«Арестуй или проиграешь» – соцсети о выборах в Мосгордуму


Продолжается битва за Мосгордуму, и уходящая неделя была очень богата событиями. Группа независимых кандидатов добилась встречи с глава Центризбиркома России Эллой Памфиловой, но разговор в целом не задался.

Николай Руденский:

«Памфилова также добавила, что незарегистрированными кандидатов на самом деле хочет видеть не власть, а политик Алексей Навальный. «Это его цель, задача: чем хуже, тем лучше», – сказала глава ЦИК».
Ну, если власть на самом деле хочет видеть всех кандидатов зарегистрированными, она может всех зарегистрировать и тем посрамить коварного Навального. Но, наверное, это было бы слишком просто.

Кирилл Шулика:

На самом деле Памфилова на встрече с независимыми кандидатами в депутаты Мосгордумы выглядела очень жалко. Да и по-хорошему ее действительно жаль. Пожилая женщина с политической биографией вынуждена нести такую же чушь, как авторы методичек для блогеров. А ведь это глава ЦИК! Но если Чуров мог позвонить Путину и спросить решение, которые ему и озвучивалось, часто вопреки мнению политических демиургов, то Памфилова звонит в лучшем случае Кириенко, а он ей отвечает «Оставайтесь на линии, ваш звонок очень важен для нас».

Поэтому она вынуждена тянуть время и нести всякую ересь, как старый таксист. Путин вот про червяков говорил, а Памфилова про пауков. Там вообще если вслушаться совершенно бессмысленный набор фраз, большая часть из которых вообще не имеет отношения к выборам.

Алексей Навальный:

Три с половиной часа шла встреча главы ЦИК Эллы Памфиловой с кандидатами, чьи подписи сочли поддельными. Итог встречи в переводе на человеческий язык: Элла Памфилова тянет время и решения о регистрации кандидатов будут приняты, исходя из численности субботнего митинга у мэрии.

Любовь Соболь еще в четверг приехала в Мосгоризбирком, добиваясь новой встречи с Памфиловой и пытаясь передать ей независимую почерковедческую экспертизу.

В результате отказавшуюся уходить Соболь вынесли из здания на диване.

Любовь Соболь:

Сначала меня вынесли на диване из Мосгоризбиркома, а затем грубо задержали и доставили в ОВД Тверского района.

Там меня сначала долго «мотали» по кабинетам, зная, что я на 13 дне голодовки. А потом просто составили какое-то объяснение от моего имени.

Что важно:

1. Все это время в ОВД не пускали моего адвоката. Чем грубо нарушали мое право на защиту
2. Объяснение я фактически не давала, вместо меня бумагу составил не представившийся мне сотрудник в другом кабинете.
3. Несмотря на мои многочисленные просьбы, мне не дали с этим «объяснением» ознакомится. Полиция просто пригласила понятых, которые подписали его вместо меня.
4. Объяснение брал оперуполномоченный. Значит, это не административное дело.

Достоин упоминания комментарий , который по этому поводу дал член Мосгоризбиркома Дмитрий Реут:

Наша охрана, она вынесла не Соболь, она вынесла диван, чтобы паразитов вытряхнуть, клопов и прочих. Ее не трогали пальцем. Она сидела на диване, а диван вынесли. А уж куда ее дальше отправила полиция, я не знаю.

Прозвучало это отвратительно и, возможно, именно поэтому комментарий появился только в одном из телеграм-каналов РИА «Новости», на официальные ресурсы агентства не попал.

Алексей Венедиктов:

Оказывается, в Мосгоризбиркоме полно паразитов и клопов???!

Как же так, Валентин Павлович? Как Вы там, бедный, в такой антисанитарии?….

С кем же Вы работаете……

Олег Сальманов:

Паразит и клоп Реут, получающий зарплату из наших налогов

Лада Юрьева:

Господи, какой сюр. Ионеско и Кафка дети рядом с Реутом! (но как Кафка узнал?!)

Глеб Черкасов:

До чего довели Горбунов и члены мгик здание мосгоризбиркома –​ клопы, запечные тараканы, гнид небось наловить можно.
И это учреждение, претендующее на звание передового избирательного заведения

Никита Могутин:

Когда член Московской избирательной комиссии Дмитрий Реут произносит фразу про диван, который вынесли, чтобы вытряхнуть клопов и паразитов, – он же совсем не считает себя самого паразитом. Если подойти к Реуту, взять его за пуговицу пиджака и спросить: «Чу, братец, а чой-то ты делаешь?», он, сразу же надувшись, ответит: «Важное!». Но надо же узнать и ты уточнишь: «А что, прям самое важное-важное?» И Дмитрий уверенно скажет: «Да».

Надо очень четко понимать, что большая часть этих людей – совсем не жулики и не воры. Они не мошенники и не преступники, часть из них искренне верит в то, что они делают, можно и так это назвать – давно живут в состоянии стокгольмского синдрома. Система обещает стабильность, зарплату и комфорт, а там, на улице, под дверьми Мосгоризбиркома, какая-то мутная горланящая толпа. И, может быть, на выходных, выпив лишнего, Дмитрий, опустит голос до совсем уж неслышного шепота, закатит глаза и скажет друзьям: «Да вы даже не все знаете, а вон в прошлом году..». И замолчит, сам вдруг испугавшись пьяной смелости. И толпы – под окнами Мосгоризбиркома.

Павел Чиков:

Направил обращение в Управление Роспотребнадзора по Москве

Сегодня, 26 июля 2019 года, в СМИ распространилась информация о наличии в здании и помещениях Мосгоризбиркома клопов и прочих паразитов. В частности, член комиссии Дмитрий Реут заявил (цитата по РИА Новости): «Наша охрана … вынесла диван, чтобы паразитов вытряхнуть, клопов и прочих».

Согласно п.2.1 Санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 3.2.3215-14 «Профилактика паразитарных болезней на территории Российской Федерации», в целях предупреждения возникновения и распространения паразитарных болезней должны своевременно и в полном объеме проводиться санитарно-противоэпидемические мероприятия, в том числе мероприятия по осуществлению производственного контроля, по проведению медицинских осмотров и гигиеническому воспитанию.

В настоящее время в Москве проходят выборы в Мосгордуму. Городская избирательная комиссия принимает большое количество посетителей, распространение паразитов представляет существенную угрозу здоровью.

В связи с изложенным выше прошу провести проверку наличия паразитов в здании Мосгоризбиркома по адресу 125009, г. Москва, ул. Моховая, д.11, стр.8, а также медосмотр сотрудников, прежде всего охраны и члена комиссии Дмитрия Реута.

А в общем, власть пошла на упорствующих кандидатов и их сторонников в силовую атаку. Арест Алексея Навального, аресты еще нескольких активистов, ночные обыски и вызовы на допросы – вот основные события среды, да и всей недели.

Иван Жданов:

Ночные обыски и допросы, вы думали они ушли вместе с Лаврентием Павловичем? Ха-ха. Как вам такое в 2019м?

Награда за лучший вопрос от следователя достается вопросу: когда и почему вы решили выдвинуться кандидатом в Московскую городскую думу? Очень важный вопрос.
Даже не стесняются, а прямо связывают эти ночные обыски и допросы с тем, что мы кандидаты.

В общем, как говаривали классики, «когда вы пошли в политику, вы знали на что шли» (Э. А. Памфилова).

Кирилл Рогов:

После долгих споров в мэрии и Кремле предвыборную кампанию решено было проводить под лозунгом «арестуй или проиграешь»

Евгений Бунимович:

Мало того, что власти отказали в регистрации многим неугодным кандидатам, теперь они хотят запугать несогласных с этим произволом и нейтрализовать организаторов протестных акций.

Я, Евгений Бунимович, выражаю поддержку всем, кого коснулась эта репрессивная волна. И обращаюсь к своим коллегам-правозащитникам, в том числе к уполномоченным по правам человека, к Совету по правам человека при президенте России и лично к председателю ЦИК Элле Памфиловой, которая в прошлом тоже была моей коллегой и работала на посту Уполномоченного по правам человека: необходимо немедленно вмешаться, остановить произвол и защитить право москвичей на свободный выбор.

Какой будет Московская городская Дума и сама Москва –​ должно решаться на избирательном, а не в полицейском участке.

Дмитрий Гудков:

Главное: после массовых обысков и арестов выборы кончились. Уже неважно, что там будет в избиркомах: этот институт при Путине умер. Последняя призрачная возможность легального участия в политике исчезла.

Дарья Митина:

Не знаю, у кого там бомбануло, но кому-то понадобилось не просто самому встать на путь преступления, но и подвести под него кучу людей. Грустно, девицы.

Николай Травкин:

СТРАШНЫЙ СОН.
… В следующую ночь взяли Венедиктова с Ремчуковым. Элла Александровна продолжала твердить, что у ЦИК нет полномочий и Путину не все докладывают. Через день взяли и ее. Песков на вопросы журналистов сказал, что суд разберется. Ночью взяли Пескова…

Олег Пшеничный:

Независимые кандидаты используют все варианты борьбы за конституционные права: апелляции, переговоры, пикеты, право на собрания и свободу слова.

Хунта в ответ тоже применяет все методы: дезинформацию, подлог, отвлекающие переговоры, незаконные задержания и аресты, угрозу уголовным делом, полицейские дубинки.

Карты на столе, как говорится.

Илья Яшин:

Вдумайтесь: люди всего лишь пытаются поучаствовать в городских выборах. В ответ –​ угрозы, аресты, уголовные дела, допросы, обыски. Это власть каких-то безумных параноиков.

Мария-Луиза Тирмастэ:

И конечно возникает мысль, а что будет дальше, если такой террор на региональных выборах. Где ничто не угрожают упырю всея страны. Они хотят уничтожить страну. И так везде разруха и тлен.

Николай Рыбаков:

Власть, которая вместо выборов проводит обыски и возбуждает уголовные дела –​только злит людей и провоцирует бунт. Власть временщиков, которых не интересует, что будет после них. Они думали, что это «после» никогда не наступит. А «после» уже на пороге.

Все, что сейчас происходит в Москве, является антиконституционным удержанием власти.
Уверен, что все происходит с ведома и по согласию мэра Москвы Сергея Собянина и президента России Владимира Путина. За несколько дней формировавшийся годами имидж просвещенного мэра-урбаниста сведен к образу обычного латиноамериканского диктатора.

Дмитрий Алексеев:

Вместо представительства на Думе, городской средний класс в Москве получает аресты, обыски и допросы. Это очень плохой сценарий. Тем более что столица является примером для всей страны. Парламент, это не место всеобщего бездумного одобрямса, а площадка для согласования интересов и выработки сбалансированных решений. Для этого, там должно быть представительство разных слоев общества. Недопуск на выборы, это еще один способ разрушения системы госуправления в России.
Возможно кому-то кажется, что силовые действия позволят получить таки желаемый результат, но на деле это все ведет просто к делегитимизации органов государственной власти. Само по себе насилие не может быть источником власти. Власть не может существовать без признания со стороны общества.

Алексей Табалов:

Ну а что вы хотите? Вы все еще в здравом уме полагаете, что это путинско-собянинское вурдалачье племя просто так сдаст власть? Ни в ближайшей ни в среднесрочной перспективе этого не будет. Хотите честные выборы и независимый суд? Придется с мясом и кровью вырывать их из глоток этих людоедов.

Екатерина Шульман:

От себя добавлю, что раз такая обстановка напряженная, может, выборы осенью и вовсе отменить? В качестве, так сказать, высшей меры защиты избирательных прав граждан. А иначе силовой сценарий от несилового ничем сюжетно не отличается: что тот не предполагал регистрации никаких кандидатов, что этот.

Екатерина Курбангалеева:

Зачем надо было нанимать технологов и тратить бабло, когда можно было под различными предлогами в разное время повязать неугодных, не доводя все до цугундера. И дело с концом. Да и выборы зачем? Блажь какая… Лозунг этого сезона: «Выборы здесь неуместны».

Александр Кынев:

Понимают ли те, кто принял решение о переводе выборов в силовую фазу, что они натворили? Это тот самый случай, когда электоральный авторитаризм перестает быть электоральным, то есть перестает опираться в какой-либо форме на мнение населения. Это просто насилие, гопники у подъезда

Подчас осуждение происходящего звучит и от вполне лояльных власти фигур.

Тина Канделаки:

Расследуя вмешательство в избирательный процесс, наши правоохранители сами становятся его частью, хотя единственно верное решение – быть над схваткой политиков, обеспечивая законность и общественный порядок.

Я безусловный противник несогласованных уличных акций, но противодействие нарушителям общественного порядка должно быть соразмерно степени нарушения. Когда же административный проступок переводится в плоскость уголовного преследования, трагифарс становится полноценной трагедией.

По-моему, настало время для перемен в сознании наших силовиков. Время новой точности (не сказать «изящества») в принятии ими решений, за которыми наблюдаем все мы.

Более привычная защищающая риторика – например, вот.

Олег Лурье:

Вот поднялся большой шум по поводу обысков и вызовов на допросы недокандидатов и им сочувствующих. Гудковы, Соболь, Яшин, Жданов, Навальный, Янкаускас и прочие зависли в напряжении, сильно переживают из-за возбуждения уголовного дела по части 2-й статьи 141 УК России «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий, совершенное группой лиц по предварительному сговору», предусматривающей до пяти лет лишения свободы. Крику-то, крику! Невинные овечки, воюющие за правду, оказались в жерновах «кровавого режима»! Ой! А на самом деле все оказывается несколько иначе. Даже совсем иначе.
В реальности же «независимые кандидаты» в Мосгордуму, провалившие сбор подписей оппозиционеры и их сторонники инициировали травлю сотрудников избирательных комиссий.
В социальных сетях и под видеороликами выдвиженцев Навального в МГД размещены десятки угроз в адрес представителей избиркомов. Фотографии председателя ЦИК России Эллы Памфиловой публикуются вместе с изображением гильотины и лозунгом «люстрации». В адрес главы комиссии адепты Навального допускают также и матерную брань…

Все предельно ясно – будут сидеть и вполне заслуженно. Вопросы есть? Нет.

Армен Гаспарян:

Яркий пример могучего коллективного ума (вернее, полного отсутствия оного) у тусовочки Навального. Сначала Соболь, Милов, Яшин, Гудков и прочие истошно орали про баррикады, обещали массовые казни и люстрацию. Их услышали. И тут же последовали обиды на закономерные вызовы на допросы, обыски и сроки. И главное: они моментально забыли свои же яркие монологи последних дней. Но не сложно напомнить

С открытым письмом к Памфиловой обратился Андрей Зубов:

Многоуважаемая Элла Александровна, мы хорошо знаем друг друга, встречались много раз, беседовали откровенно на Валдайских форумах и во время заседаний и в кулуарах. Я ценю в Вас знающего человека, профессионала. Раньше ценил Вас и как человека искреннего и честного, но, увы, Вы испортили свою репутацию.

Вы не можете не понимать, что отстраняя 57 кандидатов, собравших подписи, от выборов в Московскую Городскую Думу, и среди них таких известных московских политиков как Илью Яшина, Дмитрия Гудкова, Сергея Митрохина, Любовь Соболь, вы превращаете сами выборы в фарс и делаете нелигитимным не только их результат, но и всю последующую деятельность Московской Думы.

То, что Вы делаете –​ это хорошо известная специалистам объектная фальсификация, то есть заведомое лишение избирателей возможности голосовать за тех кандидатов, за которых они хотят голосовать. Эта фальсификация ни чем не лучше субъектной, когда просто подтасовываются результаты голосования. Увы, в последние годы Вы допускали и это.

Мне, считавшему себя близким к Вам по демократическим ценностям человеку, тягостно видеть то, что ныне делается в электоральном процессе России от Вашего имени. Вы безнадежно губите свою репутацию и наносите при этом огромный вред нашей стране. Вы говорите, что А.А.Навальный исповедует принцип «чем хуже –​ тем лучше». Не знаю. Но то, что Вы этот принцип претворяете в жизнь — это точно.

Я живу в Хамовниках, и из отстраненных Вами кандидатов у меня в округе баллотируется Сергей Сергеевич Митрохин, за которого я хочу проголосовать, а за Любовь Соболь я в свое время поставил свою подпись поддержки, чтобы сами кандидаты могли договориться о том, кому выдвигаться в конечном счете в моем округе. Почему Вы лишаете меня права голосовать за того, кого я считаю своим лучшим представителем в Думе?

Если все или большинство отстраненных от выборов кандидатов не будут восстановлены и не смогут баллотироваться, то Московская Дума станет никому не нужным псевдо-собранием псевдо-депутатов. А, следовательно, вся деятельность Москвы, как субъекта федерации окажется вне легального поля. Вот результат Ваших действий.

Не мне давать Вам советы. Но все же я прошу Вас — всем своим авторитетом постарайтесь убедить власти России и Москвы, что фальсифицируя выборы они губят себя намного вернее, чем позволяя оппозиционным им людям избраться в конституционно признанные легислатуры.

А если этих, увы совсем не мудрых, отягощенных только советским тоталитарным опытом, людей убедить не удастся –​ уйдите со своего поста. Бог с ними с пенсиями и льготами. Поверьте, они ничего не стоят в сравнении с чистой совестью и возможностью смотреть в глаза детям и внукам. Я это знаю точно на собственном опыте. Уйдите, твердо сказав, что Вы не можете больше лгать русскому народу и нести бремя должностного преступления на своих плечах.
И этим, и только этим Вы восстановите свою репутацию и сделаете свое имя значимым и поминаемым добром в истории России.

Ваш, дружески, Андрей Зубов.

Александр Шмелев:

В связи со всем происходящим вокруг «выборов» в Мосгордуму постоянно думаю про президентские «выборы» в Беларуси 2010 года, когда в кои-то веки Лукашенко разрешил выдвинуться против себя всем оппозиционным кандидатам –​ с тем, чтобы на следующий день после «выборов» (с полностью нарисованными результатами) тупо пересажать их всех, ровно по списку выдвинувшихся.
Это некая новая модель авторитаризма — когда сама по себе оппозиционная деятельность не является «преступлением», ты можешь высказываться против начальства, агитировать, искать сторонников и даже участвовать в «выборах».
Но при одном условии: ты должен делать все это из рук вон плохо, сторонников у тебя должно быть мизерное количество, и все «выборы» ты должен разгромно проигрывать.
В этом случае ты будешь полноценным членом политического истеблишмента, регулярным участником телеэфиров и вообще «уважаемым» человеком
А если же ты это условие не выполняешь и с ролью вечного неудачника соглашаться не готов –​ тогда твоя деятельность уже становится «преступлением», и тебя начинают бить и сажать.
«Ты что, правда за власть решил побороться? Совсем обнаглел, что ли? Забыл, как у нас все устроено, и какое тебе отведено место? Сейчас напомним!»

Константин Сонин:

После вчерашних арестов и ночных обысков у лидеров оппозиции события движутся по «реалистическому сценарию»: продолжатся обыски и аресты, независимых кандидатов не зарегистрируют, а результаты сентябрьских выборов фальсифицируют. Этот сценарий реалистичен, но в нем нет ничего хорошего. Результатом становится столица, в которой недоверие к власти вообще и ненависть к наиболее коррумпированным ее представителям, выйдет на новый уровень.

Я, в отличие от многих комментаторов, не пугаю революцией в 2019 — бояться нужно именно вот этого «реалистично сценария». Вместо лет роста и развития будут бессмысленные годы нового противостояния. Вся позитивная энергия нового поколения будет направлена на борьбу за минимальный уровень цивильности –​ против запретов на митинги, арестов за лайки, обыски у тех, кто требует соблюдения законов и т.п.

Истерическая, безответственная реакция на протесты 2011-12 годов уже привела к семи таким годам –​ экономической стагнации, общественной энергии, направленной на борьбу с несправедливостью и воровством и государственных ресурсов, человеческих и материальных, направленных на борьбу с этой борьбой. Конечно, за эти годы было сделано много хорошего –​ родились новые дети, новые студенты пришли в вузы и окончили их, режиссеры поставили новые спектакли и сняли новые фильмы, в стране прошел чемпионат мира по футболу — быть может, лучшее событие в стране за полвека, и все же, для страны в целом — это были семь лет, потраченные впустую.

Пусть «реалистично», но будет глупо в 2019 повторить «ошибку 2012».

Григорий Юдин:

Последние события показывают, что сегодня управление московской кампанией конфисковано у мэрии и ушло на федеральный уровень. Ясно, что Следственный Комитет с уголовным делом и обысками выполняет не приказания мэрии. Столь же ясно, что глава СПЧ Федотов мог отменить только что самолично назначенную встречу с кандидатами (на том основании, что нет свободной комнаты) только по окрику сверху. Это резкая смена стиля.

Почему это произошло? Потому что сложившаяся в Москве демократическая коалиция полностью переиграла московские власти – и юридически, и политически. Собственно, вчера на встрече кандидатов с Эллой Памфиловой стало очевидно, что у мэрии нет хорошего хода, все плохие – у коалиции неубиваемые заявления от сторонников и люди на улицах, поэтому ей нельзя ни отказать в регистрации (это чревато расширением протеста), ни зарегистрировать (это чревато неминуемым теперь уже поражением на выборах). Памфилова была вынуждена прямо заявить, что «главная задача – восстановить кандидатов», потому что мэрия вообще не предлагала ей никакого сколько-нибудь вменяемого аргумента, которым она могла бы воспользоваться.

При этом не нужно забывать, что мэрии светит прямая перспектива проиграть на выборах в сентябре независимо от того, допустят ли к выборам кого-то из независимых кандидатов – по большому счету, главное оружие коалиции, протестное голосование, еще даже не распаковано.

Сегодняшнее уголовное дело – это расписка в поражении. Этих кандидатов не получается даже снять.

Кто именно перехватил командование, выяснится в течение нескольких ближайших дней. Пока все выглядит так, что аукцион на командование выиграл тот, кто предложил просто всех посадить. Решение это принималось в панике – отсюда совершенно нелепая статья 141 ч.3 (мы скоро можем оказаться в ситуации, когда в результате массовых нарушений избирательных прав будут вынесены приговоры людям, чьи права были нарушены). Текущие обыски и аресты (и будущие допросы) преследуют единственную оставшуюся цель – объявить всю демократическую коалицию вне закона и любой ценой не допустить дальнейшие массовые акции.

Какой можно прямо сейчас сделать из этого вывод? Политические менеджеры в данный момент находятся в состоянии максимальной неразберихи. Это ва-банк с целью хоть как-то перехватить инициативу. Это жест слабости, а не силы – сейчас важно не перепутать. Сила на другой стороне.

Сергей Пархоменко:

Много сказано и написано в последние дни, что кто-то злой и неприятный «подставил Собянина» с этими выборами, «организовал атаку на Собянина» с использованием выборов, «ослабил Собянина», применив конфликт вокруг выборов как рычаг.

Кто же эти гадкие коварные люди? И что же они так накинулись на невинного Сергея Семеновича?

А собственно, так и выглядит грубый политический просчет и тяжелая расплата за него.

Собянин попытался проигнорировать эти выборы. Посчитал, что есть дела поважнее, что подчиненные как-нибудь там сами все разрулят, что вообще это никому не интересно и не важно. А можно праздник варенья готовить в свое удовольствие и продолжать гарцевать и красоваться перед публикой в форме благодетеля и благоустроителя.

Это была грубая ошибка, и она Собянину уже сейчас обходится дорого.

Элла Панеях:

Хреновее, чем когда сбываются самые дурные предчувствия, бывает только тогда, когда сбываются обоснованные, тщательно просчитанные негативные экспертные прогнозы. Особенно когда с ними никто особо не был согласен, и у тебя до последнего тлела надежда, что правы все эти умные люди, а не ты.
Ребята, мы наблюдаем не распад, а созревание пост-крымского репрессивного политического режима. Он уже не младенчик –​ пять лет прошло –​ но основные черты еще только заканчивают формироваться, не то, что затвердевать. У него еще много ресурса закручивания гаек –​ и расчехляется этот ресурс при исчерпании всех услово-мирных, формально-легалистских форм подавления активности социума. Не оппозиции подавления, а всего развития социума, который из своей текущей политической формы продолжает потихонечку вырастать, создавая для властей на всех уровнях новые риски. Дальше проходится очередная «точка невозврата», и в ход идут дубинки и уголовные дела, в новом масштабе, и против тех, кто раньше мог особенно не бояться. Дальше достигнутый уровень насилия становится новой рутиной, переходя в латентную форму, и уже в этих рамках общество начинает нащупывать новые пути консолидации, возможности незабаненной до сих пор активности, и, как результат, рано или поздно –​ сопротивления наложенным властью ограничениям.
У власти запаса силового ресурса еще хватит на несколько таких циклов. У общества тоже еще, мне кажется, хватит потенциала роста на несколько таких циклов. Как далеко зайдет раскрутка цикла насилия, пока либо власть выдохнется, и начнет сдавать назад, либо общество будет ею полностью закатано под асфальт («подморожено», как это называлось в одной из предыдущих серий того же кино), и упадет в стагнацию на десятилетия, что позволит властям начать снижать уровень репрессивности, не рискуя собственно властью –​ сложно сказать.

Борис Вишневский:

КПСС тоже думала, что будет править всегда.
И что у нее все схвачено.
Оказалось иначе.

Борис Кагарлицкий:

Спор о регистрации оппозиционных кандидатов в Московскую городскую думу обернулся какой-то пошлой пародией на 1937 год с необоснованными арестами и ночными обысками.

Ясно, что таким способом власть никого не запугает, а только разозлит. Городские выборы все более политизируются. И в этой ситуации особенно дико звучат призывы сняться с выборов по отношению к тем оппозиционным кандидатам, которые все-таки зарегистрированы.

Нет, мы сниматься не будем, а доведем дело до конца и будем бороться за победу. Чтобы наказать политически тех, кто затеял все это безобразие с отказом в регистрации, кто придумал невыполнимые барьеры на пути оппозиционных кандидатов. Мы должны пройти в Думу и отменить эти законы, принятые, кстати, именно на городском уровне.

Ставки повышаются, борьба обостряется. И это хорошо.

Леонид Гозман:

ДОЛГОСРОЧНЫЙ ПРОГНОЗ: все это им не поможет, режим обречен. У оппозиционно настроенных граждан уже никогда не будет лидеров, склонных договариваться с властью. Если нынешние лидеры по каким-либо причинам попробуют реализовывать стратегию компромиссов, они перестанут быть лидерами, появятся другие. Лидеры выполняют волю своих сторонников, а вовсе не наоборот. Нынешняя попытка играть по правилам – последняя.
Помимо разнообразных гвардий, у власти нет людей, готовых ее защищать, готовых ради нее рисковать жизнью. Такие люди были в августе 1991, и путч провалился. Их не было в 1917, и рухнула сначала монархия, потом республика. А как поведут себя военные, никогда не известно заранее – примеров тьма.
Несправедливостью, ложью, воровством и всем прочим власть сформировала негативное к себе отношение в самых широких слоях общества. Силовые действия против властей получат масштабную моральную поддержку.
Вряд ли стоит обсуждать здесь конкретные сценарии того, как все это может произойти. Если считать, что мы сейчас, допустим, в 1905, то вопрос в том, сколько в нынешних условиях отделяет нас от 1917?

Предыдущая Российская полиция изъяла четыре палатки у туристов в Крыму – Минприроды
Следующая Россия: прокуратура предупредила незарегистрированных кандидатов об ответственности за митинг у мэрии Москвы

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *