Дело алуштинских «вымогателей»: мера пресечения как мера наказания?


Ровно два года назад в Алуште были задержаны оппозиционный депутат горсовета Павел Степанченко и владелец местного издания «Твоя газета», блогер Алексей Назимов. Их обвинили в вымогательстве 150 тысяч рублей у представителя «Единой России» взамен на якобы замалчивание негативной информации о членах партии власти. Все это время депутат и блогер находятся под арестом, ожидая приговора. Как прошли эти два года для них и их родных, выясняли .

Депутат Павел Степанченко , блогер Алексей Назимов и оператор сайта «Твоя газета» Андрей Облезов были задержаны в кафе «Караоке» в Алуште 4 октября 2016 года. Там планировалась встреча с представителем алуштинской организации «Единой России», командиром местной роты «крымской самообороны» Александром Рыжковым . Он принес с собой меченые деньги, которыми якобы собирался платить журналисту и депутату за неразглашение информации, порочащей членов партии. Затем он стал в деле потерпевшим и одним из ключевых свидетелей обвинения.

А из депутата, оператора и владельца газеты следователи сформировали «группу лиц», которые якобы по предварительному сговору вымогали деньги у Рыжкова. Но доказать это в суде до сих пор не удалось.

Политические «вымогатели»

Изначально Алексея Назимова обвиняли в коммерческом подкупе, а Павла Степанченко – в посредничестве. Но после того, как оба не признали свою вину, дело было переквалифицировано по более жесткой статье – вымогательство (статья 163 Уголовного кодекса России, предполагает до семи лет лишения свободы).

Из всех троих только Андрею Облезову удалось остаться под домашним арестом. Назимова и Степанченко же с момента задержания держат под стражей в изоляции от внешнего мира и даже от родных.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Срок за критику партии

За два года арестованные неоднократно заявляли о жестоком обращении со стороны администрации изолятора Алушты и СИЗО Симферополя, о ненадлежащих условиях пребывания, неоказании медицинской помощи и прочем. В прошлом году депутат и блогер даже пошли на крайние меры, объявив на некоторое время голодовку в знак протеста против своего уголовного преследования.

Свое дело Назимов и Степанченко называют политическим, поскольку в нем со стороны обвинения фигурируют влиятельные в Алуште люди.

Александр Рыжков является помощником главы фракции «единороссов» в Алуштинском горсовете Джемала Джангобегова . Последний имеет в городе большое влияние и вхож в круги подконтрольных России местных чиновников, многим из них не нравилось, что Назимов и Степанченко публично критикуют их.

Как известно, незадолго до своего задержания Степанченко в центре Алушты протестовал против застройки городской набережной. Во время акции подконтрольные России местные полицейские силой «паковали» в полицейскую машину и самого депутата, и других участников акции.

А Алексей Назимов регулярно освещал на интернет-странице «Твоей газеты» проблемные темы в городе, включая и деятельность Павла Степанченко.

«Я родила сына, но Паша его не видел, потому что под арестом»

В течение двух лет Алексея Назимова и Павла Степанченко активно поддерживают их родные и активисты Большой Алушты. Они носят передачи арестованным и приходят к ним на судебные заседания в знак солидарности.

Их активной деятельностью даже интересовались крымские правоохранители, которые неформально, но настойчиво предлагали активистам встречи. После того, как эта информация стала публичной, звонки прекратились.

Сестра депутата Татьяна Капралова говорит, что эти два года стали мучительными для их семьи, которая продолжает надеяться на возвращение Павла Степанченко домой.

«Все это дело очень затянуто. Мы думали, что все будет быстрее. Но мы не отчаиваемся, все также поддерживаем Павла и Алексея (Назимова – КР), передаем передачки, приходим в суды по мере возможности. Пока Паша в СИЗО, я родила сына. Паша – его дядя, но племянника он пока не видел, потому что находится под арестом. Вся семья, конечно, очень ждет его скорейшего освобождения. Все хотим его побыстрее увидеть, Надеемся, что все это быстрее закончится – с минимальным сроком или без него вообще», – рассказала она .

Близкая подруга Павла Степанченко Алла Литвинчук говорит, что за два года ей ни разу не удалось пообщаться с ним лично. Основную информацию от него она получает в письмах.

«Суды постоянно отказывают нам в возможности пообщаться. Павел однажды просил, чтобы к нему допустили нотариуса, но и в этом суд отказал. В таких условиях о свидании не может быть и речи. Только письма он пишет, что медицинская помощь ему не оказывается, что, когда холода, он спит в СИЗО в шапке и куртке, потому что там нет стекол в окнах, о плохом питании и прочем», – говорит она.

В последнее время Павел Степанченко, по словам его родных, прекратил жаловаться на здоровье, как это было год назад. В то же время здоровье ухудшилось у Алексея Назимова. В конце сентября он направил в подконтрольную России прокуратуру Крыма жалобу на неоказание ему медпомощи в СИЗО. В течение полугода он страдает от приступов кашля, но врача ему не предоставили и обследование не провели.

«Мера пресечения превратилась в меру наказания»

Следствие по делу Павла Степанченко и Алексея Назимова продолжалось в течение года. И еще год суд не может установить истину и вынести приговор. Адвокат депутата Алексей Ладин заявляет об отсутствии убедительных доказательств вины обвиняемых и процессуальных нарушениях, которые привели к затягиванию рассмотрения дела.

Например, ограничение следователем сроков ознакомления обвиняемых с материалами дела. Когда адвокату удалось это обжаловать, дело уже поступило в суд и по нему начались предварительные слушания.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Их пытаются уработать»

Но судья решила не возвращать его следователям, а постановила, что Назимов и Степанченко должны изучать материалы обвинения в зале суда. Из-за ненадлежащих условий им этого так и не удалось, а из-за периодических неявок в суд многочисленных свидетелей обвинения, отпусков и больничных судьи рассмотрение дела продолжается до сих пор.

«Много процессуальных нарушений, непрофессиональное ведение дела и отсутствие сколько-нибудь значимой доказательной базы привело к такому результату, что ребята уже два года находятся в СИЗО, и более года ведется судебное следствие. Фактически мера пресечения для них превратилась в меру наказания. Статья, которую вменяют Алексею Назимову и Павлу Степанченко, предусматривает до семи лет лишения свободы. Они уже два года отсидели в СИЗО и с пересчетом по новому закону фактически уже три года отбыли лишение свободы. А учитывая, что они ранее не были судимы, это где-то примерно тот срок, который мог бы дать судья, исходя из общей судебной практики, если признает их виновными», – говорит адвокат.

По его мнению, дело депутата и блогера имеет выраженный политический контекст, что тоже отражается на его рассмотрении в суде.

«Согласно закону об оперативно-розыскной деятельности, ее запрещено вести в интересах политической партии. А уголовное дело началось с того, что секретарь Алуштинского отделения «Единой России» Коноваленко пришла в ФСБ и написала заявление на Назимова и Степанченко. После этого в интересах Алуштинского отделения политической партии «Единая Россия» начались оперативно-розыскные мероприятия. То есть политическая составляющая в этом деле основная – и от этого зависит и рассмотрение дела, и будущий приговор», – отмечает адвокат.

На данный момент суд завершил ознакомление с доказательствами обвинения и переходит к рассмотрению доказательств защиты. На ближайших заседаниях предстоят допросы свидетелей, исследование лингвистической экспертизы и других документов обвинения, а также допрос эксперта защиты.

Алексей Ладин предполагает, что рассмотрение этого дела может завершиться к концу нынешнего года.

Предыдущая Дело алуштинских «вымогателей»: мера пресечения как мера наказания?
Следующая Флаги и толченые кирпичи: в Севастополе закрыли вахту студентов стройотрядов (+фото)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *