Анатолий Стреляный: Верю безбожнику


В чем особенность всех русских верноподданнических политико-экономических программ, попадающих на Стол №1? Они заведомо неисполнимы с точки зрения самого хозяина этого стола. Толики здравого смысла, которой он наверняка обладает, вполне достаточно, чтобы увидеть, что все замахи этих людей, от Глазьева до Кудрина, пустые, хотя направления противоположны. Каждый их труд начинается, перебивается или заканчивается одним предупреждением: для успеха нужно кардинально улучшить управление всем и вся, а значит, потребуется человеческий материал нового качества. «И где я вам возьму его, этот материал? Рожу?» – спрашивает Хозяин Стола, закрывая совещание. «Их, конечно, не родишь, но можно и нужно тщательнее подбирать, воспитывать, ставить перед ними задачи, требовать», – осмелев от обиды, говорят, расходясь, Глазьевы-Кудрины. «И сколько вы мне на это даете?» – интересуется он вдогонку. «Ну, полгода-год». – «Сколько-сколько?!». – «Ну, два-три. Больше времени у страны нет».

«Вон!»– закричал бы я на его месте. Почему они, при всей своей учености, не понимают того, что понимает Хозяин Стола? Потому что ни за что не отвечают. И потому что – увлеченность творческих натур. Если я, автор, просто млею над продуктом своего ума и вдохновенья, то как могут другие не разделить моего чувства? Если я так ясно вижу пригрезившийся мне хозяйственно-политический механизм, то как его можете не видеть вы, Владимир Владимирович, которому столько дано природой и людьми?! Наконец, сам жанр прожекта требует, чтобы были указаны условия, при которых возможна удача. И первейшим условием должны быть названы кадры, ибо они, как гениально заметил товарищ Сталин, решают все.

Но что касается положения дел, то слушайте-читайте не тех, кто отрицает путинизм на корню, а тех, кто, как упомянутые, преданы ему душой и телом, только хотят довести его, каждый на свой лад, до совершенства. Уж если им сегодняшние московские погоды напоминают петербургские столетней давности, то я этим господам поверю скорее, чем диссиденту, говорящему, впрочем, то же самое. Если их тоску выражает сам патриарх, умоляющий интеллигенцию не делать революции, как будто она, русская интеллигенция, все еще существует и что-то может, то этому безбожнику я поверю быстрее, чем истинно православной Сивилле из заволжской пустыньки, хотя и она говорит то же самое.

Итак, вот оно, положение русских дел, как они его рисуют. Самые большие деньги не желают и не умеют умножаться по правилам прозрачного рынка. Сорвать очередной куш подкупом и/или силой и улизнуть за кордон – это все, что им по уму. Не хотят, оставаясь в стране, создавать, как некогда воротилы-старообрядцы, ее подлинное достояние. Попытка простой угрозой повернуть их лицом к Родине провалилась. Единственное, что удалось, – чуть меньше спешат с передачей нажитого наследникам. Между тем Запад и Восток ставят Россию в такое положение, что или напрячься и явить Русское экономическое чудо, или рассыпаться. Охваченные тревогой доброхоты считают, что Кремлю и крупному бизнесу, как они его называют, надо срочно договариваться. Кремлю (употребляется и слово «государство») не должно быть безразлично, кому достанутся самые большие и вкусные куски после ухода их владельцев в мир иной. То, что Господь не торопится призывать их к себе, – беда, поскольку они круглые нули в новых условиях, требующих работников, а не рвачей. Все, и в первую очередь так называемые государственные компании, должны, мол, начать по-настоящему зарабатывать, а не хапать привилегии. К власти и к общему достоянию тянется поросль, окрепшая за последние годы. Не учитывать ее притязания тоже нельзя, а это значит обделять героев 90-х. Напряжение нешуточное. Разрешиться оно может или междусобойчиком, в который втянутся миллионы, или утверждением такого порядка, при котором любая должность, судейская – в первую очередь, перестанет приносить нетрудовые доходы.

Такую картину рисуют, напомним, не враги, а друзья путинизма. Разных мастей, но друзья. Под этим заключением подписываются и демократы, тоже всех мастей. Разнятся только представления о «путях выхода». Помыслы путинистов сосредоточены на государстве, то есть на руководящем чиновничестве. Оно, по их мнению, должно решать все мало-мальски существенное. В первую очередь – что и где строить, какие отрасли развивать, на что нацеливать образование, культуру, идеологию.

На победу над Западом, вестимо. Ему, государству, должно подчиняться предпринимательство. Пусть это будет в порядке патриотического согласия, сколь угодно теплого, но чья ведущая роль – вне обсуждения. Эту утопию некоторые называют НЭПом в память о ленинской «новой экономической политике»: командные высоты в экономике за государством, мелочевка у частника. Демократы не хотят ни такого устройства, ни его нацеленности против Запада. Самые трезвые из них к тому же уверены, что залогом благотворных перемен должен быть возврат Крыма, уход из Донбасса и отстранение от власти нынешних хозяев жизни снизу доверху.

Обе компании, что путинистов-реформаторов, что демократов, остаются в малом меньшинстве. Но каждая из них по-своему свидетельствует о большой, поистине исторической, неприятности, нависшей над русским крупным капиталом, по определению воровским и потому бесплодным. «Кто не хочет сам сажать своих олигархов, будет смотреть, как их сажают другие». Это сказано о недавно схваченном во Франции богатейшем путинисте. Хотите знать, кем сказано? Да путинистом же, известным профессором-крымнашистом!

Анатолий Стреляный , писатель и публицист, ведущий программы Радио Свобода «Ваши письма»

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Россия колонизирует Крым своими гражданами и выдавливает украинцев – Прокуратура АРК
Следующая Американские эксперты рассказали о ядерной угрозе из Крыма

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *