Алексей Ладин: «Национальность – отягчающее обстоятельство в деле Исмаила Рамазанова»


Утром 23 января 2018 года российские силовики пришли с обыском в дом крымского татарина Исмаила Рамазанова, жителя села Новый Мир Симферопольского района. После этого Исмаил Рамазанов оказался в СИЗО по обвинению в возбуждении ненависти и вражды в интернете. Следствие приписывает Рамазанову высказывания в запрещенной на территории России интернет-рации Zello.

Об этом уголовном деле говорили в программе «Право на свободу» на Радио с адвокатом Исмаила Рамазанова , членом международной правозащитной группы «Агора» Алексеем Ладиным .

– Исмаилу Рамазанову следствие приписывает некие высказывания в запрещенной в России интернет-рации Zello. Какие это конкретно высказывания? Каким образом следствие получило эти данные?

– Да, действительно, сотрудниками ФСБ были зафиксированы определенные высказывания. То, что это высказывания Исмаила Рамазанова, еще, конечно же, не доказано. Тем не менее, исходя из тех материалов дела, с которыми защита уже ознакомилась, знаем, что администратор чата в интернет-рации Zello помог сотрудникам ФСБ зафиксировать определенные высказывания и предоставил их следствию.

– Это публичный чат? Какое количество в нем участников?

– Дело в том, что изначально, когда формулировалось подозрение в совершении Исмаилом Рамазановым преступления, этот чат называли публичным. А в настоящий момент слово «публичный» исчезло, и следствие называет это просто чатом. Исмаил Рамазанов не признает, что он допустил высказывания, которые ему предъявляют. Поэтому мы не можем сказать, о каком чате идет речь.

– На чем основывается обвинение? Почему оно квалифицировало именно эти высказывания как запрещенные?

– Обвинение по такой категории статей основывается стандартно на заключении экспертов-лингвистов. Экспертов-лингвистов ФСБ и Минюста. В своем подавляющем большинстве эти эксперты делают заключение такое, которое выгодно органам предварительного следствия.

– Давно ли Zello запрещена в России? Есть ли подобные дела в вашей практике или в российской в целом? Много ли их? Есть ли уже приговоры по аналогичным делам?

– Не могу сказать, не помню просто сейчас, как давно запретили Zello. Хочу сказать, что в Крыму, и в моей практике в частности, в отношении интернет-рации Zello такое уголовное дело первое. Но на самом деле не имеет принципиального значения, где именно в интернете сотрудниками ФСБ или Следственного комитета обнаружены какие-то сакраментальные фразы, высказывания, записи либо видео. Это общий тренд, направленный на цензуру в интернете. И если говорить относительно дела Исмаила Рамазанова, то я полагаю, это мое личное мнение, что это общий тренд здесь в Крыму, направленный на притеснение крымских татар.

Алексей Ладин

– В чем особенность дела Рамазанова?

– Другие уголовные дела возбуждались в отношении гражданских активистов крымских татар, которые публично заявляли о своей позиции, о своем неприятии методов, которые использует власть. А то, что касается Исмаила Рамазанова, он не был публичной фигурой и, как я уже говорил, по моему мнению, в этом деле отягчающим обстоятельством является именно его национальность. Потому что если говорить о моей практике, то статья 282 о возбуждении вражды и ненависти, относится к преступлениям категории средней тяжести. Максимальное наказание до 5 лет лишения свободы. И, исходя из общей уголовной практики в России, лицам, ранее не судимым, на предварительном следствии избирается мера пресечения в виде подписки о невыезде, или, в крайнем случае, домашний арест. Здесь же сразу была выбрана мера пресечения в виде содержания под стражей. И она продлевается уже на протяжении нескольких месяцев, без каких либо на то оснований.

– На первом суде по избранию меры пресечения Рамазанов говорил, что в течение дня после задержания в отношении него применялась физическая сила со стороны сотрудников ФСБ и даже указал на того сотрудника, который его избивал. Вы планировали подать жалобы по этому факту. Какова судьба этих жалоб? Были ли они поданы, есть ли ответы?

– Хочу напомнить, что на этом суде по избранию меры пресечения Исмаил был настолько избит, что ему даже было тяжело подниматься. В связи с этим судья удовлетворил ходатайство защиты, чтоб Рамазанов мог давать свои показания сидя. Но при этом суд отказал в вызове скорой помощи. Исмаилу была проведена судебно-медицинская экспертиза сразу после допроса у следователя. То есть после избиения он был допрошен, из него выбивались признательные показания, потом была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая зафиксировала телесные повреждения и после этого его продолжили избивать.

Защита подавала заявления о привлечении к уголовной ответственности сотрудника правоохранительных органов (предположительно сотрудника ФСБ), который был в маске и в служебном автомобиле избивал Исмаила. Стандартно – в возбуждении уголовного дела было отказано. Но отказано было 21 февраля, а защита об этом узнала в середине апреля. Сразу была подана жалоба в военный гарнизонный суд в Симферополе о том, чтобы это незаконное постановление отменить.

24 апреля судья Крымского гарнизонного суда отказал в принятии жалобы, мотивируя тем, что в тот же день, 24 апреля, руководитель Следственного комитета отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела как преждевременного и необоснованного. То есть для меня это никакое не совпадение: защита подает жалобу на незаконное постановление, а руководство Следственного отдела задним числом отменяет постановление о возбуждении уголовного дела для того, чтобы этого не сделал суд. В настоящий момент проводится дополнительная проверка. Мы будем ждать ее результатов, после чего, если будет отказано, будем продолжать добиваться справедливости.

– Как часто ли вам удается видеться с подзащитным? И каково состояние его здоровья сейчас?

– 3 мая 2018 года в Верховном суде Крыма по видеоконференцсвязи я разговаривал с Исмаилом. Это было заседание по обжалованию одного из незаконных постановлений следствия. Суд снова отказал в удовлетворении жалобы, производство по делу прекратил, мотивировочную часть этого постановления мы не видели еще. Дальше будем разбираться. Что касается здоровья Исмаила: он жаловался на боли в почках, сказал, что это последствия того самого избиения в день задержания. У него опухают ноги.

– Оказывают ли ему медицинскую помощь в СИЗО?

– Я ему рекомендовал писать заявления с обращением за медицинской помощью. Причем писать каждый день. И я со своей стороны также направил заявление об оказании медицинской помощи. На этой неделе я планирую пойти в Следственный изолятор и выяснить у Исмаила, оказывалась ему помощь или нет, был ли на приеме у врача, поставлен ли диагноз, и буду продолжать контролировать эту ситуацию, добиваться, чтобы ему все-таки оказали медицинскую помощь, если такова еще не оказана.

– Каковы ваши прогнозы, долго ли еще продлится следствие и когда можно ожидать начала судебного процесса?

– Если говорить о следствии, то я бы употребил эпитет «безобразное». С момента задержания Исмаила с ним не проведено ни одного следственного действия. Единственное что было – ему предъявили обвинение, и то незаконно, с участием защитника по назначению. Хотя следователь знал, что у него есть защитник по соглашению. Прошло уже несколько месяцев. В ходе продления сроков содержания под стражей мы узнавали о том, что назначены различные экспертизы. 16 марта на одном из таких заседаний мы узнали, что заключения экспертов уже готовы. Однако следствие абсолютно игнорирует наши права, не знакомит нас ни с постановлениями, ни с заключениями, ни с другими документами, на ознакомление с которыми мы имеем право. Поэтому, учитывая «расторопность» предварительного следствия, я даже не могу прогнозировать, когда оно будет окончено. Потому что, на мой взгляд, оно фактически еще и не начиналось. По крайней мере, для нас.

Справка: 23 января в Новом Мире российские силовики обыскали дом крымского татарина Исмаила Рамазанова, которому предъявили обвинение в пропаганде экстремизма. Позже суд арестовал задержанного.

18 апреля подконтрольный Кремлю Симферопольский районный суд продлил арест подозреваемому в экстремистских высказываниях Исмаилу Рамазанову до 18 мая.

5 мая руководитель российского военного следственного отдела отменил решение следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по факту избиения сотрудниками ФСБ России Исмаила Рамазанова, избитого во время задержания в январе 2018 года. По факту избиения Рамазанова сотрудниками ФСБ должна быть проведена дополнительная проверка, по результатам которой будет приниматься решение о возбуждении уголовного дела.

После аннексии в Крыму фактические российские власти практикуют массовые обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского Национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

Предыдущая Владимир Балух: Балансирование на «нулевой отметке»
Следующая Алексей Ладин: «Национальность – отягчающее обстоятельство в деле Исмаила Рамазанова»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − 17 =