Азовское море – ключ к украинской экономике


Украина готовится к отражению российской агрессии в Азовском море. Указом президента Украины № 320/2018 от 12 октября 2018 года было введено в действие решение Совета национальной безопасности и обороны Украины «О неотложных мерах по защите национальных интересов на Юге и Востоке Украины, в Черном и Азовском морях и Керченском проливе».

Как решение СНБО повлияет на ситуацию в Азовском море и Керченском проливе, на ситуацию на аннексированном полуострове? Об этом в студии Радио говорили с постоянным представителем президента Украины в Автономной республике Крым Борисом Бабиным .

– К сожалению, в 2018 году Россия активировала свою агрессию, в частности, на морских акваториях смежных с Крымом. Это Азовское море, залив Сиваш, Керченский пролив и Черное море. Во всех этих акваториях мы наблюдаем дерзкие действия по милитаризации, по незаконному ограничению торговли и рыболовства, посягательство на национальные интересы Украины, на права и свободы человека и интересы украинского бизнеса. Понятно, что Украина не могла не реагировать на соответствующие вызовы. Поэтому у нес есть документы, часть из них открыта, часть с ограниченным доступом, и в их рамках будут работать наши органы власти на военном, экономическом, правовом, внешнеполитическом, международно-правовом фронтах.

–Указом и решением СНБО Министерству иностранных дел Украины предписывается опубликовать координаты серединной линии в Азовском море, Керченском проливе и Черном море, которая до подписания договора является линией размежевания, то есть линией государственной границы между украинскими и российскими внутренними водами. Это означает, что Украина готовится к разрыву договора о с Россией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива?

– Какой бы правовой статус мы не давали водам Азова, они должны быть размежеваны. Ни при каких обстоятельствах мы не согласны на совместную акваторию с россиянами. И даже то соглашение, которое критикуют, оно требовало раздела акватории, в нем речь шла про государственную границу. Сейчас речь идет о линии размежевания. Линия размежевания может быть между разными морскими просторами, может быть между внутренними водами, может быть между территориальными морями, а может размежевывать экономическую зону и шельф. Что важно, в этом решении СНБО предписывается Кабинету министров Украины в месячный срок разработать и подать на рассмотрение в парламент закон про внутренние воды, территориальное море и прилегающую зону.

– Какой будет реакция России на эти решения Украины?

– Ну, как всегда: милитаризация, фейки, незаконные действия, захват очередных заложников, давление на деятельность Бердянского и Мариупольских портов. В сентябре 2018 года, россияне официально задекларировали свои новые территориальные видения, в частности, в Керкинитском заливе. И поверьте, они сегодня хотят видеть своими воды не только возле Крыма, но и возле Херсонщины уже.

– Россия имеет сотни километров границы с Украиной, есть оккупированные районы Донецкой и Луганской областей, которые контролируются Россией. Зачем России атаковать Украину с Азовского моря?

– Мы часто забываем, что Украина – не государство около моря, а морское государство. И очень часто серьезное негативное влияние на развитие экономики, общественных отношений можно осуществить, контролируя морские акватории, коммуникации и прибрежные районы. Условно говоря, пройдут россияне на 50, 20, 10 километров по степи до Докучаевска – это будет критично для экономики Украины? А второй вариант: берут россияне под контроль два порта, которые дают экспорт Украине – уже критично для экономики! То есть, они бьют по тому, что может стрельнуть. И тут имеет место их агрессивная милитаристская логика, к сожалению.

– В решении СНБО идет речь про утверждение стратегии информационной реинтеграции Автономной Республики Крым. Я смотрел эту стратегию, там предлагается создать специальный разговорник для вещания на оккупированную территорию. А как вы оцениваете ситуацию с вещанием на оккупированной территории и на херсонской территории, которая является «приграничной», «прифронтовой», можно сказать.

– Здесь два вопроса: вопрос вещания на оккупированную территорию, и это очень важно. Но есть и другой вопрос – вещания из Крыма. Потому что, когда мы рассказываем, что дали 3,4, 5, 50 лицензий на частную вышку, которая находится на Чонгаре, или на ту, что строится в Чаплинке, и нам говорят, мы слышим вас из Ялты или из Симферополя… Но когда мы едем на линию размежевания в Новотроицкий, в Генический районы, знаете, что там слушают? Российское радио, из Крыма. Знаете, какое там телевидение смотрят? Российское, из Крыма! Потому что другого нет. Если у вас в селе 6 радиостанций прекрасного качества российские и две украинские… И в этой ситуации единственный путь – предотвращение незаконного вещания с оккупированной территории. Есть соответствующие технические устройства, которые установлены на Донбассе и должны быть установлены на админгранице с Крымом.

– Вы неоднократно заявляли, что существование свободной экономической зоны «Крым» позволяет украинским бизнесменам продолжать работать на оккупированном полуострове. Но разве ликвидация СЭЗ «Крым» помешает украинским бизнесменам точно так же поставлять товары в Крым через Россию?

– У нас есть Криминальный кодекс, который позволит правоохранителям просто поймать их на горячем. Сейчас же возможности правоохранителей ограничены. Я вам больше скажу: вдобавок к СЭЗ «Крым» готовится СЭЗ «Херсон». И – вдумайтесь! – это предлагает не Минэкономики, не Минфин, а Министерство по вопросам временно оккупированных территорий. Это означает, что СЭЗ «Херсон» рассчитана на торговлю с Крымом. Посмотрите на заявления других должностных лиц о создании так называемых сервисных зон возле пунктов пропуска.

– Но ведь есть идея создать из Херсонской области некий образец, чтобы крымчане видели, как развивается и изменяется Украина?

– Я предлагаю сделать образцом всю Украину. Подход «потемкинских деревень» и маниловских прожектов – это советский подход. На Херсонщине мы в первую очередь должны развивать инфраструктуру, необходимую для Вооруженных сил, Нацгвардии, пограничной службы и правоохранительных органов. Мы должны развивать там пути сообщения, привлекать иностранные инвестиции для устойчивого развития общин, которые страдают от российской агрессии. Предлагаю говорить не о создании СЭЗ, а снизить коррупцию, отойти от местного феодализма – тогда и появятся инвесторы, без всяких СЭЗ.

– На прошлой неделе вы сообщали о прекращении поставок воды с центрального Сиваша до западного Сиваша. Насосная станция получала воду из аннексированного Крыма, и продолжалась поставка электричества с оккупированной территории?

– Это совместный народнохозяйственный комплекс, возникший во время создания заводов северного Крыма. Там три зоны – природная, зона-резервуар для сырья двух заводов, содового и бромного, и зона сброса отходов от «Титана». Во вторую зону постоянно поставлялась рапа, которая содержит ценные минеральные вещества для двух заводов. Она не идет самотеком, ее нужно подавать насосом. Поэтому россияне говорят: «Мы построим свою насосную станцию». Стройте! А мы построим со своей стороны ГЭС. То есть ключ – в наших руках, но мы должны им правильно оперировать. Мы должны подавать минимальный уровень воды, чтобы Сиваш не пересох, потому что есть опасность возникновения солевых бурь. Если с этим минимальным объемом не могут работать заводы северного Крыма, я в этом проблемы не вижу. Заводы, кстати, не имеют действующих лицензий на природопользование. Нас должны беспокоить только вопросы экологии.

Борис Бабин

– Что будет с содовым и бромным заводом в Красноперекопске? Там почти четыре тысячи работников.

– Если люди захотят выехать с территории, которая непригодна для существования, мы должны о них позаботиться. Но заботиться о работе заводов, которые производят продукцию, как минимум двойного назначения, мы не должны. Если остановятся предприятия – бромный и содовый заводы – россияне не будут туда никого завозить. Военных они и так туда завезли больше необходимого, а гражданские не поедут в «мертвый» город.

– В прошлом году более двух тысяч крымчан были оштрафованы за езду с номерными знаками украинского образца. Люди не могут выехать из Крыма, потому что поменяли номера на российские. Какова позиция Представительства президента в АР Крым по этому вопросу?

– Мы должны наладить легальные пассажирские перевозки – от и до пунктов пропуска. Для сравнения: террористическая группировка «ЛНР», возле Станицы Луганской – после прохождения нелегального контроля всех, кто прибывает на оккупированную территорию – обязывает приобрести билет и сесть в автобус. А у нас на четвертом году войны не то что билетов, а нет даже легальных перевозчиков!

– Таврический национальный университет имени Вернадского отметил свое столетие. Почему важно возрождение университета в Киеве?

– Нам нужны люди, потому что Крым мы будем возвращать не только бумагами и не только танками. Лучший способ увеличения человеческого капитала – это университеты. Но я против фейковых вузов, когда люди приезжают с фейковыми дипломами из Крыма, быстренько за полгода переучиваются и имеют почти легальный документ. Мы знаем лоббистов этих схем, и, в частности, кто в Херсоне настойчиво хочет возродить мединститут, без малейшей базы. Но Таврический университет имеет потенциал. Вообще, вымывание из Крыма студентов и преподавателей является очень важным фактором деоккупации.

Предыдущая Азовское море – ключ к украинской экономике
Следующая «Это наши дети»: в Раде минутой молчания почтили память погибших во время нападения в Керчи

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *