Черная речка, бетонные берега: как в Севастополе «пилят» московские деньги


В рамках Федеральной целевой программы в Севастополе планируют «одеть» в бетон берега речки Черной. По словам местных жителей, за всю историю подтоплений в данном районе не наблюдалось, к тому же это одно из излюбленных мест отдыха севастопольцев. На днях в Балаклаве прошли первые общественные слушания по данному вопросу, на которых граждане сказали категорическое «нет» инициативе краснодарских проектировщиков.

Безумная идея – это чьих рук дело?

Бетонными берегами хотят «осчастливить» жителей севастопольского села Черноречье – такое мероприятие предусмотрено Федеральной целевой программой. Кто его туда включил и по чьему наущению, сейчас уже не имеет смысла разбираться – в российских реалиях это явление обычное. Общественники и местные эксперты называют данную инициативу безумной, приезжие руководители, проектировщики и подрядчики в один голос утверждают: селян подстерегает страшная опасность, скромно умалчивая о стоящих на кону 58 миллионах рублей. Поэтому разберемся, что к чему.

В начале мая нынешнего года на берегах реки Черной возле села Черноречье начался варварский спил деревьев. Местные жители забили тревогу и с удивлением узнали, что на данном участке запланировано возведение дамбы и укладка бетонных береговых плит, якобы для ликвидации угрозы подтопления домов. Мало того, стало известно, что контракт в размере 58,25 млн рублей на «строительство берегозащитных дамб на р. Черной» заключен ГБУ «Дирекция капитального строительства» с ООО «Архитектурно-строительная корпорация «ТатСтройПроект» в марте 2018 года. Датой исполнения работ указан декабрь нынешнего года. Никакого информирования граждан, общественных слушаний. Контракт подписан и все. В селе хотят построить полноценную берегозащиту: две дамбы высотой более 3 метров по берегам реки на 300 метров выше и ниже моста – всего 600 метров заграждений.

Общественник Кирилл Губа говорит: «В выписке из ежегодного доклада главного управления природных ресурсов и экологии (Севприроднадзора) о состоянии и охране окружающей среды Севастополя за 2015 год указано, что в ходе проведения обследований 10 зон подтоплений в бассейне реки Черной подтоплений в Черноречье выявлено не было. Примечательно, что проект по расчистке и укреплению речного русла не был вынесен на общественные слушания. Люди узнали о планах чиновников «заковать» реку в бетонные берега от подрядчиков, когда те прибыли для осмотра места предстоящих работ».

«Мы сразу же позвонили главе муниципального совета Балаклавского района, но в ответ он лишь заявил, что это государственный проект, и посоветовал сельчанам не лезть в это дело, ибо все равно ничего не смогут поделать», – сообщила жительница села Жанна Лукьянова .

По данным жителей Черноречья, село ни разу за свою историю (селу Чоргунь – это его старое название – несколько сотен лет – авт.) не страдало от паводка. В чем река нуждается, так это в расчистке и углублении русла – как правило, заторы и завалы после сильных дождей приходится разбирать своими силами, не дожидаясь помощи властей.

У проблемы есть и еще одна сторона. К примеру, спиленная ольха – редкое в Крыму растение. Ее сажают, когда нужно защитить берега от весенних паводков. После вырубки ольшаников зачастую иссякают родники, уходят грунтовые воды, мелеют реки.

Некоторые эксперты также заявляют, что расчеты на высокие паводки реки ничем не обоснованы, а их вероятность незначительна – раз в 170 лет. В период разлива вода из реки Черной стекает в Чернореченский каньон без подтопления.

Вот и спрашивается: как данный объект был включен в федеральную программу? Без обсуждения со специалистами, без исследований. Известно, что чаще всего основой для формирования инвестиционного пакета ФЦП является внутренний документ органа исполнительной власти или технико-экономическое обоснование. Интересно бы посмотреть, как обосновывали строительство дамб.

Сначала деньги, потом стулья

Разумный ход событий – это когда сначала выявляется проблема, затем проводится ее обсуждение со специалистами, которые находят варианты решения. После этого – обсуждение с общественностью, если планируемые мероприятия ее интересы затрагивают. И только после этого – поиск финансирования, проектирование, тендер на определения подрядчика и, собственно, исполнение работ. Но российские власти привыкли решать все вопросы сами, поэтому местные жители узнали о перспективах «обетонивания» берегов, только когда фирма из Татарстана приступила в вырубке мешающих строительству зеленых насаждений.

После протестов общественности властями все-таки были назначены публичные слушания. Они состоялись 19 июня в Совете Балаклавского муниципального округа.

Публичные слушания по вопросу строительства берегозащитных дамб на реке Черная, Балаклава, 19 июня 2018 года

Вниманию граждан были представлены результаты государственной экспертизы, заключения экспертных комиссий, а также презентация проекта. Чиновники уверяли, что слушания на этапе проектирования проходили целых два раза. Но никто из собравшихся в зале о них так и не вспомнил.

«Все необходимые мероприятия по исследованию реки проводили специалисты Главного управления природных ресурсов и экологии города Севастополя (Севприроднадзора – авт.): была организована комиссия, осуществлены исследовательские работы с выявлением конкретных зон подтопления. Комиссией были определены участки, на которых необходимо создание укрепительных сооружений. Село Черноречье находится в границах зоны подтопления, в связи с этим существует угроза для населенного пункта. После проведенной экспертизы специалисты подтвердили необходимость выполнения работ по строительству берегозащитных сооружений», – сообщил заместитель начальника Управления обеспечения мероприятий гражданской защиты города Севастополя Владимир Беспалов .

Руководитель общественной организации «Наш Севастополь» Ольга Дронова обратилась к директору департамента капитального строительства Михаилу Демиденко : «Что было первично: включение в ФЦП или госэкспертиза? Что послужило первоначальным толчком, вследствие которого начался многоэтапный процесс включения в ФЦП, выделение 58 млн рублей, а потом сделали госэкспертизу? Надеюсь, что вопрос не «взят с потолка» – должна быть проблема, жалоба, заявление. Назовите мне номер, дату документа».

Тот не смог конкретно ответить на вопрос общественницы, но сообщил, что готов «поднять» и предоставить такой документ.

К слову сказать, департамент общественной безопасности от причастности к проекту тоже открестился. И только специалист Севприроднадзора Юлия Гаврилова вспомнила, что решение принимал «десант федеральных специалистов». Приезжих или, как их называют в Севастополе, «варягов».

На слушаниях разработчик проекта, сотрудник краснодарского НПЗ «Берегозащита» Эдуард Кушу пугал собравшихся сельчан страшными последствиями наводнения в Крымске в 2012 году, забывая упомянуть о том, что оно было вызвано сильными дождями, в то время как в севастопольском регионе количество выпадающих осадков в два раза меньше. К тому же, по данным геологов, Чернореченский каньон за счет своей формы сможет погасить паводковые волны.

Севастопольский геолог Сергей Стрельцов рассказал, что в 1980 году по реке Черной сошел сель – огромные каменные глыбы неслись в море в потоке грязи. Это случилось, когда в районе за день выпало 3 месячных нормы – 90 мм дождевых осадков. Но и тогда ни человеческих жертв, ни разрушений не было. Река с ее каньоном спокойно приняла всю эту воду.

«Какой смысл укреплять зарегулированную реку? – вопрошал Стрельцов. – Ведь она течет только благодаря тому, что сверху, на водохранилище, открывают заслонки. Представим ситуацию: Петя, сотрудник гидрометеопоста внизу, видит в осадкомере, что за день выпало 60 мм осадков – две месячные нормы, он звонит на гидротехнический пост водохранилища и просит условного Васю закрыть все заслонки – все, село спасено. А Чернореченский каньон с его трещиноватыми породами по бортам примет всю лишнюю воду. Стоимость звонка – 1 рубль, стоимость дамбы – 58 млн рублей».

Обсуждали геологи и вопрос возможных землетрясений. Что будет, если из-за подземных толчков разрушатся дамбы на Чернореченском водохранилище и у озера на горе Гасфорта? «После землетрясения в Спитаке мы считали последствия разрушения дамб, – сказал Стрельцов. – И у нас получилось, что в Инкерман придет волна высотой в 7 метров, а в районе каньона она составит 12,5 метра. Давайте учитывать порядок цифр», – добавил геолог, намекая, что трехметровые дамбы Черноречье в таком случае не спасут.

Река Черная

Геолог Виталий Лысенко предостерег чиновников от поспешной реализации проекта: может пострадать инкерманский водоносный горизонт, и Инкерманский гидроузел, снабжающий город с 1912 года, останется без питания. Пострадает не только Черноречье, но и весь Севастополь.

«Если вам так хочется что-то строить, – сказал ученый, – то есть другие места. Мы в 80-е годы проводили исследования и выяснили, что в русле реки Черной в районе Алсу значительная часть потока уходит под землю в карст. Если там укрепить русло бетонным желобом, у нас будет больше воды для города. Вот там и стройте, вас там никто не увидит».

Как указала начальник сейсмической службы Севастополя Жанна Лукьянова , уровнем подземных вод при разработке проекта никто не занимался. Проект вообще не выдерживает критики. «Как расценивать то, что на чертежах проекта под дамбами голые берега, а на самом в деле в этом месте стоят 15 частных домов? Как относиться к тому, что, по мнению разработчиков, в реке Черной обитают камбала-глосик и черноморская сельдь? А к тому, что в качестве компенсаций за вырубку краснокнижных можжевельников и иглицы проектанты предлагают выпустить в море мальков стерляди и осетра?».

Полный проектный бред. Или калька с ранее созданного краснодарского проекта. Действительно, чего там заморачиваться?

Кстати, в соответствии с проектом, строительную площадку для размещения бытовок и вагончиков проектировщики разместили прямо на старом крымскотатарском кладбище. На местности они явно не были и, скорее всего, просто воспользовались картами «Гугла» или «Яндекса».

После обсуждения проекта по результатам публичных слушаний было проведено голосование. Было принято решение об отклонении проекта – «за» не проголосовал ни один человек. По итогам встречи и.о. заместителя губернатора Михаил Демиденко предложил организовать голосование для тех жителей, которые не смогли лично присутствовать на слушаниях. И теперь севастопольцам опять надо держать ухо востро, поскольку такое голосование, по сложившейся традиции, может быть легко сфальсифицировано. В рамках «распила» московских денег чиновники готовы нарушить любые законы, идя по головам и трупам. Что уж там какие-то голоса недовольных селян.

Андрей Покровский , крымчанин, (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Черная речка, бетонные берега: как в Севастополе «пилят» московские деньги
Следующая «Печально смотреть на это»: 40 дней голодовки Сенцова

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 2 =