3 года в заключении. В Крыму вспоминают о годовщине ареста Сервера Мустафаева и Эдема Смаилова


21 мая 2018 года в городе Бахчисарай и селе Долинном в Крыму после обысков были задержаны крымские татары Сервер Мустафаев и Эдем Смаилов. Один из них — правозащитник и координатор «Крымской солидарности», второй — имам религиозной общины «Топчикой». После длительного следствия суд приговорил их к 14 и 13 годам лишения свободы. Мы связались с адвокатом и родственниками политзаключенных и узнали, что с ними происходит сейчас.

«Утро Мустафаева в спецблоке начинается с гимна РФ»

Адвокат Лиля Гемеджи рассказала, что Сервер Мустафаев сейчас находится в Новочеркасском СИЗО №3, куда его определили сразу же после приговора, несмотря на решение Южного окружного военного суда, согласно которому он должен находиться в СИЗО-1 Ростова-на-Дону до постановления суда второй инстанции. 

Сервер, как и остальные фигуранты второй бахчисарайской группы находятся в одиночных камерах под круглосуточным наблюдением в так называемом «полуспецблоке». Сейчас у них стадия ознакомления с материалами уголовного дела, они знакомятся со следственными томами перед предстоящей апелляцией.

Защитница сообщает, что несмотря на свое нахождение в следственном изоляторе, политзаключенные продолжают бороться за свои права. Сервер Мустафаев и остальные подсудимые инициировали административные иски против следственного изолятора из-за изъятия у них триммеров для стрижки (не запрещены в исправительных учреждениях) при этапировании.

«Состояние здоровья Сервера удовлетворительное, если его так вообще можно называть», — передает адвокат. Естественно, в условиях изолятора он испытывает проблемы с зубами. Привезти независимых врачей в СИЗО невозможно, как и вывезти его в гражданскую больницу. Также Гемеджи сообщила о значительном ухудшении зрения Сервера из-за тусклого освещения в камере. 

Утро Мустафаева в спецблоке начинается с гимна РФ для пробуждения. Затем его выводят на прогулку, правда в сопровождении собак, как особо опасного преступника. Лиля рассказывает, что в СИЗО Мустафаев держал пост. Так как местная еда не самого лучшего качества, то он питался за счет посылок, но также пользовался услугами локального магазина. 

Телевизора в камере нет, как и холодильника, с боем Сервер «выбил» радио за счет родственников. Его тоже изъяли при транспортировке и долгое время не выдавали обратно. По сути это его единственный источник информации помимо подписки на Новую газету, говорит адвокат. 

«Сейчас весь акцент на качественную подготовку к апелляции и доводить до суда свою невиновность. Слабо верится в вынесение справедливого решения, но руки никто не опускает», — комментирует защитница. Также Лиля Гемеджи рассказала Серверу об обширном докладе «Российская Федерации против Сервера Мустафаева», подготовленном правозащитниками, где был изложен ход процесса и его многочисленные нарушения.

«Каждое СИЗО — это новые испытания»

Майе Мустафаева рассказала, что ее супруг Сервер сменил уже 6 изоляторов за время своего заключения. «Каждое СИЗО — это новые испытания, новые условия содержания», — рассказывает женщина.

Сейчас он в одиночной камере в спецблоке под постоянным видеонаблюдением. По словам Майе, там тусклый свет, сырость и постоянный стресс от видеосъемки. Также из-за ухудшения зрения Сервер уже не видит мелкий шрифт. Его насморк переходит в хронический ринит, а в последнее время беспокоят постоянные головные боли в затылочной части. 

Вчера он звонил жене через «Зона-Телеком», рассказал, как готовится к апелляции, которая состоится неизвестно когда. Звонит мужчина 2-3 раза в месяц по 15 минут. Разговоры записываются, происходят обязательно на русском языке, и при этом третий человек слушает их и угрожает отключить связь, если его что-то не устраивает, сообщает Майе.

Лиля Смаилова рассказала, что ее муж Эдем Смаилов также сидит в Новочеркасске, куда его этапировали после приговора. Мужчина содержится один в спецблоке, рассказывает, что у него есть горячая и холодная вода, а антисанитария, по словам жены, традиционно присутствует всегда и везде во всех СИЗО.

Эдем тоже совершает официальные короткие звонки через «Зона-Телеком» супруге почти каждую неделю, в месяц они общаются около 4-х раз.

«Зубы совершенно приходят в негодность, пища причиняет ему боль — это единственная проблема, на которую он жалуется», — поделилась Лиля нынешним состоянием здоровья мужа в тюрьме.

11 октября 2017 года в Бахчисарае сотрудники ФСБ задержали шестерых крымских татар — Тимура Ибрагимова, Марлена (Сулеймана) Асанова, Мемета Белялова, Сейрана Салиева, Сервера Зекирьяева и Эрнеса Аметова. 21 мая 2018 года были задержаны в своих домах и арестованы в рамках этого же уголовного дела Эдем Смаилов и Сервер Мустафаев. По версии следствия, вина задержанных крымских татар заключалась в причастности к деятельности исламской политической партии Хизб ут-Тахрир в Крыму.

16 сентября Южный окружной военный суд Ростова-на-Дону приговорил Сервера Мустафаева к 14 годам колонии строгого режима, а Эдема Смаилова к 13 годам по обвинению в причастности к деятельности политической исламской партии Хизб ут-Тахрир, которая в России запрещена с 2003 года. В Украине организация не запрещена и ведет публичную просвещенческую деятельность. Остальным фигурантам назначили сроки от 13 до 19 лет. Эрнеса Аметова оправдали и освободили в зале суда. С 17 февраля 2021 года по делу этой группы также проходят Олег Федоров и Эрнест Ибрагимов, задержанные при обыске у себя дома.

Предыдущая «Следствие пытается скрыть следы преступления». Адвокатам не отдают тело убитого Наби Рахимова
Следующая «Даже после смерти он влиял на политиков»: что связывает Литву и Сахарова

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *