей крымские делегаты посетили заседание Центральной Рады и в течение нескольких дней проводили многочисленные встречи с представителями украинской интеллигенции. Ежедневная кадетская газета «Рѣчь» за 26 июля 1917 года писала:

«Украинскую Раду посетила особая депутация мусульман, обратившихся с просьбой поддержать их стремление к установлению автономии в Крыму. Мусульмане выражают пожелание, чтобы Крым в территориальном отношении был присоединен к Украине».

Однако в конце визита, 29 июля, официальный орган Мусисполкома «Голос Татар» напечатал следующее сообщение:

«Обсудив притязания мусульман об автономии Крыма, Генеральный Секретариат не согласился с некоторыми из них, признав вообще преждевременным сделать шаги вперед центрального правительства к решению вопроса о территории. В то же время Временный Крымско-Мусульманский Исполнительный Комитет этим для восстановления истины заявляет, что им с подобным поручением никакая депутация отправлена в украинскую Раду не была».

Вероятнее всего, что причиной такого демарша со стороны Мусисполкома стало недоразумение с главным вопросом – принадлежности Крыма: то ли делегаты превысили свои полномочия, то ли Киев потребовал много. Сейдамет в своих мемуарах вспоминает, как тайно и без разрешения снял в приемной Винниченко карту Украины, на которой

«Горизонтальной прямой, начертанной от Кефе до Гёзлева, был разрезан пополам Крымский полуостров, северная часть которого полностью выкрашена в цвет Украине. Эта этнографическая карта полностью не соответствовала действительности. На севере Крыма даже в последние десятилетия усиленной русификации было очень мало украинцев, нигде в Крыму они не составляли большинства. Соответственно, этой картой, основанной на лжи, они декларировали свои политические цели. Это и было для нас важным. В будущем эта карта принесла немалую пользу на пути к нашей независимости».

Крым на карте 1918 года

Из этого факта, а также с гнетущего впечатления, которое на него произвело личное общение с Винниченко, Сейдамет сделал неутешительный вывод:

«Без сомнения, даже украинцам, с которыми мы поддерживали более или менее дружеские связи, полностью доверять было бы глупо. Вполне возможно, что они стремились ослабить нас, воспользовавшись нашим противостоянием с россиянами, так что и от них, естественно, можно было ожидать появления желания взять власть в Крыму в свои руки. Поэтому идею независимости Крыма мы оберегали как от русских, так и от украинцев, одновременно надеясь и рассчитывая на покровительство Турции».

Решающим раундом крымско-украинских переговоров, где и произошло окончательное определение сторон о принадлежности Крыма, стал проведенный в Киеве Съезд представителей народов и областей, стремящихся к федеративному переустройству России. На этом Съезде намечалось разработать план реформирования российского централизованного государства в федерацию самостоятельных демократических республик и областей. 20 августа 1917 года Мусисполком получил телеграмму от Рады с приглашением на съезд. 27 августа после совещания председателей местных мусульманских комитетов Мусисполком ответил УЦР согласием.

6 сентября делегация из 10 человек (в том числе и 2 женщины) отправилась в Киев. Съезд народов России (14 национальностей и регионов) происходил 8-15 сентября 1917 года под председательством Грушевского, крымский делегат Али Сеттаров был одним из двух секретарей съезда, доклад о революционном движении крымских татар на третий день делал Озенбашлы:

«Пусть знают все, что крымские татары будут отстаивать свободу всех народов, но не позволят никому установить любую гегемонию на Крымском полуострове. И на этот раз крымские татары уже не покинут своего края без упорной защиты своих прав и обретенной свободы».

После длительных дебатов Съезд принял резолюцию о превращении России из «тюрьмы народов» в федеративное государство. Для разработки плана национального строительства и «для организации Союза народов» России Съезд создал в Киеве специальный орган – «Совет народов». Каждая нация, в частности крымскотатарская, имела в нем четырех представителей. Еще более важные вопросы обсуждались в кулуарах – в частности, и о статусе Крыма. Вот как об этом рассказывал на II крымскотатарском делегатском съезде 1-2 октября Номан Челебиджихан :

«Перед нами встает новый вопрос: о границах. Мы нашли необходимым спросить у [Центральной] Рады: «входит ли Крымский полуостров в пределы вашей территориальной автономии»… После десятидневного обсуждения на этом Съезде народов, между прочим, была принята резолюция о том, что Крым принадлежит крымцам. На это я смотрю на наш тактический успех, с чем они нас и поздравили, заявив: «можете управлять Крымом так, как вам заблагорассудится».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Век после Курултая

Более того, как утверждал Асан Сабри Айвазов 20 ноября 1928 года, на Съезде Мусисполком «заключил договор с Радой о границах Крыму и о признании Украиной самостоятельности Крыма». Следовательно, есть все основания утверждать, что именно во время Съезда народов произошло окончательное решение судьбы Крыма – Украина признала право крымских татар на самоопределение и отказалась от претензий на территорию полуострова. Именно этим, а не мнимым несовершенством лидеров УЦР объясняется тот факт, что Крым оказался за пределами новорожденной украинской государственности.

25 октября 1917 года в ответ на большевистский переворот в Петрограде Центральная Рада создала Краевой комитет по охране революции в Украине. Через два дня было опубликовано воззвание этого Комитета, которое задекларировало распространение его власти «на всю Украину, на все девять губерний» – от Киевской до Таврической. В это время Сейдамет во второй раз прибыл в Киев для встречи с секретарем по военным делам Симоном Петлюрой , а позже в частной беседе Грушевский и Шульгин заверили его, что под «Таврической губернией» понимается только Северная Таврия, а Крым в состав Украины не будет входить.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Крым и Украина: проблематика отношений в 1918-1920 годах

Так украинская власть официально провозгласила курс на разделение Таврической губернии на две части, северная из которых должна была стать составляющей нового государства. Такая же позиция была подтверждена в «Воззвании Генерального секретариата к гражданам, правительственных и общественных учреждений» 3 ноября 1917 года: «Херсонщина, Харьковщина, Екатеринославщина и Таврия (без Крыма) включаются в территорию единой Украины».

После этого 7(20) ноября 1917 года был обнародован Третий Универсал, который, в отличие от предыдущих, четко очертил границы только что провозглашенной Украинской Народной Республики. Употребленное в универсале словосочетание «Таврия (без Крыма)» приобрело государственное значение. Так же в соответствии с п. 2 Закона о выборах в Учредительное собрание УНР, утвержденного 11 ноября, образовывалась, среди прочих, Таврическая избирательная округа, «в которую входят Бердянский, Днепровский и Мелитопольский уезды Таврической губернии».

Однако крымским татарам еще предстояло отстоять свои права на Крым.

Продолжение следует.

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Предыдущая Свора собак не дает прохода керчанам в районе Семи Ветров
Следующая Штраф до 50 тысяч грозит продавцу, которая продала алкоголь несовершеннолетнему в Керчи

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *