6 удивительных реальных историй из жизни крымских татар


 

Многострадальная и удивительная история крымскотатарского народа отразилась на судьбе каждого его представителя. О том, какие события происходили с ними, как отразились исторические факты на их жизни, как характер и закалка помогали выжить в нечеловеческих условиях мы узнаем из реальных историях, поведанных потомками главных действующих лиц, которые становятся достоянием общественности благодаря работе  паблика The QIRIM. Вот несколько историй, показавшихся нам очень интересными. 

 

ВЫШЛА ЗАМУЖ РАДИ КУСКА ХЛЕБА Эту пронзительную историю о своей бабушке Садие (на фото) рассказала Тамила Абдувелиева. Просто почитайте:

«Садие-къартанам… Алуштинский Кучук-Ламбатский колорит во всём: от приподнятого уголка брови, когда злилась, но сдерживалась, до ялыбойского оттенка речи…

Думаю сейчас вот о чём: 18 мая 1944 года ей было 17 лет. Она всегда вспоминала, что в тот момент, когда везли в вагонах, кроме ужаса вокруг, её личной трагедией было то, что рассталась с любимым… Больше так и не встретились.

Вышла замуж, как сама всегда говорила, «за кусок хлеба»: Якъуб-къартбабам работал на хлебозаводе, и в конце дня ему выдавали немного хлеба, а ей надо было кормить 7 человек. А после 50-ти, когда она перенесла тяжёлую операцию, он, никогда не говоривший о любви, два дня сидел у её кровати, не ел и не спал, и произнёс всего 1 фразу: «Манъа сенинъ кольгенъ керек» – «Мне нужна твоя тень»… Вот и вся мудрость жизни… СУРОВЫЙ ХАРАКТЕР

Эти фото – из личных дел НКВД, заведённых на Сеифа Мустафаева и его будущую жену Магфуре Куртосманову из крымской деревни Шелен (сейчас Громовка). Совсем ещё дети, но по логике советской власти – «предатели», подлежащие выселению из родных мест. Просто потому, что так решили где-то далеко в высоких кабинетах.

И завертелось колесо репрессий. Сеиф и Магфуре оказались не по своей воле в Молотовской области (ныне Пермский край). Даже трудно представить, сколько пришлось натерпеться теплолюбивым крымским детям на Урале с его морозами и лесоповалами. Именно там, в этом заснеженном краю, выковался суровый характер Сеифа Мустафаева, о котором до сих пор вспоминают все, кто его знал.

«Мой къартбабам в молодости был достаточно жёстким, но справедливым человеком, – рассказал нам внук Сеифа Мустафаева – Эльдар. – Как-то раз он поймал вора, который выкапывал на полях нашу картошку (сельское хозяйство было практически единственным источником существования для депортированных на Урал крымских татар). Къартбабам связал вора, раздел его, сжёг одежду и повёл через весь город в милицию к участковому. Дедушку в городе уважали, и участковый за такое поведение ничего ему не сделал, а только пожал руку».
.
О характере Сеифа-къартабаба говорит и такой факт: вплоть до глубокой старости он носил на поясе за спиной кинжал. СТРАДИВАРИ ИЗ АРПАТА

Халилу Зморке из деревни Арпат (сейчас – Зеленогорье) судьба отвела всего 20 лет. Окончил школу, призвался в армию, погиб… Такими ужасающе короткими были биографии целого поколения крымских татар, чья молодость пришлась на военные годы.

Халил Зморка героически погиб в 1941 году при обороне Севастополя. Несмотря на свою короткую жизнь, он успел оставить о себе добрую память. Все, кто знал этого парня, запомнили его как очень талантливого мастера – он своими руками делал мебель. Например, своему старшему брату на свадьбу он подарил красивый резной шкаф для посуды.

Но главным увлечением Халила были… скрипки. Он, сельский парень, выросший и проживший всю свою короткую жизнь в селе, делал первоклассные инструменты из разных пород дерева – это позволяло добиться особого звучания. Материалом могла послужить, например, старая груша.

Одна из скрипок Халила Зморки даже проделала путь из Крыма в места депортации. Её захватил с собой во время выселения кто-то из односельчан, которому инструмент дали на время. Старший брат Халила – Али – умолял отдать ему скрипку брата как память, но увы…

Эту историю нам рассказала внучка Али Зморки Мадина Марзоева. Фото 1: Халил Зморка
Фото 2: Учителя арпатской национальной школы. В верхнем ряду в центре – Халил Зморка. 1940 год.

СЧАСТЛИВАЯ СЛУЧАЙНОСТЬ

В судьбе Рамазана Эмурлаева (на снимке) из крымского села Ворон был ну просто головокружительный поворот. Вот что нам рассказал его внук – наш читатель Энвер Куртиев.

 

Во время немецкой оккупации Крыма Рамазан-къартбаба (дедушка по-крымскотатарски) был старостой села. Людей на эту должность обычно избирали сами селяне. Старосты были чем-то вроде нынешних сельских голов и занимались, в основном, учётом населения и обеспечением порядка в деревне. Рамазан-къартбаба был ещё и местным муллой, а также возил почту из Симферополя в Ворон. У него было 8 детей.

Однажды в 1942-м году в дом Рамазана-къартбаба забрели два молодых раненых лейтенанта Красной армии. Он пустил их переночевать, перевязал раны и накормил, а утром показал дорогу, ведущую через горы к позициям красноармейцев. Оставлять офицеров надолго Рамазан-къартбаба не мог – к нему, как старосте, часто наведывались немцы.

Наступил 1944-й год, и всю семью дедушки Рамазана депортировали на Урал, а его самого – забрали в НКВД. Несколько лет он провёл в Симферополе под арестом. Однажды Рамазана-къартбаба в очередной раз вызвали на допрос. «Дед, может, вспомнишь, что ты сделал хорошего для советской власти, иначе – расстрел», – предупредил его майор. И тогда Рамазан-къартбаба рассказал о том давнем случае с двумя ранеными лейтенантами. Майор начал уточнять детали и вдруг говорит: «Так это я с другом был у тебя! И 8 детей твоих помню!»

Так Рамазан-къартбаба лишь по счастливой случайности избежал расстрела и вышел на свободу. Он поехал на Урал, разыскал свою семью и перевёз её в Узбекистан – в посёлок Джамбай под Самаркандом. От лишений и переездов Рамазан-къартбаба был истощён и в 1956 году умер от заворота кишок – ему на тот момент было 60 лет…

НА КОЛЕНИ ПЕРЕД МУЛЛОЙ!
Крымские татары – религиозный народ, и советской власти пришлось очень постараться, чтобы сделать из них атеистов (в итоге, как мы знаем, из этой затеи ничего так и не вышло). Более того, крымскотатарское духовенство и простые люди, как могли, сопротивлялись попыткам навязать им безбожие.

Интересный случай произошел в 1926 году в деревне Кикинеиз (сейчас Оползневое) на Южном берегу Крыма. В день праздника Курбан-байрам секретарь сельсовета беседовал с кем-то на антирелигиозную тему. Разговор подслушала жена местного муллы и тотчас же рассказала об этом своему мужу.

Кикинеизский мулла оказался не из робкого десятка – он собрал местный джемаат (религиозное общество) и хотел произвести над секретарём сельсовета самосуд, но тот успел скрыться. На второй день жители деревни вновь собрались, и один из них заставил беглеца под угрозой извиниться перед священнослужителем. В итоге секретарь сельсовета был вынужден просить прощения, стоя на коленях перед муллой.

ИСПОРЧЕННЫЙ КОВЕР 

Как вы поступите, если у кого-то в гостях случайно испортите очень дорогую вещь? Не торопитесь отвечать на этот вопрос, а лучше почитайте историю о бахчисарайском ювелире Абдулмеине-уста, которую рассказала его правнучка, наша читательница Эвелина.

У ювелиров Бахчисарая был свой квартал – Къуюмджи-маале. Там они часто устраивали во дворах своих домов празднества для всего квартала. Как-то раз, в 1930-е годы, такую вечеринку устроил пожилой мастер Бахшиш-уста. Он был известным филигранщиком и владел различными лавками и прочим бизнесом. Дом Бахшиша-уста был наполнен дорогой по тем временам мебелью – он и сейчас стоит в Бахчисарае и ярко выделяется на фоне всех остальных домов. На празднество со своей семьёй пришёл и Абдулмеин-уста. На тот момент он был ещё молод, но жил в достатке, несмотря на крайне тяжёлое время. Вечеринки ювелиров тогда уже сопровождались алкоголем, и в какой-то момент Абдулмеин-уста случайно пролил содержимое своего бокала на безумно дорогой персидский ковёр.

Чтобы возместить ущерб и загладить свою оплошность, Абдулмеин-уста… просто выкупил испорченную вещь у Бахшиша-уста. Этот персидский ковёр размером 3 на 2 метра потом ещё долго лежал на полу в доме мастера и служил игровой площадкой для его детей.

 

Предыдущая Как крымских татар учат «Путина любить»
Следующая Представителя ООН не пустили в крымские тюрьмы

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *