Борьба с коррупцией как политический инструмент. Как Москва контролирует элиту Дагестана


Экс-депутат Народного собрания Дагестана Раджаб Абдулатипов на днях был приговорен к 12 годам колонии строгого режима и штрафу в восемь миллионов рублей за взятки и мошенничество. Под флагом борьбы с коррупцией Кремль увеличивает контроль над регионом и ограничивает роль местного сообщества.

Осужденный депутат приходится младшим братом бывшему главе республики Рамазану Абдулатипову . В парламенте он возглавлял Комитет по образованию, науке и культуре. Следствие связало деятельность Раджаба Абдулатипова с установлением незаконных инвалидностей гражданам и получением взяток. По этому же делу были арестованы руководитель республиканского бюро медико-социальной экспертизы Магомед Махачев вместе с подчиненными.

Несмотря на прозаические обвинения в коррупции и мошенничестве, процесс над братом экс-главы Дагестана неизбежно носил политический характер. Дагестанские эксперты отмечают, что приговор означает утерю Рамазаном Абдулатиповым влияния в республике. Жесткий приговор также указывает на снижение престижа глав регионов в целом, что укладывается в общероссийскую тенденцию.

К слову, Басманный суд Москвы 22 марта – в день приговора Абдулатипову Бабушкинским судом столицы – заключил под стражу губернатора Пензенской области Ивана Белозерцева по обвинению в получении взятки.

В случае с Раджабом Абдулатиповым ситуация выглядит особенно унизительно для его высокопоставленного брата. По словам самого Рамазана Абдулатипова, он просил президента России Владимира Путина заступиться как за Раджаба, так и за ряд других высокопоставленных лиц, оказавшихся под арестом вскоре после его отставки, включая бывшего главу правительства Дагестана Абдусамада Гамидова .

Раджаб Абдулатипов перед оглашением приговора, 22 марта 2021 года

Еще в декабре 2018 года, вскоре после прошедшего задержания, экс-глава Дагестана утверждал, что его брат «был арестован из-за ложных показаний разных негодяев и трусов» и что следствие не располагает никакими доказательствами его вины. Не признал своей вины и сам осужденный. Экс-глава республики тогда жестко высказался против развернувшейся под флагом борьбы с коррупцией кампании арестов дагестанского чиновничества. Абдулатипов пытался защищать и крупных предпринимателей из Дагестана братьев Магомедовых. Лоббистские усилия политика не увенчались особым успехом.

Рамазан Абдулатипов

Судя по приговору, ни просьбы, ни предупреждения Абдулатипова не были услышаны в Кремле. Более того, его активность, возможно, и привела к особо жесткому приговору для его брата. Как известно, Кремль прислал на смену Абдулатипову Владимира Васильева – человека без всяких связей с Дагестаном. Васильева сменил Сергей Меликов , который тоже имеет достаточно опосредованное отношение к республике. Вполне возможно, что Кремль опасается местной фронды к своим назначенцам и пытается ее предотвратить с помощью своеобразных акций устрашения вроде обвинений в коррупции и больших тюремных сроков для представителей дагестанских элит.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Дагестан против «варягов»

При этом, надо сказать, к самому бывшему главе Дагестана Москва отнеслась довольно благосклонно. В течение двух недель после отставки с поста главы республики в октябре 2017 года Абдулатипов был назначен специальным представителем президента Российской Федерации по вопросам гуманитарного и экономического сотрудничества с государствами Каспийского региона. Должность была специально учреждена под него, поскольку после его ухода на пост специального представителя РФ при Организации исламского сотрудничества в декабре 2018 года спецпредставительство на Каспии было фактически упразднено.

Кадровая политика Кремля в самом Дагестане не отличается стабильностью в последние десять лет. Муху Алиев был первым и последним президентом республики, который смог удержаться на своем посту в течение установленного законом четырехлетнего срока с 2006 по 2010 годы. Трое последующих глав республики ушли в отставку досрочно. Кремль обосновывал кадровые изменения в Дагестане необходимостью борьбы с коррупцией и вооруженным подпольем. Действительно, за последние несколько лет насилие, связанное с деятельностью повстанцев на территории республики, сошло на нет. Многие чиновники лишились должностей, а то и оказались за решеткой. Но как это все сказалось на состоянии экономики и на благополучии людей, живущих в Дагестане?

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Провал по всему Северному Кавказу». Почему обанкротилась Ингушетия

Однозначного ответа на этот вопрос нет. Предыдущий глава Дагестана Владимир Васильев заявил в 2019 году, что прекращение мошеннических схем, связанных с получением незаконных пособий по инвалидности, сэкономило госбюджету почти миллиард рублей. В то же время дагестанский правозащитник Зияутдин Увайсов считает, что главной проблемой при Рамазане Абдулатипове была не выдача фальшивых справок об инвалидности, а то, что люди, у которых есть законное право на группу инвалидности, не могли его оформить официально. Более того, по мнению Увайсова, эта ситуация с тех пор не изменилась. Эксперты также скромно оценивают экономические успехи команды Владимира Васильева, сменившего Рамазана Абдулатипова на посту главы Дагестана (и тоже досрочно ушедшего в отставку).

Embedshare»Всё хуже и хуже». Дагестанцы — об итогах годаEmbedshare The code has been copied to your clipboard. widthpxheightpx

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

Точно можно только сказать, что Дагестан пользуется приоритетной поддержкой со стороны Москвы. В 2020 году республика получила господдержку в размере 130 млрд рублей (больше – около 160 млрд рублей – получил только аннексированный Россией Крым). Можно предположить, что успехи правительства в борьбе с вооруженным подпольем в Дагестане связаны не с мудрой кадровой политикой Кремля и отважной борьбой с коррупцией, а с накачкой республики бюджетными деньгами.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Коронавирус в Дагестане: «Помоги себе сам»

Перетряска бюрократического аппарата в Дагестане безусловно полезна с точки зрения слома сопротивления элит варягам, назначаемым Москвой в последние годы. Такой подход увеличивает контроль российского правительства над регионом. Однако увеличение контроля не обязательно сопряжено с улучшением жизни людей и соблюдением их прав. К примеру, неустойчивость элит и, следовательно, нестабильность правил игры в условиях общества, где многое зависит от неформальных отношений, может привести к снижению уровня частных инвестиций. Москва показала, что может продавливать варягов на пост главы Дагестана и увеличивать по крайней мере видимость контроля над республикой. В то же время в условиях отсутствия честных и прозрачных выборов такое отношение может привести к отчужденности людей от власти и, в конечном итоге, вновь к потере контроля.

ФотогалереяДагестан: Карадахская теснина (фотогалерея)

Прогулка по горным тропинкам Дагестана

Предыдущая Крымский татарин Муслим Алиев уже 4 месяца находится в ШИЗО российской колонии
Следующая В Севастополе открылась новая туристическая велотропа

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *