«Борьба с терроризмом, не выходя из кабинета». Суд назначил Энверу Топчи штраф 40.000 рублей


Советский районный суд признал крымского татарина Энвера Топчи виновным по делу о «недоносительстве» и назначил ему штраф в размере 40.000 рублей в качестве наказания. Адвокат Эмиль Курбединов утверждает, что с юридической точки зрения дело не выдерживает никакой критики.

24 марта сторона защиты и обвинения выступили с прениями, подсудимый зачитал последнее слово. Адвокат Курбединов отметил, что с самых первых заседаний они настаивали на незаконности явки с повинной, которую подзащитный подписал без предупреждения о 51 статье Конституции РФ. На последнем рассмотрении это признал даже прокурор, тем не менее, посчитав вину Энвера Топчи доказанной. Суд согласился с ним и назначил наказание.

Эмиль Курбединов не согласен и обращает внимание на то, что переписка с Умиджоном Дададжоновым, на которую ссылается ФСБ, весьма противоречива и сомнительна — в разных сообщениях этот человек указывает отличающуюся информацию. 

Более того, защитник получил письмо из Федеральной Службы Безопасности, которое гласит, что в отношении Умиджона Дададжонова нет приговора, то есть он не виновен с точки зрения законодательства, но Энвера Топчи обвиняют в том, что он якобы знал и не сообщил о преступлениях этого человека. 

«ФСБ вот такими делами по перепискам убивает несколько зайцев, сидя в кабинете», — рассказывает адвокат Курбединов — «По переписке якобы Дададжонова было возбуждено 5 уголовных дел: в отношении его самого и 4-х лиц, которые как-то с ним пересекались 5-6 лет назад. Все. 5 уголовных дел и борьба с терроризмом, не выходя из кабинета».

Защитник утверждает, что прокурор «запихал» в это дело материалы из кейса Дададжонова, чтобы вынести 2 приговора по одному процессу — один Энверу Топчи, второй Умиджону Дададжонову, что является «нонсенсом» с юридической точки зрения.

«Единственная вина Энвера Топчи, по версии следствия, состоит в том, что он когда-то знал этого человека и пересекался с ним», — сообщает адвокат. Принимая во внимание тот факт, что одновременно с этим делом проходит еще 3 таких же, Курбединов полагает, что это используется для запугивания. «Чтобы люди считали друг друга токсичными  и боялись вообще разговаривать. А если что-то вдруг заподозрят, то сразу бежать и писать заявление о том, что вот такой-то террорист, чтобы самих их не привлекли за сокрытие информации. Вот смысл всех этих уголовных преследований», — заключает Эмиль Курбединов.

31 августа 2020 года после утренних обысков в домах крымских татар были задержаны четыре человека: корреспондент и стример «Крымской солидарности» Айдер Кадыров из Нижнегорского района, религиозный деятель Ридван Умеров, сотрудник МЧС Айдер Аблякимов из Судака и строитель Энвер Топчи в Советском районе Крыма. Силовики доставили их в здание УФСБ Крыма в Симферополе и несколько часов не допускали к ним адвокатов. 

Позже стало известно, что следователь ФСБ Крыма Валерий Шерстюков возбудил на них уголовные дела и предъявил обвинение по ст. 205.6 Уголовного кодекса Российской Федерации, якобы все они вступали в переписку с Умиджоном Дададжоновым и не сообщили об этом в правоохранительные органы.

Предыдущая На улице Рыбаков вырос остров в виде тротуара
Следующая Суд вернул административный протокол по делу Мустафы Сейдалиева в полицию

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *