Частная застройка накрыла Севастопольскую тропу и добралась до легендарной 30-й батареи


Горожанам и туристам остался узкий проход между двумя заборами.

С одной стороны – ограждение 30-й береговой батареи, с другой – новая рабица вокруг частного участка, между ними – узенькая тропинка, в которую здесь превратилась Большая Севастопольская тропа. Фотографиями ещё одной застройки вокруг батареи Александера поделился читатель ForPost.

«Гараж и забор вокруг этого объекта культурного наследия совершенно свежие. Собственник начал осваивать свой участок, прилегающий к ограде батареи. Видимо, готовится к застройке, на участке следы земляных работ. Забор преграждает натоптанную тропу, вытесняя пешехода в проулок между двумя заборами», – рассказал он.

«Есть ли у батареи охранные зоны? Может ли город выкупить окружающие участки, чтобы они не съели это историческое место? С 365-й батареей Пьянзина этот вопрос после долгих мучений как-то решили», – надеется неравнодушный севастополец.

На пушечный выстрел

Напомним: борьба против застройки приговорённой алчностью легендарной 30-й началась ещё в 2015 году. Второй виток борьбы выпал на 2019 год – тогда общественники прямо заявили, что паспорт ОКГ «30-я батарея», составленный ООО «Гуар» и принятый Севнаследием, составлен не глядя и выгоден застройщикам, а не историческому наследию.

Юридический барьер застройке тогда удалось поставить только на той части территории, где были обнаружены следы античности. Там зафиксировали объект культурного наследия «Поселение «Усть-Бельбекское северное».

Как вообще родилась эта проблема, напомнил председатель научно-методического совета при Севнаследии и СРОО ПСОКН «Морской форт» Григорий Донец .

«Северный и юго-восточный склоны 30-й батареи давно распилены на участки. ФЗ говорит о том, что украинские документы действуют и не требуют дополнительной проверки. Севреестр их автоматически регистрирует. На публичной кадастровой карте видно, что участки подходят прямо к забору батареи», – говорит он.

Хата с краю

Григорий Донец напоминает: кроме самой 30-й батареи, там же есть ещё два объекта культурного наследия – «Памятник и братская могила воинов 30-й береговой батареи» и «Братская могила воинов 30-й береговой батареи и 95-й стрелковой дивизии».

Российских охранных зон нет ни у одного из трёх ОКН, а те, что утверждены в 1982 году, проведены буквально «по стеночке», так что противостоять застройке земли, щедро «розданной» ещё в украинские годы, юридических оснований нет.

К 2022 году охранную зону, согласно планам Севнаследия, обретёт только сама «тридцатка». Заниматься охранными зонами двух других ОКН Севнаследие будет только после (таков устав управления!) заявления балансодержателя – им в данном случае является Черноморский флот.

Вот только официальная позиция флота, как следует из ответа военной прокуратуры ЧФ Григорию Донцу, заключается в том, что сама военная часть ограждена, на её территории строительные работы не ведутся, а значит, поводов для реагирования нет.

«На расстоянии 250 метров от границ <военного> имущественного комплекса частными лицами проводятся работы по возведению малоэтажных построек, которые не препятствуют несению службы войсковой части», – уточняется в документе.

Этот ответ был дан в мае 2019 года. Оснований думать, что позиция военной прокуратуры изменилась, нет, а вот застройка придвинулась уже вплотную к воинской части.

Без спешки…

Участков нарезано очень много, и выкупать их или судиться с их владельцами власти не станут, считает Григорий Донец, так что рассчитывать на повторение ситуации с 365-й батареей не приходится.

«С одной стороны будет колючая проволока „тридцатки”, а с другой всё будет застроено солидными домами, через которые ничего не будет видно», – предсказывает он.

Между тем три «братских» ОКН на легендарной тридцатой – не все составляющие комплекса: «Есть 30-я береговая батарея, а есть командный пункт. И его территория – со всеми коммуникациями, подземными сооружениями, объектами недвижимости – до сих пор ОКН не является».

В 2020 году во исполнение поручения Владимира Путина в Севнаследие было подано 33 заявления о включении военно-исторических объектов Севастополя в реестр выявленных ОКН, в том числе – и заявление по командному пункту.

Как рассказывает Григорий Донец, по судьбе легендарной 30-й федеральными властями принято важное решение – её передадут Центральному военно-морскому музею в Санкт-Петербурге. Напомним: в его ведение в прошлом году были отданы три севастопольских музея – Музей Черноморского флота, Балаклавский музей подводных лодок и Михайловская батарея.

Вот только что останется незастроенным к этому времени, как закрутится маховик защиты бесценных исторических объектов, прогнозировать не хочется.

Предыдущая «Заблокирует к чертям свинячьим». В России обсуждают возможную блокировку Twitter
Следующая Прокуратура продолжает отменять незаконные распоряжения ДИЗО

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *