Авасултан Шейхаметова: «Мы были все в шоковом состоянии»


18-20 мая 1944 года в ходе спецоперации НКВД-НКГБ из Крыма в Среднюю Азию, Сибирь и Урал депортировали всех крымских татар (по официальным данным – 194 111 человек). В 2004-2011 годы Специальная комиссия Курултая проводила общенародную акцию «Унутма» («Помни»), во время которой собрала около 950 воспоминаний очевидцев депортации. публикуют свидетельства из этих архивов.

Я, Авасултан Шейхаметова , крымская татарка, родилась 1 января 1930 года, уроженка деревни Мамбет Али (Зольное) Евпаторийского района Крымской области.

Состав семьи: отец Шейхамет Сейдаметов , мать Айше Шейхаметова , я, Авасултан Шейхаметова, и брат Февзи Шейхаметов (1931 г.р.).

На момент депортации семья проживала в деревне Мамбет Али. С началом войны отца призвали в Красную армию. Он был шофером, возил командира. Семья держала хозяйство, было 2 коровы, бараны.

18 мая 1944 года на рассвете к нам постучали два вооруженных солдата. Нам дали 15 минут на сборы. Мы были все в шоковом состоянии, успели схватить кое-что из продуктов и вещей. Всех собрали в центре деревни и на машинах увезли в город Евпаторию на станцию. Никуда отлучиться было нельзя.

На станции подогнали эшелон с грузовыми вагонами и нас начали загружать в них. Никаких условий в вагоне не было. Туалет сделали сами люди: в уголке вагона пробили дырку в полу и огородили куском тряпки.

Сами добывали воду на редких остановках, бегали, «искали ее». На остановках сооружали очаг из кирпичей, где готовили из припасов, которые смогли взять с собой. Не успели приготовить, как раздавался гудок паровоза, и все бегут в свои вагоны с полусырой едой, на ходу запрыгивая в вагон. Никто не объявлял, сколько будем стоять. В нашем вагоне один человек умер. Никаких врачей, медсестер в пути следования я не видела.

В пути мы были 18 дней. Попали в Ташкентскую область, поселок Таваксай. Там мы жили один год. Потом нас с братом забрали в город Чирчик, в ФЗО мы учились на слесаря, нам дали паек, жилье. Со временем мама тоже перебралась в город Чирчик. После учебы мы работали на заводе.

Наша семья, также, как и все депортированные крымские татары, по приезде в Таваксай голодала. Смена климата, воды, еды – все это привело к распространению заболеваний желудочно-кишечного тракта. Учеба в ФЗО и то, что мы попали в город, нас спасло. В 1951 году я вышла замуж за Изетуллу Аблялимова (1928 г.р.), уроженца деревни Болег Аджи (Приветное). Устроилась на работу в ГПТУ-19.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Родились сын и дочь, а потом появились внуки. В 1977 году умерла мама. В 1988 году вернулись в родное село Болег Аджи (Приветное). Изетулла агъа сейчас не с нами, но хотелось бы немного рассказать о нем.

1928 год. В деревне Болег Аджи, в большой и дружной семье Аблялимовых, родился сын Изетулла. Отец его работал на водокачке, мама – в столовой поваром. Сестры трудились на хлопковых полях. Детей было семеро, до 5 класса учились в селе, а дальше получали образование в Евпатории. Обычная крымскотатарская семья, трудолюбивая и дружная. Но вот пришла беда! Война. В 1941 году в селе остались старики, женщины и дети. На фронт у людей забирали все, что было можно. Изетулла, будучи подростком, работал плугатором. Дети пахали, сеяли. Работали наравне со взрослыми.

17 мая 1944 года привезли в колхоз новую упряжь для коров и лошадей, чтобы удобнее было на них пахать. Как все радовались! Всю ночь не спали, примеряли, прилаживали, надеясь, что утром начнут работать с новыми хомутами. Но в 6 утра 18 мая пришли солдаты, дали 5 минут на сборы и, не разрешив ничего с собой взять, увезли в Евпаторию. А оттуда выслали в Узбекистан. Изетулла работал в училище плотником. В 1951 году мы поженились. В 1957 году родилась дочь Диляра , в 1960-м – сын Дилявер .

В 1993 году мы вернулись в Крым и проживаем в село Приветное, а деревни Мамбет Али сейчас нет.

(Воспоминание от 1 марта 2010 года)

К публикации подготовил Эльведин Чубаров , крымский историк, заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий

Предыдущая Авасултан Шейхаметова: «Мы были все в шоковом состоянии»
Следующая Россию раскритиковали за расизм

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *