100 лет без примирения: Крым и революция. Весенняя эйфория. Возрождение


Революция в Крыму закончилась на переломе 1920 и 1921 года. Но и 100 лет спустя те события продолжают оставаться еще одним камнем преткновения в отношениях различных этнических и социальных групп внутри полуострова и государств вокруг него. Как Крым пережил 1917-1921 годы? Почему история этого периода не до конца осмыслена? И есть ли шанс на примирение наследников противоборствующих сторон?

(Продолжение, предыдущая часть здесь)

Национальные организации

Несмотря на очевидное этническое многообразие Крыма, национальные проблемы ни новой властью, ни совдепами не решались. Губернский общественный комитет смог лишь «признать желательным» дать меньшинствам право обращаться в государственные учреждения на родном языке. 30 марта исполком Симферопольского совдепа отклонил просьбу о предоставлении квоты в совете для крымских татар. А на экстренном заседании Таврического совдепа 24 мая были объявлены «недопустимыми» попытки решить национальный вопрос на местах до созыва Учредительного Собрания. Естественно, все это никак не замедлило национальное строительство в Крыму.

Наибольшим политическим разнообразием отличалось еврейское движение. На полуострове действовали партии: «Альгемайн-Цион» («классические» сионисты), «Циери-Цион» (близкие к кадетам сионисты-народники), «Поалей-Цион» (сионисты-социал-демократы), «СЕРП» – Социалистическая еврейская рабочая партия (неонародники, весной 1917 г. объединилась с Сионистско-социалистической рабочей партией), «БУНД» (социал-демократы), «Мизрахи» (федерация иудейского духовенства), «Ферейн» (сионистское студенческое объединение). Была предпринята попытка создания Караимской национально-демократической партии. Сионисты и не-сионисты составили враждебные друг другу лагеря. В «БУНД» насчитывалось 600-700 членов, в «Поалей-Цион» – 500-600, остальные партии были еще меньше. У «БУНД» и «СЕРП» выходили свои газеты.

Загнанная еще до войны в подполье армянская социал-демократическая партия «Гнчак» после революции раскололась: часть ее членов ушли в ориентированную на эсеров партию «Дашнакцютун», часть – к различным левым. Первая организация дашнаков возникла 25 апреля, осенью они объединились в Таврический союз. И хотя их партия позже отвергнет октябрьский переворот, на местах армянские активисты будут сотрудничать с большевиками.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Возникла Русская община, впоследствии пославшая первых бойцов в формирующуюся Добровольческую армию. Некоторое время просуществовало полуподпольное Великорусское вече («За Русь, за Веру, за Царя!») черносотенного характера, активно сопротивлявшееся украинизации флота.

Без особого энтузиазма революцию восприняли относительно богатые немецкие землевладельцы. Их собственное национально-революционное движение возникнет лишь в следующем году, пока же они объединились в Союз крымских немцев-колонистов. Другие немногочисленные народы так и не вышли за рамки деятельности общественно-просветительских организаций (хотя 600 поляков, образовавшие 9 апреля в Симферополе «Польский дом», сразу выдвинули лозунг объединенной независимой Польши).

Наибольшее же влияние на события в Крыму оказали национальные движения крымских татар и украинцев.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Русский исход» из Крыма: кто, куда, когда и зачем? Начало Крымскотатарской революции

12 марта на заседании Благотворительного общества был создан Временный мусульманский революционный комитет из 12-15 человек во главе с Али Баданинским . 14 марта в Симферополе прошло собрание крымскотатарских активистов, на котором было решено обратиться в исполнительное бюро Губернского общественного комитета с требованием распустить Таврическое магометанское духовное правление и вакуфную комиссию. Несколькими днями позже бюро ответило отказом.

17 марта на новом мусульманском кладбище Симферополя состоялся многотысячный митинг и принесение присяги на верность Временному правительству. После они прошествовали по городу под красными влагами и лозунгами: «Свобода, равенство, братство и справедливость».

25 марта на всекрымском съезде мусульман (1,5-2 тыс. делегатов) в губернской столице был образован Временный Крымско-мусульманский исполнительный комитет (Мусисполком) из 50 человек, который должен был заменить собой старые органы национального самоуправления. Главой Мусисполкома и муфтием всех мусульман Европейской части России избрали Номана Челебиджихана , главой вакуфной комиссии – Джафера Сейдамета ; обоих – заочно. Двое будущих лидеров Крымскотатарской революции находились на службе в Одессе, где их усилиями в Крымском конном полку был создан первый солдатский комитет.

30 марта Временное правительство позволило вернуться в Крым высланным в начале войны туркам и крымским татарам.

5 апреля была утверждена структура Мусисполкома из президиума из 6 человек, секретариата и 5 отделов: образования, финансов, религии, юстиции и статистики (к концу года их число выросло). 7 апреля Комитет объявил, что не подчиняется местной губернской власти, а напрямую Петрограду. В ответ Временное правительство признало Мусисполком представительным органом крымских татар и передало в его ведение не только религиозные, но и экономические и политические дела народа.

80% членов Мусисполкома (и, вероятно, большинство крымских татар в целом) принадлежали к социалистам-федералистам, объединившимся к 16 апреля в Татарскую партию. Ее программа включала в себя требования созыва Учредительного Собрания, демократической федерации, передела земли, национально-культурной автономии, отмены привилегий и татаризации армии. 23 апреля в Симферополе прошла манифестация крымских татар за демократическую республику. 25 апреля Мусисполком опубликовал воззвание, в котором отвергал слухи о требовании им автономии Крыма и подчеркивал стремление к установлению в России «республиканского строя» на «национально-федеративных» принципах.

В руках Мусисполкома оказались 87,6 тыс. десятин (95,5 тыс. га) вакуфных земель, 800 тыс. рублей на счетах и от 500 до 1500 строений. Эти средства позволили разрешить основные проблемы неимущих крымских татар и обеспечить деятельность новых органов власти.

Опорой Мусисполкома на местах стали образованные летом-осенью 124 уездных, городских и волостных мусульманских комитета, а также сеть молодежных и женских организаций. Развернулось феминистическое движение: представительницы Крыма приняли участие в работе Всероссийского съезда мусульманок в Казани, крымские татарки активно работали не только в образовательных учреждениях, но и прессе, и даже избирались гласными местного самоуправления. 17 августа в Симферополе состоялся съезд 50 делегаток от мусульманских женских комитетов Крыма, которых к осени насчитывалось уже 24. Челебиджихан призвал мусульманок снимать чадру и разрешил совместные молитвы в мечетях. В Симферополе появились женские татарские гимназия и техникум.

1-5 мая проходил всекрымский татарский учительский съезд, а 6 мая открылись совместные для мужчин и женщин курсы переподготовки 200 учителей, после которых все крымскотатарские педагоги были обязаны сдавать экзамен для продолжения своей деятельности. Чтобы процесс стал непрерывным, в августе Зынджырлы-медресе было преобразовано в педагогический институт. Также экзамен обязали пройти и всех крымских имамов – чтобы отсеять как недостаточно грамотных, так и противников реформ.

Деятельность Мусисполкома вызвала яростное сопротивление родовой аристократии и старого духовенства. Их лидер, глава Бахчисарайской думы Сулейман Крымтаев , уже на съезде 25 марта был подвергнут обструкции, и покинул собрание. Развернутая традиционалистами в кофейнях и мечетях кампания против «безбожников» привела к ряду митингов и даже двум волнениям в мае солдат Крымского полка с требованием соблюдать шариат и не допустить женского равноправия. Но 24 июля их второго вождя Ибраима Тарпи исключили из Мусисполкома «за интриги» против Челебиджихана, а съезд в сентябре Союза улемов – конкурирующего центра власти – был разогнан молодежью.

С 1 по 11 мая 1917 в Москве проходил I Всероссийский мусульманский съезд. В число 900 делегатов входили и 25 человек из Крыма (из них 3 женщины) под руководством Сейдамета, избранного в президиум. После горячих дебатов участники поддержали проект федеративного устройства России и уравнивание женщин в правах с мужчинами. Крымчане оба раза оказывались среди большинства. Тогда же было принято и решение о создании исламских частей в российской армии.

Кроме основанной еще в 1883 году газеты «Терджиман-Переводчик», в июне 1917 года вышли в свет «Миллет» на крымскотатарском языке, отражавшая умеренные взгляды реформаторов, и «Къырым Оджагы», принадлежавшая дворянско-священнической оппозиции. В июле появился официальный орган Мусисполкома – русскоязычный «Голос татар».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Украина и столетие Крымскотатарской революции Украинизация Крыма

10 или 12 марта 200 столичных украинцев, преимущественно военных и служащих, образовали Симферопольскую украинскую громаду во главе с советом из 12 членов. В течение месяца громада добилась создания украинской секции в гарнизонном солдатском совдепе и военного клуба им. гетмана Петра Дорошенко и развернула в них культурно-просветительскую деятельность. 26 марта в Симферополе состоялось еще одно крупное собрание украинцев, на котором было образовано Украинское общество (землячество) с правлением также из 12 человек. Главными задачами общества были определены национально-культурная работа и борьба за автономию Украины.

9 апреля прошла еще одна встреча симферопольских украинцев, на которой, скорее всего, две организации слились в одну Симферопольскую украинскую громаду, а на 4 мая было назначено общее собрание украинцев города и округи, на котором был утвержден устав громады и избран новый совет из 9 человек.

Не позднее 20 марта возникло (вернее, восстановилось) Украинское общество при Учительском институте в Феодосии, чьим основным заданием стало информирование местных жителей об «украинском деле». В конце апреля общество трансформировалось в Феодосийскую украинскую громаду с советом из 19 человек. В центре был открыт хорошо обставленный и пользующийся популярностью у горожан клуб «Украинская хата». 4 июня громада переросла в Украинскую раду Феодосии с сотнями членов и советом из 25 человек.

На первом собрании украинцев Евпатории в начале марта была образована местная «Просвита», а на втором 24 апреля – Украинская громада с советом из 9 членов. К лету в громаде насчитывалось 132 человека (третья по размеру политическая организация в городе). С некоторым опозданием и меньшим размахом возникли украинские громады в Ялте (14 апреля) и Алуште (20-е числа апреля).

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Украинская революция в Крыму

Во всех этих обществах главную роль играла интеллигенция, что, вкупе с относительно небольшой численностью, привело к доминированию культурной деятельности (лекции, спектакли) над политической. Украинские «гражданские» громады Крыма не успели послать делегатов на Всеукраинский национальный конгресс 6-8 апреля и оказались неспособны к созданию единой сети.

Но по-другому дела шли в Севастополе, оказавшемся локомотивом украинизации полуострова.

Продолжение следует

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Предыдущая «Аукцион невиданной щедрости» – из крымских сетей
Следующая ЧФ РФ провел гидрографическую проверку морского района на Азове

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *