Без права на справедливый суд: как выдворяют мигрантов из России


Комитет помощи беженцам «Гражданское содействие» опубликовал отчет о выдворении иностранных граждан из России. По его данным, в 2018-м году российские суды вынесли 130 тысяч таких решений. Это число уменьшается пятый год подряд, однако все равно остается гораздо выше, чем до 2013 года, когда было принято несколько законов, ужесточающих миграционное законодательство. Например, в 2011 году из России выдворили всего 40 тысяч иностранных граждан.

Мещанский районный суд Москвы ведет рассмотрение дела о выдворении из России граждан Узбекистана, Таджикистана и Армении. Всем им вменяют нарушение миграционного законодательства. “Почему вы не уехали? – начинает заседание судья Юлия Данильчук . – Озвучиваю возможные варианты: “Денег не было на билет”, “Потерял документы”.

В зал заседания мигрантов заводят группами. В итоге судья рассматривает одновременно дела девяти иностранных граждан. Рассмотрение каждого занимает не более десяти минут: звучит просьба назвать имя, фамилию и подтвердить паспортные данные о дате и месте рождения, пара типовых вопросов и оглашение сроков, когда мигрант должен был покинуть Россию.

Вопросы, впрочем, иногда отличаются. Например, уроженца Узбекистана Ниёзова судья попросила рассказать о семейном положении более подробно – после того, как он упомянул, что привез на лечение в Россию жену и шестимесячного ребенка.

Однако, несмотря на внимание, которое судья проявила к некоторым человеческим историям, решения почти по всем делам было одинаковое – выдворение. Самостоятельно уехать из России разрешили пятерым, для остальных – принудительное выдворение.

Коллективное рассмотрение

Проследить логику вынесения решений сложно, потому что судья их даже не оглашала. Листки с заключениями вынесли в зал заседания, а дальше приставы разделили иностранных граждан на две группы: тех, кого проводили только до выхода из здания суда, и тех, кого увели из зала в наручниках.

Дела о выдворении мигрантов редко рассматриваются по очереди. Обычно иностранных граждан из Центральной Азии заводят в зал целыми группами, а решения по всем делам принимаются не больше чем за тридцать минут. Причиной задержания могут стать просроченные документы, отсутствие разрешения на работу или проживание не по адресу регистрации.

Константин Троицкий

За день может быть рассмотрено несколько десятков таких дел. Большинство из них заканчиваются решениями об административном выдворении, говорит аналитик Комитета помощи беженцам «Гражданское содействие»Константин Троицкий.

Основанием для выдворения обычно становится нарушение правил въезда или режима пребывания в России (ст. 18.8), а также незаконное осуществление трудовой деятельности (ст. 18.10). По словам Троицкого, около 20-30% всех выдворений происходят в Москве. При этом сокращение количества таких решений достигается тоже за счет столицы. В России количество выдворений иностранных граждан за последний год сократилось на семь тысяч, из которых шесть тысяч приходятся на Москву.

Троицкий не исключает, что в отдельных регионах количество выдворений может наоборот расти. Общая же картина сглаживается благодаря хорошей московской статистике.

Огромное количество решений о выдворении сопровождается нарушениями, которые допускаются в ходе рассмотрения дел мигрантов. “Например, иностранным гражданам довольно часто не предоставляют переводчика, защитника, не рассказывают об их правах, а дела рассматривают коллективно. Иногда пропадают различные данные из материалов дела, часто не оглашается протокол административного правонарушения”, – рассказывает Троицкий. Он считает, что основная проблема заключается в том, что дела рассматривают в автоматическом режиме, то есть судьи даже не пытаются разобраться в обстоятельствах.

В итоге решения по делам принимаются скопом, а материалы просто перепечатываются, иногда даже без указания персональных данных. Доля решений, когда дело было возвращено, передано или прекращено, согласно отчету “Гражданского содействия”, за 2018 год в Москве снизилось с 10,1% до 8,5%. Уменьшилось при этом и количество дел, когда вместо выдворения мигранту назначали штраф.

“Прекращаются такие дела довольно редко. Дела могут быть возвращены, если были допущены серьезные ошибки. Обычно они связаны с несовпадением персональных данных или с обнаружением родственников с российским гражданством, – говорит Троицкий. – Я еще ни разу не сталкивался с тем, чтобы дело в отношении мигранта прекратили».

Обратно в Палестину

Рафат – гражданин Палестины. В Россию он приехал в 2011 году и уже семь лет пытается получить статус беженца.

“Из-за того, что у меня до сих пор нет статуса беженца, официально работать я не могу. Но я всегда старался найти подработку: раздавал листовки, работал массажистом. Чтобы на легальном основании платить мне за работу, владелец салона красоты оформил меня стажером. Для этого разрешение на работу не требуется”, – рассказывает Рафат.

Сейчас он четыре дня в неделю работает в уличном кафе, продает шаурму. Рафата задержали, когда он пришел в полицию по поводу документов о получении статуса беженца. В итоге – штраф в пять тысяч рублей и постановление суда об административном выдворении. Защита пыталась отсрочить рассмотрение дела, так как третьего июля у Рафата должна была состояться свадьба с россиянкой.

В итоге даже свадьба не повлияла на решение суда. “С женой мы познакомились на улице. С первой встречи понравились друг другу и начали встречаться. Сейчас поняли, что готовы на серьезный шаг”, – говорит Рафат.

Защита будет обжаловать решение о выдворении, так как суд не разобрался в обстоятельствах дела и не принял во внимание тот факт, что возвращаться на родину для Рафата может быть опасно.

Мечта о хорошей жизни

Омар – уроженец Республики Судан. В Россию он приехал три года назад, потому что мечтал о хорошей жизни, а Россия виделась для этого наиболее подходящей страной. Первые полгода он учил русский, потом начал искать работу. “Оказалось, что везде требуется разрешение, которого у меня, конечно, не было. В итоге я неофициально устроился работать курьером”, – рассказывает Омар.

Задержали его на рынке в районе Марьиной рощи в апреле. “Я там даже не работал, просто проходил мимо. Всего задержали в тот вечер 10 человек”, – говорит Омар.

По его словам, никто не пытался разобраться, работает он на рынке или нет. Ему только сказали, что задерживают, потому что нет разрешения на работу. В итоге все закончилось тоже штрафом в пять тысяч рублей и административным выдворением.

Решение Омар будет обжаловать. По его словам, во время заседания было допущено множество нарушений: например, мигрантов держали в отделении полиции два дня прежде чем доставить на заседание в суд. Само заседание же началось около полуночи и длилось всего полчаса.

“Я уже запросил даже статус беженца, потому что суд не пытался разобраться в моей ситуации. В Судане сейчас закрыт аэропорт, так что я и уехать на родину не могу”, – говорит Омар.

Ораш (имя изменено по просьбе героя. – РС) – гражданин Таджикистана, но уже больше десяти лет живет в России, три из них – в браке с россиянкой. Сначала он работал на стройке, потом решил открыть собственный бизнес. Денег не хватало, и Ораш решил продавать насвай – никотиносодержащий продукт, традиционный для Центральной Азии. В это же время у семьи начались проблемы с арендодателем квартиры, которую они снимали. Владелец постоянно поднимал цену, не предупреждая семью об этом заранее. Ораш пришел в отделение полиции сам, чтобы написать жалобу на арендодателя. В итоге его задержали, и суд принял решение об административном выдворении — несмотря на брак с россиянкой. Это тот редкий случай, когда решение удалось обжаловать,

Выдворение – это не только законодательно плохо урегулированная практика, но и отдельная статья расходов для государства, так как депортация мигрантов оплачивается из российского бюджета.

Сколько средств государство затрачивает ежегодно на депортацию иностранных граждан из России, МВД не сообщает. Такую статистику ведут в Германии: по данным немецкого МВД, одна принудительная депортация из Германии стоит налогоплательщикам 1500 евро. Если мигрант добровольно покидает страну, финансовые траты госструктур сокращаются наполовину – в среднем до 700 евро.

По словам Троицкого, формальный подход к рассмотрению дел об административном выдворении приводит к тому, что иностранных граждан выдворяют из страны по любой причине, а потом они лишаются возможности вернуться обратно в течение пяти или 10 лет.

“В итоге мигранты в массовом порядке лишаются права на справедливый суд. И это не может не сказываться на рассмотрении дел и в отношении российских граждан, так как их дела рассматривают те же судьи», – говорится в заключении, представленном “Гражданским содействием”.

Предыдущая В Севастополе закрыли военные музеи (+фото)
Следующая Лидер Еврокомиссии: санкции против России надо продолжать, Кремль не прощает слабости

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *