«Акции затронули даже самые маленькие города»: как прошли протесты россиян в поддержку Навального


В России подводят итоги прошедших в субботу акций в поддержку Алексея Навального. По данным штабов оппозиционного политика, 23 января на улицы 110 российских городов вышли как минимум 250 тысяч человек. На улицы Москвы, по разным оценкам, вышло от 15 до 50 тысяч человек (по информации МВД, в московских акциях участвовали 5 тысяч человек). Независимые наблюдатели называют митинги 23 января самыми массовыми за последние несколько лет.

По данным «ОВД-Инфо», в Москве были задержаны 1429 человек, а всего по России в полицию попали 3618 участников акций протеста.

После акции 23 января в России начали арестовывать глав и координаторов штабов Навального. Их признают виновными по статье 20.2 КоАП РФ (организация публичного мероприятия без уведомления о проведении, участие в несанкционированном шествии, создание помех движению транспорта). Все обвиняемые получают административные аресты на сроки до 30 суток.

Акция в поддержку Алексея Навального в Барнауле

На акциях 23 января было задержано беспрецедентное количество участников. Полицейские вели себя жестоко, избивали людей дубинками. В Москве людей разгоняли не только на месте проведения акции на Пушкинской площади, но и в других местах, куда переместились протестующие после «зачистки» изначального места сбора. Одной из таких точек стал Цветной бульвар. Митингующие вышли на проезжую часть и закидывали снежками автомобили и автобусы правоохранительных органов. Силовики вытеснили их в сторону Садового кольца, многих задержали.

Актер Григорий Гандлевский также был задержан полицией на Цветном бульваре. Позднее его отпустили. В интервью Радио Свобода Григорий Гандлевский рассказал, почему вышел на акцию в поддержку Навального и ждет ли он перемен в России:

– Задержали меня как-то буднично, ничего специально для этого делать не пришлось. Протокол составили по статье 20.2, часть 5, как и всем, кого задерживали. Это случилось на Цветном бульваре. Там уже просто полиция задерживала всех подряд, оцепляла, била и так далее. Я пришел на Пушкинскую площадь, потому что в нашей стране происходит какая-то огромная несправедливость. И эта несправедливость происходит ежедневно со всеми. Но сейчас у нас на глазах происходит эталонная несправедливость с Алексеем Навальным. Его обязательно нужно поддержать, потому что это может произойти с любым человеком в России. Очевидно, что дальше будет становиться все хуже.

Актер Григорий Гандлевский

– Какие у вас ощущения от субботней акции?

– У меня ощущения самые хорошие. Я очень воодушевлен. Во-первых, мне кажется, что буквальный подсчет «голов» не так важен. Конечно, главное во всем этом – не московская акция, а то, что впервые массовые митинги прошли по всей России и затронули даже самые маленькие города. Там выходили десятки тысяч человек. А то, что мы увидели в Петербурге, вообще невероятно! Спасибо петербуржцам за это. Я думаю, что это произошло, потому что люди в России сталкиваются с огромной несправедливостью каждый день. Их каждый день обижают, каждый день нарушают их права, каждый день совершают какие-то беззакония. Конечно, страна пока не меняется. Но мне кажется, что здесь мы замечательно с двух сторон над этим работаем. С одной стороны, совсем уже ошалевшая власть, которая просто потеряла лицо и творит беззакония. С другой стороны, все больше людей хотят положить этому конец, – говорит один из участников московского митинга актер Григорий Гандлевский.

Митинг 23 января в Челябинске

Профсоюз журналистов и работников СМИ и проект «ОВД-Инфо» выявили уже 52 случая воспрепятствования профессиональной деятельности журналистов на акциях протеста 23 января. Задержания журналистов произошли как минимум в 17 городах: в Санкт-Петербурге, Хабаровске, Москве, Махачкале, Пскове, Ставрополе, Курске, Самаре, Уфе, Воронеже, Новосибирске, Владивостоке, Казани, Благовещенске, Красноярске, Чебоксарах, Ярославле.

Отмечается, что все задержанные и пострадавшие от действий полиции журналисты были в специальных жилетах или нарукавниках с надписью «Пресса», у всех были с собой удостоверения.

Журналист AvtozakLive Никита Ступин пожаловался на то, что его ударили электрошокером. В Санкт-Петербурге при задержании был избит корреспондент «Эха Москвы в Санкт-Петербурге» Арсений Веснин.

В Москве во время разгона протестующих на Пушкинской площади силовики ударили дубинкой по голове спецкора «Новой газеты» 23-летнюю Елизавету Кирпанову и разбили дубинкой объектив фотоаппарата корреспондентки издания Виктории Одиссоновой.

Об этом Елизавета Кирпанова рассказала в интервью Радио Свобода:

– Я сразу оговорюсь, что была в ярко-желтой жилетке с надписью «пресса». На мне был бейдж с именем и должностью. Помимо всего прочего, у меня было еще и редакционное задание, в котором говорилось, что я журналист и сегодня буду на Пушкинской площади освещать акцию протеста. Около 14:15–14:20 я стояла в центре площади. Я тогда даже ничего особо не снимала, потому что никаких активных действий не было. И вдруг слышу сзади меня со стороны дороги, где стояли автозаки и полицейские, шум. Я повернулась, и там началась, видимо, какая-то стычка. Я ее не видела, но по звукам было такое ощущение. И толпа вместе со мной кинулась в ту сторону, в сторону омоновцев. Ну, естественно, меня тоже туда понесло, потому что мы там все очень близко стояли. В итоге я сама не знаю как, но очень быстро оказалась в таком полукруге. Люди выстроились в полукруг, а в центре были полицейскими с дубинками. Там было еще несколько журналистов. Я попыталась уйти к толпе, чтобы пройти внутрь и не быть прямо перед полицейскими, потому что мне было страшно. Я боялась, что меня ударят. Но толпа пошла вперед, меня оттеснили прямо на первую линию. И дальше все как в тумане произошло. Передо мной стоял мой коллега Георгий Марков, фотограф. Он встал передо мной. И тут полицейские начали активно бить людей.

https://www.facebook.com/novgaz/videos/244724083969088/

Георгий меня защищал, но мне все равно прилетело – меня ударили по голове. Сразу же появилась большая шишка, пошла кровь. Я только потом увидела, я сразу не поняла, что идет кровь. Толпа начала волноваться, ее очень сильно теснили. И нас повалили вниз. Подо мной были вроде какие-то парень и девушка, потом я, сверху меня еще кто-то – я не знаю, сколько там человек было сверху. Я просто плохо помню, что было потом дальше, потому что мне было очень тяжело дышать. Я кричала: «Помогите! Я не могу дышать!» А Георгий рассказывал, что он меня прикрыл сверху, и его полицейские били по спине, по телу. Ударов пять, по его словам, которые предназначались мне, попали на него. Ему за это огромное спасибо. Если бы он меня не прикрыл, мне бы, наверное, досталось сильнее.

– Как вы себя сейчас чувствуете? Обращались ли вы к врачам? Собираетесь обращаться в правоохранительные органы по факту того, что вас избили представители правоохранительных органов?

– Я разговаривала со своим редактором Дмитрием Муратовым. Он сказал, что, конечно же, это не останется просто так, подключатся адвокаты и, скорее всего, мы будем подавать какую-то жалобу. Что касается моего состояния – я была в травмпункте. Слава богу, никакого сотрясения нет. Мне сделали рентген – просто ушиб. Но голова болит, и когда поворачиваю или наклоняюсь вниз – становится очень больно, а так терпимо. Но ни тошноты, ни головокруженья вроде бы нет.

– Что вы думаете о субботней акции?

– Вначале я планировала пойти на нее просто как участница. А потом мне сказали, что рук может не хватить, и поэтому меня попросили выйти как журналиста. Если бы меня не попросили, я бы там была как обычный человек. Я хотела выразить свой гражданский протест тому, что происходит с Навальным и может произойти с каждым из нас. Навальный на виду, про него все пишут, и все равно с ним происходят такие ужасные вещи – его отравили, несправедливо отправили под арест. Об этом говорят – и не только российские СМИ, но и зарубежные, и все равно это происходит. А что происходит с другими людьми, которые не так известны, как Навальный? Многие люди незаконно осуждены. Силовики могут сделать с человеком все, что угодно – законно это или незаконно. Я хотела выйти именно за свободу не только Навального, но и за свободу всех нас от полицейского и государственного произвола, – рассказала журналист «Новой газеты» Елизавета Кирпанова.

По разным оценкам, в московской акции 23 января приняли участие от 10 до 50 тысяч человек. Это данные директора Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Ивана Жданова, которые он сообщил изданию «Проект». По информации агентства Reuters, в акции в Москве приняли участие 40 тысяч человек. Координатор проекта «Белый счетчик» Дмитрий Нестеров заявлял о 15 тысяч митингующих только на Пушкинской площади столицы, а всего за все время митинга в центре Москвы, по его словам, насчитывалось больше 20 тысяч участников.

В интервью Радио Свобода Дмитрий Нестеров подчеркнул, что информация о 10–15 тысячах участников – это его личная оценка, а не данные проекта «Белый счетчик»:

– Мы в контакте с коллегами из «Белого счетчика», но это мои личные оценки. «Белый счетчик» не проводил официального подсчета в субботу, потому что наши методики к несанкционированным митингам не применимы. Оценка количества участников таких акций, которых невозможно посчитать точно, очень зависит от методики. Я пытался этому научиться с тех пор, как мы наблюдаем митинги с 2013 года. Есть некоторая неофициальная методика с перекрестными сравнениями, с тем, что мы можем посчитать, с тем, что можем потом пересчитать по обзорным фотографиям. Плюс некая интуиция, когда ты обходишь, смотришь площадь, занимаемую людьми, плотность и потом сравниваешь с известными подсчетами по этой площади. Вот из этой методики, когда мы обходим эти скопления людей и сравниваем с данными предыдущих акций, получается, что на Пушкинской и в окрестностях было от 10 до 15 тысяч человек. Это получается максимальная несанкционированная акция в Москве, начиная с начала более-менее систематического наблюдения с 13-го года.

– В принципе, это неплохой результат?

– По сравнению с регионами – это плохой результат, по сравнению с пессимистическими ожиданиями – это хороший результат, то есть Москва не подвела. До этого самая большая несанкционированная акция наблюдалась 27 июля 2019 года, после недопуска на выборы независимых кандидатов, после силовых действий властей, вызвавших возмущение. И вот тогда, 27 июля, по таким же оценкам пришло где-то от 8 до 15 тысяч человек, но тогда больше рассеивали толпу, в отличие от субботы. Но все равно на мой личный взгляд, тогда вышло чуть-чуть меньше людей, чем сейчас. Сейчас поставлен новый рекорд. Другое дело, что мы не можем дать этой акции точную оценку.

Дмитрий Нестеров

– Что вы думаете об организации акции?

– Я смотрю не только на количество людей, я еще обращаю внимание на возрастной состав – молодые, старые, новые, не новые, как себя ведут. Иногда перекинешься с кем-то парой слов. Дело в том, что Москва – это регион, перекормленный митингами за последние 8 лет. И я видел достаточно серьезное недовольство среди традиционной аудитории и даже, что меня удивило, среди молодежи. Есть ворчание о том, что нас позвали, а что нам дальше делать? Вот мы стоим, мы вроде бы своим присутствием что-то показали, хотя не очень понятно – кому и что. А что делать дальше, через полчаса, через час? Нам куда-то надо идти или не надо? Вот эта неопределенность людей частично угнетает. И это в некотором смысле минус и демотиватор для последующих участий в этих акциях. Есть вот такие претензии к организаторам. Это претензии, характерные для Москвы. Потому что здесь были акции с лучшей организацией. Лозунг «За Навального!» эмоционально понятен и одобряется присутствующими, но у людей нет ответа на вопрос, каковы политические последствия нашего здесь присутствия и каков должен быть наш следующий шаг? Многих это немножко демотивирует, и это надо принять во внимание, – полагает Дмитрий Нестеров.

Руководитель сети региональных штабов Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) Леонид Волков в прямом эфире «Навальный Live» заявил о планах провести новые акции протеста в следующие выходные. По его словам, штабы, несмотря на аресты, покажут, как они умеют «самоорганизовываться» и «перегруппировываться». По словам Волкова, штаб ФБК призывает людей прийти и на суд 2 февраля, чтобы там потребовать освобождения Навального.

Второго февраля Симоновский суд Москвы будет рассматривать ходатайство ФСИН о замене Навальному условного срока на реальный – 3,5 года исправительной колонии. По версии ведомства, оппозиционер нарушил правила условного осуждения по делу «Ив Роше», не отметившись в российской инспекции после того, как его выписали из немецкой клиники.

Предыдущая Правозащитница Александра Матвийчук заявила о создании сети международной солидарности юристов
Следующая Среднегодовая температура в Крыму за 10 лет выросла на 1,1 градуса

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *