«Давят все неподконтрольное»: как российский муфтият в Крыму воюет с независимой общиной «Алушта»


Российские власти Крыма через подконтрольное им Духовное управление мусульман Крыма (ДУМК) борются с независимыми мусульманскими общинами, – утверждают крымские правозащитники. В частности, главу алуштинской общины Ленура Халилова уже несколько месяцев судят по обвинениям в причастности к запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир».

Кроме того, в мае этого года исполняющего обязанности главы религиозной общины «Алушта» Руслана Эмирвалиева Алуштинский городской суд оштрафовал на 1000 рублей за пост в социальной сети «ВКонтакте» , который обвинение посчитало экстремистским. Позже, в июне мировой суд Алушты оштрафовал имама той же общины Юсуфа Аширова на 5000 рублей по обвинению в «незаконной миссионерской деятельности». До этого, в феврале 2016 года один из активных членов общины «Алушта» Муслим Алиев был арестован и впоследствии приговорен к 19 годам тюрьмы по «ялтинскому делу «Хизб ут-Тахрир». О том, чем российским властям неугодны местные мусульмане, шла речь в эфире Радио .

Адвокат Ленура Халилова Рефат Юнус рассказал , что его подзащитный настаивает на политическом характере преследования.

– Он напрямую связывает уголовное преследование со своей религиозной деятельностью. Там были проблемные вопросы, связанные и с участком под мечетью, и с самой мечетью. Они очень долго судились с местной администрацией по поводу принадлежности земли, по поводу расположения мечети. Ленуру Халилову вменяют в вину участие в запрещенной в России организации «Хизб ут-Тахрир» и при этом в материалах уголовного дела нет ни одного документа, связывающего его с религиозной общиной, которую он возглавлял. У нас позиция такая: . Я говорю о тех, кто исповедует ислам и по каким-то причинам неугодны действующей власти – в их отношении избрали такой рычаг воздействия, как обвинения в причастности к «террористической организации».

Рефат Юнус

Стоит отметить, что международный правозащитный центр «Мемориал» считает всех фигурантов крымских «дел «Хизб ут-Тахрир» политическими заключенными.

Ленур Халилов, фигурант алуштинского «дела Хизб ут-Тахрир» на заседании в Южном окружном военном суде города Ростов-на-Дону. Россия, 17 августа 2020 года

Осенью прошлого года один из фигурантов «алуштинского дела» Руслан Месутов передал на волю из СИЗО письмо, в котором изложил подробности конфликта между российским ДУМК – которое еще называют муфтиятом – и местной общиной. По словам Месутова, во время переизбрания состава муфтията при участии имамов кандидатура его действующего главы Эмирали Аблаева чуть было не провалилась, и после этого процедура голосования была изменена:

«Приняли решение о том, что имамов общин должен назначать муфтият – более того, эти же имамы и должны избирать муфтият. Таким образом, прежнее решение, согласно которому джемаат каждого села своим большинством избирает имама своей общины, было аннулировано. И теперь то, каким будет состав следующего муфтията, решает сам муфтият. Такой механизм выгоден как для самого муфтията, так и для тех сил, которые захотят контролировать его, используя для этого все рычаги власти: материальные, информационные, силовые и прочие. Так зародилась завеса между государством и мусульманами Крыма, где политика государства диктовала муфтияту, какие из мусульман «свои», а какие «чужие». Задача муфтията состояла в том, чтобы скрыть это от мусульман. Это и стало «яблоком раздора» между мусульманами Алушты и муфтиятом. И когда муфтият насильно попытался заставить общину «Алушта» принять это правило, это привело к тому, что община «Алушта» вышла из состава ДУМК».

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Пресс-секретарь подконтрольного России ДУМК Зера Эмирусеин отказалась комментировать для эту информацию, однако предложила обратиться к заместителям муфтия Эмирали Аблаева, а именно: к Айдеру Исмаилову и Раиму Гафарову . Они не ответили на телефонные звонки, и дозвониться удалось только Ридвану Максудову – специалисту отдела координации деятельности религиозных общин ДУМК Крыма. Он, в свою очередь, также отказался от комментариев, переадресовав вопросы руководству.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Россия пытается монополизировать ислам в Крыму»

Между тем крымский адвокат Лиля Гемеджи поясняет суть хозяйственного спора между алуштинской общиной и ДУМК.

– Буквально сегодня алуштинская община получила ответ из Верховного суда Российской Федерации на вторую кассационную жалобу – она оставлена без рассмотрения. Спор шел между общиной с одной стороны и российским правительством в лице Министерства имущества с другой. В качестве третьего лица выступал ДУМК, которому передана данная мечеть. История вопроса такова: в 1994 году здание передали в бессрочное и безвозмездное пользование религиозной общине «Алушта». В 1996-м был оформлен акт приема-передачи, и с тех пор она пользуется зданием – реставрирует его, проводит капитальные ремонты, возводит хозяйственные постройки, ухаживает за территорией. Однако в 2017 году российское правительство приняло нормативный акт, согласно которому мечеть без отмены предыдущего решения была передана в ведение Госкомнаца, а потом в управление ДУМК.

Лиля Гемеджи

Лиля Гемеджи подчеркивает, что алуштинская община не лишилась права пользования мечетью в судебном или каком-либо ином порядке.

– И тем не менее мы проиграли все инстанции – вполне понятно почему. Тем не менее с последним отказом мы собираемся обратиться в Европейский суд по правам человека, перечислив допущенные в этих процессах нарушения, на которые этот орган обращает внимание в первую очередь. Я считаю, что идет давление на владельцев и прихожан этой мечети, на членов религиозной общины. Ее глава Ленур Халилов подвергся уголовному преследованию, имам – административному. Я вижу в этом попытку ДУМК установить там свой контроль, чтобы община не высказывала самостоятельных мнений и оппозиционных взглядов. Это проявляется и в том, что мечеть более года назад отключили от электричества, несмотря на действующий договор с «Крымэнерго». При этом муфтият пытается действовать руками государственных органов, чтобы не запятнать себя перед прихожанами.

ФотогалереяАлушта: по дороге к мечети Юкъары Джами (фотогалерея)

Корреспондент побывал в Алуште и запечатлел на фото, как сейчас выглядит мечеть с полуторавековой историей

Российские власти Крыма всячески подавляют независимые религиозные организации на полуострове, – убежден аналитик Крымской правозащитной группы Александр Седов .

– Это однозначно можно рассматривать как дискриминацию. Очень показательно, что сейчас в Крыму целый ряд мусульманских общин подвергаются преследованиям за то, что проводят мероприятия без разрешения муфтията. Они расцениваются как несанкционированные массовые акции, то есть подлежит административному преследованию со стороны российских властей. Такая же ситуация и с христианством: единственная «правильная» православная церковь, с точки зрения оккупантов, это РПЦ, а всех остальных преследуют – баптистов, протестантов, которые никому не подчиняются централизованно.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Идея по «перевоспитанию» инакомыслящих в Крыму не нова»

Противостояние между алуштинской общиной и ДУМК вызвано как раз стремлением давить все неподконтрольное. Причем, на мой взгляд, это инициатива не столько муфтията, сколько именно оккупационных властей.

Александр Седов

По словам Александра Седова, правозащитники собирают данные обо всех подобных нарушениях прав человека в Крыму и передают их международным организациями, в частности, в поддержку судебных претензий Украины к России.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая Россияне выпустили в Черное море военный корабль, который начали строить после аннексии Крыма
Следующая Навальный о восстановлении: «Налить воды для меня целый аттракцион»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *