«Цикл катастрофы» в Венесуэле


23 января председатель Национальной ассамблеи Венесуэлы Хуан Гуайдо на фоне конституционной и экономического кризиса объявил себя временным президентом страны. Гуайдо заявил, что Николас Мадуро, который в мае 2018 года объявил о своей победе на президентских выборах в Венесуэле, не способен выполнять обязанности главы государства и пообещал провести в стране досрочные выборы. Мадуро отказался покинуть пост, с тех пор в Венесуэле продолжается политический кризис.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» связалась с венесуэльской правозащитницей Джианниной Раффо , которая рассказала как живут и чего ожидают люди в ее стране.

– Не преувеличивают ли СМИ сложность ситуации в Венесуэле, говоря о голоде и отсутствии доступа к товарам первой необходимости?

– Средства массовой информации не преувеличивают то, что происходит сейчас в Венесуэле. Я прожила там 24 года – и при президенте Чавесе, и при Мадуро. За последние 4-5 лет большая часть населения существенно исхудала, люди недостаточно едят. Соответственно, увеличилось количество заболеваний. Доступа к медикаментам нет, а если вам и удастся, после многих усилий, найти нужное лекарство, оно будет стоить очень дорого.

Хуан Гуайдо

Средний класс ест дважды в день. Трехразовое питание будет стоить очень дорого, к тому же, не все продукты можно купить.

Все эти проблемы – с недоеданием и отсутствием доступа к медикаментам – в последнее время обострились. И это создает проблему, например, для детей. Им нужно ходить в школу. Они заболевают из-за недоедания, а если человек вдруг заболел – у него нет возможности получить лекарства. Это – цикл катастрофы.

Мою семью можно было отнести к среднему классу. Мама и папа не были богатыми людьми, но мы ели три раза в день, я смогла получить образование. После того, как к власти пришло правительство Мадуро, все изменилось. Наша семья могла позволить себе только двухразовое питание, и мы тратили часы на поиски еды.

– Есть информация, что большую роль играет «черный рынок»…

­– Там можно купить почти все: и молоко, и доллары, и лекарства, только в десять раз дороже.

– Сейчас ситуация изменится?

– Должна признать, что последние пару месяцев не было понятно, чего ожидать от смены власти. Сначала я даже удивилась, что это вообще произошло. Но потом появилась надежда. Потому что ( Хуан Гуайдо – ГА) – новый, молодой лидер, он уважает Конституцию Венесуэлы. И его поддерживают Национальная ассамблея (парламент страны – ГА), лидеры общественного мнения и ученые. Он окружил себя людьми, которые знают, как спасти страну. Поэтому во мне живет надежда.

– Что вы думаете о поддержке Россией правительства Мадуро? И как на это реагирует веннесуэльское общество?

– Включенность России в ситуацию в Венесуэле – не секрет. Про это знают все. Они (Россия – ГА) владеют частью нашей земли, имеют доли в наших предприятиях, они дали займы правительству Мадуро. Нам известно о том, что правительство Мадуро сотрудничает с Путиным в сферах ресурсов, нефти, финансов. И если они не отдадут долги, последствия ощутим на себе мы, общество. Россия сейчас предлагает встать на сторону Мадуро. Но это интерес экономический. Россия поддерживает Мадуро не потому, что ей нравится его идеология или сам Мадуро. Это происходит потому, что русские вложили много денег в нашу страну и не хотят их потерять. Однако я уверена, что из-за именно этого экономического интереса, вероятно, в будущем они признают новое правительство и поймут, что Мадуро больше не президент – и не сможет выполнить то, что обещал. Конечно, будет сложно, но, надеюсь, переход власти от одного правительства к другому будет мирным.

– Как вы оцениваете роль США?

– Около 80% наших СМИ контролируются правительством, почти как в России. Поэтому их нарратив очень проправительственный. В результате у людей нет доступа к реальности.

Первое, что США сделали – признали Гуайдо временным президентом. Как и многие другие: Канада, государства Европы и Латинской Америки. И сейчас они пытаются помочь, размещая гуанитарную помощь в граничащих в Венесуэлой странах – Колумбии и Бразилии. Кроме того, США не говорят, что они против народа Венесуэлы, они – против диктатора Мардуро. Довольно интересно, как СМИ на Кубе или в России рассказывают об этом.

Николас Мадуро

Не думаю, что венесуэльцы назвали бы это «американским вторжением». Людям просто нужен доступ к американской гуманитарной помощи. Потому что вне зависимости от того, какой идеологии люди придерживаются, им нужно что-то есть. И это то, что мы больше не можем скрывать – как живут люди в Венесуэле. Отсутствие у них базовых прав человека вызывает огромное беспокойство.

Предыдущая Крымская «находка». Как капитан «Норда» попал на полуостров
Следующая «Цикл катастрофы» в Венесуэле

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *