Челноки XXI века. «Помогаечный» бизнес в Приморье


«Министр финансов России не доволен «помогаечным» бизнесом в Приморье», сообщили региональные издания в конце мая. Тогда в Приморье приезжал Антон Силуанов, предложивший ограничивать багаж, который вывозят туристы из Китая. «Помогайками» называют нанятых китайскими торговцами жителей Приморья, которые под видом своего багажа беспошлинно провозят в Россию китайские товары.

Сегодня турист без уплаты таможенных платежей может перевозить через границу 25 килограммов товаров общей стоимостью до 500 евро. До 2019 года лимит был – 50 килограммов и 1500 евро. Однако, по словам Силуанова, проблему нелегального ввоза товаров на продажу это не решило и нужно вновь ужесточать правила, чтобы вывозить чужой багаж под видом своего стало невыгодно.

Корреспондент издания «Сибирь.Реалии» проверила на себе, что это такое – «помогаечный» бизнес.

До рассвета еще больше часа, а мы с моим спутником уже в такси – мчим на встречу с нашим гидом, проводником в приграничье, скромно зовущимся «руководителем группы». В 6:20 нас ждут на контрольной точке. Усаживаемся в большой пассажирский автобус, едем в сторону границы. «На этом автобусе поедем до самого Китая», – гордо объявляет руководитель Александр . Ему около 40, одет в спортивный костюм, на голове бейсболка. Своим объявлением Александр подчеркивает преимущества нашей группы: ехать до места назначения можно и с пересадками. Так туристов доставляют небольшие компании-перевозчики: до границы с Китаем едет российский автобус, дальше туристов могут пересадить на автобус из Поднебесной. «Так мы добирались раньше, сейчас чаще всего – на чем приехали, на том и уехали», – делится своими наблюдениями опытная туристка-«помогайка» Наталья .

Очень скоро асфальтовая дорога переходит в грунтовку – так называемая реконструкция участка Уссурийск – Пограничный идет уже два года. Пассажиров комфортабельного автобуса корейского производства начинает укачивать.

Следующая остановка – Пограничный, поселок в пятнадцати километрах от границы. Из автобусов выходят сонные пассажиры. Сейчас все они легально будут пересекать государственную границу, из России в Суньку, как здесь называют Суйфеньхэ. Ввозят только личные вещи. Все изменится уже через сутки, на обратном пути, когда автобус будет заполнен товарами. Пассажиры делятся на обычных туристов, которые приобрели путевку в Суйфеньхэ за 4900 рублей, и «помогаек», которым оплачивают поездку те, кому они привезут из Китая товар – в основном одежду и обувь, предметы быта, продукты. Опытная «помогайка» Галина рассказывает, что для нее – это «хороший способ немного заработать». Она уже пенсионерка, но продолжает работать учителем в школе, а в выходные ездит в Китай. Помимо оплаты путевки в Суйфеньхэ она, как и все «помогайки», получает небольшое вознаграждение.

– Хорошо, что есть Китай у нас под боком, – рассуждает Галина. – Особенно пока дети учились в школе и университете, подработка «помогайкой» была отличным подспорьем для нас всех. Ничего унизительного в этом я не вижу. Мы часто ездим туда не только ради заработка или по необходимости, но и ради удовольствий: на массаж, в сауну сходить. Сейчас китайцы стали более вежливые. Раньше было всякое: драки, нападения, и даже про убийства я слышала. (в 2008-м году двое граждан КНР напали с ножом на туристок из Владивостока. Тогда одна из женщин погибла, а вторая была госпитализирована с порезами сухожилий.) Однажды и на нас с дочкой напали. Мы зашли в один из торговых центров сапожки посмотреть. Дочь примерила, выглядели отлично, но мы решили, что слишком дорого, и решили уйти. Уже почти вышли из здания, как я слышу, что кто-то бежит сзади, оборачиваюсь, а в меня летит тот самый сапог, который только что дочь примеряла. Едва успела увернуться. Если бы каблуком попал – мало бы не показалось. Это тот самый продавец. Еще и обматерил! Разозлило его, что мы посмотрели, примерили, а покупать не стали.

– Сколько платят «помогайкам»?

– Мне доплачивают 600-700 рублей за поездку, и я привожу заказанный товар. Тогда, конечно, только по карманам придется покупки свои собственные распихивать. Но я еще в дамскую сумочку умещаю килограмма два-три. Все едут сюда, чтоб подзаработать или купить вещи дешевле, чем в России. Я, например, недавно купила себе туфли из экокожи, в Суньке они в пределах 35–50 юаней (350–500 рублей), а у нас минимум за 900 рублей. То же самое касается сумок, украшений. Подругам я привожу ленты, бисер и другие товары для рукоделия. Кроме того, в Китае я могу поужинать в ресторане – дешево и вкусно. В России этого пенсионер и учитель себе позволить не может.

Купить путевку в Суйфуньхэ или в любой другой приграничный город можно через площадку объявлений или в офисе одной из турфирм. Но съездить «помогайкой» сложнее. Контактные телефоны передаются из уст в уста, через знакомых.

– Друг другу эти телефоны передаем. У меня есть несколько знакомых, с которыми я постоянно уже много лет езжу. Через них и знакомых «помогайками» отправляю, – поясняет Галина.

Автовокзал в Пограничном

Задача руководителя группы – перевезти «помогаек» через границу, вручить товар, привезти их обратно. Как правило, каждый рейс выполняет заказ какого-то одного торговца. Сами «помогайки» часто понятия не имеют, кто их заказчик.

Другой наш попутчик Сергей тоже подрабатывал «помогайкой». Сейчас работает служащим в банке. Так что в этот раз поехал не ради заработка, а ради недорогого шопинга, ну и просто – отдохнуть и развеяться.

– Многие люди ездят в Суньку как «помогайки», чтобы просто нахаляву побывать за границей, чуть-чуть отдохнуть от суеты, проблем, можно поесть в ресторане, выпить пива недорого, – говорит Сергей. – Ну а для обычных туристов кроме этого и шопинг, конечно. Я, например, хочу заказать домой шторы. Один комплект (портьеры и тюль) мне обойдется в четыре тысячи рублей. А во Владивостоке только портьеры в салоне стоят десять тысяч. Вот и разница.

Чтобы пересечь границу, нужен только загранпаспорт. Билет из Пограничного в Суйфэньхэ стоит 1500 рублей. Плюс гостиница. Желающие могут забронировать жилье через одну из специализированных интернет-площадок. Первый рейс – в 8:40 утра.

На таможне видим вереницу из грузовиков. Те, что открыты, везут лес. Туристический автобус едет по самому краю дороги. Фуры стоят плотно, в два ряда – в автобусе раздаются вздохи: «Слабонервным не смотреть», «Смотрите, сколько леса вывозят, а вы говорите, Путин – хороший».

Около большегрузов – дальнобойщики. Разговаривают они неохотно, просят не называть их фамилий и не фотографировать. Один из ожидающих своей очереди – Сергей из Уссурийска. За один рейс он получает 10 тысяч рублей. В месяц, по словам водителя, 3–4 рейса.

– Ну, а что, разве в Уссурийске другую работу за такие деньги найдешь? – сетует дальнобойщик. – Стоят мужики и по шесть дней, а что делать? Работа нужна.

– Почему все так долго?

– Да потому что работать не хотят! Вчера пропустили 58 машин, а должны были 65! А по-хорошему машин 70 в день минимум должны пропускать! Зато как Первый канал приезжает снимать, так ни одного грузовика тут не стоит.

А мы двигаемся дальше – проходить таможенный досмотр. Руководитель группы просит провезти блок стиков для электронных сигарет. Малодушно соглашаюсь и провожу под видом своих.

Зона паспортного контроля. Въезд в Китай

Скучное прохождение таможни и паспортного контроля. К въезжающим в Китай у сотрудников погранслужбы вопросов нет. Ни с российской, ни с китайской сторон. Российский пограничный коридор – небольшой, скромный и какой-то родной. Китайский – большой и мраморный, оттого – холодный. Сотрудник китайской таможни строгим голосом просит приложить руку для сканирования отпечатков. «Большой брат следит за тобой», – острит один из туристов.​

Минуя толпу таксистов, настойчиво предлагающих свои услуги, уезжаем на нашем автобусе в город. Впереди – сутки безудержного шопинга.

Суйфеньхэ туристический – это три главные улицы с магазинами, торговыми центрами, ресторанами и гостиницами. Это даже не город, а городской уезд, включающий в себя сельские пригороды. Живет здесь всего 60 тысяч человек. Подавляющее большинство здешних вывесок – на русском языке. Все продавцы и промоутеры почти в совершенстве объясняются по-русски. А вот наш турист по-китайски говорить не стремится. Пожалуй, единственное слово, которое освоили в совершенстве наши соотечественники, – «куня», сокращение от китайского 姑娘 (guniang), девушка. Некоторые по-своему преображают это слово, добавляют русского колорита и называют китайских дам «кунечками».

Одна из таких «кунечек» встречается нам в магазине с чулочно-носочными изделиями. Представляется Полиной, хотя по паспорту – Ли Сяо Мин. Магазин назван в ее честь. Ценников на товарах нет. В таких магазинах нужно спрашивать цену и торговаться. Упаковывая мои новые черные в горох колготки и ярко-зеленые носки моего спутника, 30-летняя продавщица Полина делится своей историей:

Ли Сяо Мин

– Мои родители живут на юге Китая, там же расположена моя фабрика по пошиву одежды. Приходится ездить туда-сюда. А что, «беби» надо кормить.

Полина сетует, что туристов стало мало. Причин тому несколько: после кризиса 2014-го курс юаня поднялся в два раза, а вместе с ним выросли и цены. Кроме того, российское правительство постоянно ведет борьбу с «помогаечным» бизнесом, ужесточает правила ввоза товаров, арестовывает партии «баулов». Но магазин этот держать Полине все равно выгодно – «оптовиков приезжает много». Эти «оптовики» позже разделят купленный товар по сумкам и вручат их своим «помогайкам».

Турист Сергей

Наш попутчик Сергей с Полиной – Ли Сяо Мин согласен, «Сунька уже не та, улицы совсем пустые, русских почти нет»:

– Раньше, имея пару тысяч рублей в кармане, можно было одеться с ног до головы. Сейчас, конечно, дороже, но все равно выгоднее, чем в России одеться.

Вечером всех туристов ждут около склада. В нашем случае он находится на первом этаже гостиницы, в которой мы живем. Здесь «помогайки» смотрят сумки, которые предстоит перевозить через границу.

Проверка сумок

– Обязательно посмотри, что и в каком пакете лежит. Если на таможне прокопаются, заставят открывать сумки, чтоб ты знал. Чтобы не получилось всякого, – раздает инструкции руководитель группы Александр, все тот же, в спортивном костюме.

– А что это тут? – спрашиваю у Александра, показывая на один из пакетов.

– Это же вещи вашего мужа, разве вы не помните? – отшучивается он.

На следующий день начинается третий этап нашей поездки в приграничный Китай. Сумки и коробки с товаром отправляются в грузовик. Все едут на автовокзал. Впереди – прохождение китайского таможенного контроля. Здесь все легко.

Самое интересное начинается на российской границе. Российские таможенники слышали уверения в том, что в +30 в дубленке совсем не жарко, и видели самые экстравагантные «показы мод».

– Мы в августе как-то выезжали из Суфеньхэ на поезде, и ребята везли дубленки и меховые шапки. Ехали они «помогайками», естественно, вывозить свой багаж нельзя, поэтому им пришлось все это надеть на себя. И вот, в жару часов 6 или 7 – это дорога плюс очереди на российской таможне переждать – они ехали во всем этом. Отшучивались, конечно, мол, сегодня снег обещали, вот мы и приоделись, – рассказывает Сергей.

Очередь на русской таможне

– Однажды при мне выходила женщина с люстрой на голове. Всем вроде ясно, что это – люстра, но женщина упорно доказывала таможенникам, что у нее на голове шляпа. И она так видит. У нее стиль такой. За находчивость, наверное, ее и пропустили, – рассказывает «помогайка» Наталья .

В начале нулевых в Суфеньхэ русские туристы ездили даже за замороженным мясом и фаршем. Вывозили через границу, приматывая скотчем к телу.

– Таких диких историй я уже давно не встречала, – говорит еще одна наша попутчица «помогайка» Галина, – во-первых, умный руководитель всегда разрешит своим «помогайкам» вывести три килограмма. В которые человек при желании может запихать все что угодно, хоть туфли, хоть конфеты, хоть пуховик. Ну а во-вторых, раньше можно было только раз в месяц выезжать в Суньку, а теперь хоть каждый день катайся туда-сюда.

Контрольное взвешивание

Через 10 минут пути мы подъезжаем к пункту пропуска. Перед нами еще один автобус. Наши попутчики вспоминают: «В прошлый раз три часа тут стояли. Выпускали по одному покурить и в туалет сходить». Наше ожидание в душном автобусе с неработающими кондиционерами длится 30 минут.

Наконец нас выпускают на прохождение контроля. «Шмонают всех», – проносится в толпе. Чувствуется легкое напряжение. Мужчина по соседству проверяет записи в блокнотике и заучивает наизусть: «женские тапки, автомагнитола, футболки детские», – это его шпаргалка с описанием содержимого сумок.

– Да это же все для отвода глаз, господи! Досмотр этот. Эта сумка уже лет пять ходит туда-сюда по 100 раз в неделю. Ее пограничники уже в лицо знают, – весело замечает другая моя соседка по очереди.

Люди с «баулами», как называют большие сумки «помогаек», медленно, изредка переругиваясь с соседями за место в очереди, продвигаются на паспортный контроль. Сотрудник таможни наугад отправляет на досмотр случайных «жертв». На стойках идет «экзамен» на знание содержимого сумок. Мой спутник выходит из помещения контроля быстро и без досмотра, а я иду на «экзамен». Я спокойна, ведь я еду легально и везу только личные вещи. А в это время за моей спиной на выход вылетает картонная коробка. Ее должны были досматривать. Сотрудница таможни удивлена: «Это что за коробка? Вы совсем ничего не боитесь? У нас тут камеры везде, вообще-то». Турист, пнувший багаж, делает удивленный вид и лишь пожимает плечами. Коробка с багажом успешно пересекла границу.

Мой досмотрщик все никак не придет. Тогда другая сотрудница контроля решает поскорее меня отпустить.

– Что у вас там?

– Конфеты, шторы, детские вещи.

– Проходите дальше.

Досмотр завершен. Наша группа прошла таможню без злоключений, автобус постепенно заполняется людьми. Руководитель Александр доволен: перевоз багажа через российско-китайскую границу прошел успешно. Через пару часов все туристы попадут к себе домой, а содержимое «баулов» – на прилавки магазинов и рынков.

Предыдущая Суд в Ростове приговорил крымских татар к длительным срокам заключения в колонии строгого режима
Следующая США: ушел в отставку и.о. главы Пентагона

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *