7 человек, которые выучили крымскотатарский язык самостоятельно


Говорят, что родной язык человек впитывает с молоком матери, и если по каким-либо причинам он не говорит на нем будучи взрослым и осознанным, значит он просто его забыл и стоит приложить немного усилий, как он тут же его вспомнит. Сегодняшние собеседники     сделали это и не останавливаются на достигнутом, продолжая совершенствовать свои знания. Предлагаем вам воспользоваться их опытом и ценными советами.

Зера Бекирова, главный редактор газеты «Янъы дюнья» и журнала «Ненкеджан».

«Крымскотатарский язык, точнее его керченский диалект, я знаю с детства. Покойные мать и отец дома разговаривали только по-крымскотатарски, чего требовали и от нас. Отец говорил: «Азбар къапы артында русча, немседже, озьбекче оламы – къайсы тильде истесенъиз лаф этинъиз, эм бек чокъ тиль бильмек керексиз, амма джаным Алла разы болсын эвде тек ана тилинде лакъырды этеджексиз» (За воротами дома можете говорить на русском, немецком, узбекском – любом языке, на котором хотите, и вы должны знать много языков, но дома будете разговаривать только на крымскотатарском языке). Литературный крымскотатарский язык же я выучила с помощью газеты «Ленин байрагъы» (единственная газета, выходившая на крымскотатарском языке в Узбекистане, куда были депортированы большинство крымских татар, –  прим.ред. ). Эту газету никогда не учившийся в школе отец и не знавшая ни одной буквы мама начали выписывать еще до моего рождения. Так, из 96-страничной школьной тетради я сделала себе словарь. Из газеты «Ленин байрагъы» и «Правда Востока», дублировавшей тексты на русском языке, я выписывала неизвестные мне слова. После прочтения повести Шамиля Алядина  «Иблиснинъ зияфетине давет» («Приглашение к дьяволу на пир», –  прим.ред .) мой словарь заполнился:) Оказалось, что неизвестных слов, которых я никогда не слышала, очень много. Я стала постоянно расспрашивать о них  у знающих людей. И до сегодняшнего дня я продолжаю выписывать в свой словарь неизвестные слова.

Наш язык настолько уникален, что нас могут запросто понимать как тюрки и азербайджанцы, носители огузской подгруппы языков, так и казахи и киргизы, чьи языки входят в кипчакскую языковую подгруппу.  Для тех, кто владеет крымскотатарским языком, открыт огромный тюркский мир!»

Наджие Феми, журналистка, издатель, преподаватель кафедры журналистики Крымского инженерно-педагогического университета.

«В школе изучать крымскотатарский язык возможности толком не было. В самом начале 90-х в нашей школе крымских татар было мало. Единственная возможность учить язык в старших классах – факультативные занятия 7-м или 8-м уроком. Причём это одновременно для разных классов и разного уровня владения языком. Ничего тогда с изучением крымскотатарского языка не вышло, короче говоря. К изучению языка я пришла уже после окончания вуза, когда начала работать журналистом. Как учила? Во-первых, наша художественная литература. Всегда много работала, и чтобы успевать читать я ставила будильник на 6 утра и читала час утром перед работой. Наши газеты – «Къырым» и «Янъы дюнья» очень помогли с современной лексикой. Обращалась к помощи наших преподавателей. Не все получалось сразу, конечно . С открытием радио «Мейдан» я погрузилась в национальные песни, учить которые — тоже отличный способ изучения языка. Иногда я сама не понимала, откуда знаю то или иное слово. Мы все знаем свой язык на генетическом уровне. Немного усилий – и вы его обязательно вспомните!»

Мавиле Халил, журналистка, программный директор интернет-издания Crimeantatars.club.

«Мне очень повезло. Я с детства слышала родную речь. Причем разные диалекты: бабушка у меня уркустинская, дедушка – ворунский. (О том, как они вообще ужились, я как-нибудь обязательно расскажу:)) Но, как и все дети, пошла в школу, где родному языку было выделено всего пару часов в неделю. Говорили, конечно, в основном по-русски: и родители, и мы. Совершенно не придавая этому значения. Увы. Это я сейчас уже осознаю, что так нельзя было. Но потом работа в отделе новостей на ATR все расставила на свои места. Каждый журналист должен был переводить свои материалы на крымскотатарский язык. Плюс иногда приходилось выходить в прямой эфир. И это был огромный стресс: то слово забудешь, то в голову придет его антоним, то вообще слово на турецком:) Так и происходил процесс обучения родному языку. Хотя я все же считаю, что мы не учим язык, мы просто его вспоминаем. Потому что язык – это то, что человек впитывает с молоком матери, он течет в наших венах. Поэтому нам нужно просто потратить немного времени, чтобы вспомнить его. И как с изучением любого другого языка, нужна практика. Ровно настолько, насколько можешь и знаешь. Или просто поехать куда-нибудь в Судак:) Мне кажется, самый живой язык в наше время – именно в этом регионе».

Севиля Картакаева, теле- и радиоведущая.

«Родной язык я впитала с молоком матери. С детства в нашем доме никакого другого языка, кроме южнобережного диалекта крымскотатарского, я не слышала. Когда мы с братьями в разговоре между собой использовали слова на русском языке, отец строго говорил: «В этом доме я чужой язык не слышу!» или «Я не понимаю!».  Его слова и сейчас в моей памяти и моей душе. Таким образом, свой родной язык я знаю благодаря своим родителям. Их вклад в это огромен и ценен. Хоть они и покинули этот мир, стоит мне переступить порог дома, мой язык превращается в ялыбойский диалект. В 2005 году я пришла работать на радио «Мейдан». Получившая режиссерское образование Севиля была очень далека от филологии. Оказалось, что мечта работать на радио требует больших усилий и работы над своим языком. Незнакомые слова приходилось выписывать и заучивать. Со словарем я засыпала и просыпалась. Переходить с ялыбойского говора к литературному варианту оказалось довольно сложно, но, хвала Аллаху, с помощью лучших учителей – Шевкета Меметова, Тамилы Абдувелиевой, Ридвана Халилова – получилось овладеть и им. Я точно знаю: каждый человек может выучить родной язык, для этого нужно только одно – желание. Начинайте уже сегодня!»

 

Зенифе Сейдаметова, журналистка, автор и преподаватель онлайн-курсов крымскотатарского языка.

«Огромное желание говорить на родном языке во мне пробудила международная общественная организация «Bizim Qırım». Когда я увидела, что молодежь этой организации так красиво говорит между собой на родном языке, мне захотелось говорить так же. Дома постоянно слышала крымскотатарскую речь, и как многие из нас, понимала всё, но самой говорить было сложно. Я начала выписывать газеты «Къырым» и «Янъы дюнья», читать их от корки до корки, при этом не оставляя словарь. Да, приходилось лезть в словарь за одним и тем же словом по 5-10-15 раз. Но! Мало того, что это помогло мне в некоторой степени усовершенствовать язык, я была в курсе всех важных событий в крымскотатарском мире. Огромную практику дало общение с нашей активной молодёжью на родном языке, кроме того, работа на телеканале ATR редактором новостей (ежедневный перевод на крымскотатарский и выход в эфир на этом языке), затем главным редактором газеты «Хидает» усовершенствовала знания языка».

Эдем Велиляев, историк.

«Когда меня спрашивают о том, как я выучил крымскотатарский, мне становится грустно. Выучивают английский, турецкий, русский или любой другой иностранный язык. Свой родной язык человек может только совершенствовать. Но у нас, к сожалению, так сложилось, что мы именно учим язык. Или, скажем, многим знакома такая ситуация: до 5-6 лет говорил только на крымскотатарском, потом садик, школа, и ты уже русскоязычный. Поэтому, в этом деле очень важна культура владения родным языком в семье. Что касается моего личного опыта, то я начал познавать язык в семье. Потом, садике, школе, конечно, большую часть времени разговаривал на русском. Сознательно стараться говорить на родном языке начал в старших классах. После школы поступил в Киев, где познакомился с членами МОО «Бизим Къырым». Хотя я и считал, что разговариваю хорошо, но, слушая других, стал осознавать, что надо подтягивать язык. Учил слова, писал. Было нелегко сначала, совершал очень много ошибок, но постепенно совершенствовался. Хотя и сейчас я не скажу, что владею языком в совершенстве, скорее наоборот, однако, оглядываясь назад, могу сказать, что я достиг определенного уровня знания языка. Считаю, что в ситуации, когда практически не осталось носителей живого крымскотатарского языка, единственным способом совершенствования знания родного языка является чтение книг, газет журналов. Читать больше классических произведений крымскотатарских писателей, поэтов, выписывать и читать газеты именно на родном языке, у нас их сейчас две: «Янъы Дюнья» и «Къырым», а также литературный журнал «Йылдыз». Ну и, конечно, желание хорошо знать родной язык».

 

Александр Горяинов, кандидат физико-математических наук. 

«С чего все началось? Сейчас уже сложно сказать… Начал интересоваться топонимикой Крыма. Чатыр-Даг, Демирджи, Карасу – что это означает, на каком языке? Помню, выписывал в блокнотик из какого-то путеводителя слова, встречающиеся в топонимах: даг – гора, су – вода и т.д. В начале 90-х дед купил на книжном рынке русско-крымскотатарский разговорник и репринтное издание пособия для школ 1923 года. Что-то почерпнул в них. Дед говорил: «Учи, если интересно. Хуже не будет, а какую-нибудь пользу, может, принесет. Нам с этим народом рядом жить».

Целенаправленно крымскотатарский язык я стал учить году где-то в 2004-м. Сначала по учебнику, а уже когда мог как-то кривенько излагать свои мысли и понимать речь людей, то там уже практика, практика и еще раз практика. То есть слушать и говорить, читать и писать, и чем больше, тем лучше.

Напомним,  предлагал полезную подборку вариантов изучения крымскотатарского языка онлайн.

 

 

Предыдущая На Крым надвигается непогода
Следующая Бастионы Севастополя: батарея Драпушко

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *