Дипломатическая игра: какие миротворцы нужны России?


Впервые более чем за год встретились главы министерств иностранных дел «нормандской четверки». Ранее российская сторона заявляла, что встреча возможна будет только в случае, если будет что обсуждать. Удалось ли добиться прогресса в этот раз? Возможно ли размещение миротворческой миссии на Донбассе на российских условиях? И почему Дональд Трамп добивается политической реабилитации России, предлагая ей вернуться в круг «Группы семи»? Что это может сулить Украине? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии рассуждает старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований Андрей Каракуц.

– С момента прошлой встречи, зимой 2017 года, в частности, российская сторона объясняла, что не о чем говорить. Получается, сейчас было о чем?

– Это связано не только с российской стороной. Если посмотреть хронологию, то сначала были выборы президента Франции, потом были выборы в парламент в Германии, затем были выборы в России, и в этот затянувшийся период, когда так и не была сформирована группа, которая ведет переговоры, они долгое время откладывали.

Российская сторона, в первую очередь, заявляет о том, что обсуждать нечего, потому что Россия не пытается идти на какие-то уступки.

С того момента, когда Россия выдвинула определённые требования о минских соглашениях, каких-либо уступок не было. Лишь в сентябре прошлого года под давлением, в том числе США, Россия предложила контрплан относительно плана Порошенко о миротворческой миссии. И там было отмечено лишь одно: что эта миссия должна заниматься охраной мониторинговой миссии ОБСЕ. Это не та миссия, которая будет делать мир, она скорее заморозит конфликт.

– Почему сейчас встретились? В «четверке» два новых лица, министр иностранных дел Германии Хайко Маас и Франции Жан-Ив Ле Дриан, который побывал на Донбассе. Просто пообщаться или все-таки было что обсуждать?

– Новые игроки, и саммит организовывали немцы, Хайко Маас также недавно был на Донбассе, у них сложилось определённое мнение, и они были готовы предлагать совместные инициативы.

Формировалось новое правительство Германии, Ангела Меркель продолжает иметь относительно этого конфликта свою позицию, что она сможет принести мир.

– Министр иностранных дел России Сергей Лавров в очередной раз обозначил свою позицию: «Российская позиция предельно ясна: у нас есть предложение, которое было внесено в сентябре прошлого года в Совбез ООН. Мы объяснили, что идеи, выдвинутые украинскими коллегами и американскими представителями, превратят эту миротворческую миссию в какую-то военно-политическую комендатуру, которая возьмет всю территорию « самопровозглашенных республик Донецка и Луганска » (так в Москве называют поддерживаемые ей незаконные вооруженные сепаратистские группировки « ДНР » и «ЛНР» , которые ложно называют себя « республиками » – ред.). Это предложение полностью разрушает минские договоренности». Действительно, ни шагу назад с тех пор, как были выдвинуты предложения?

– Миротворческая миссия по отношению к минским соглашениям – это абсолютно новый этап. Поэтому пытаются принять решение о размещении миссии специальной резолюцией Совета безопасности ООН. Это должно быть вписано и одобрено самым высшим органом в сфере безопасности в мире и позволить этому процессу быть легитимным. Заявления России – это дипломатическая игра.

Андрей Каракуц

– Бывший посол Украины в Иране Александр Самарский прокомментировал призыв Дональда Трампа вернуть Россию в «Группу семи», что по соперникам или врагам, как это записано во внутренней доктрине США, уже есть какие-то подвижки, позитивные или негативные. Расторгнуто ядерное соглашение с Ираном, исторический саммит с Северной Кореей, ведутся переговоры с Китаем. Осталась только Россия среди этих четырёх стран. Согласны ли вы, что Трамп будет пытаться усадить Путина за стол переговоров? Зачем это ему? И насколько Украина является предметом переговоров между ними?

– Дональд Трамп действительно активизировал внешнеполитическую деятельность. Относительно Путина, желание Трампа с ним пообщаться – это его стиль, желание все время достигать каких-то соглашений. Но если он делает уступки, то просит что-то взамен.

Россия может стать гарантом каких-то соглашений относительно Северной Кореи, гарантом процесса, происходящего на Ближнем Востоке. Но если брать Украину, ещё летом прошлого года, когда был назначен Волкер (Курт Волкер, специальный уполномоченный Государственного департамента США по вопросам Украины – ред.), относительно Украины в Госдепартаменте была принята определённая стратегия. Она касается того, что США будут поддерживать территориальную целостность, не будет сделок относительно Крыма и Донбасса.

Тот план, который выдвигал Волкер, в том числе о миротворческой миссии, Россия рассматривает, и, возможно, Донбасс станет одним из пунктов переговоров. Но я не верю, что Трамп будет договариваться напрямую о том, чтобы разменять этот вопрос на какой-то другой.

– Возвращаясь к теме миротворцев: вам не кажется, что сейчас Франция и Германия, которые являются посредниками в «нормандской четверке» между Украиной и Россией, рассчитывают уже на изменение, как и Путин, что после выборов в Украине сменится власть и украинская позиция станет более гибкой?

– Сейчас идут осторожные попытки понять степень компромисса, на который готовы пойти как Украина, так и Россия. Судя по последним заявлениям, Сергей Лавров вернулся к риторике 2015–16 годов, идёт ужесточение позиции и возможен вариант давления на Украину. Но верить, что текущий парламент или президент будут идти на уступки, которые бы устраивали Россию, достаточно сложно.

Здесь может продемонстрироваться лидерство США, если удастся реабилитировать этот формат Волкера – Суркова.

– Возможно ли принятие решения по миротворцам в этом формате? И возможно ли его рассмотрение в Совете безопасности ООН?

– Этот план уже готов, его видели в администрации президента России. США решили разработать такой план, потому что то, что предлагается Россией, – нежизнеспособно. И тот план, который хотела бы реализовать наша сторона при поддержке США, – это введение трёхкомпонентного контингента: миротворческая миссия, полицейская миссия и переходная администрация, которая будет управлять. Лавров считает это «оккупацией» и «ограничением прав местного населения».

– Реален ли сценарий миротворцев, что его так серьёзно обсуждают? Появится ли там миротворческая миссия и в каком виде?

– Россия согласна вернуть эту территорию, чтобы население ОРДЛО было в составе Украины, имело полномочия. Но каким образом вернуть: Россия, если не брать их план относительно охраны миссии ОБСЕ, может пойти лишь на план постепенного разворачивания миссии.

Миссия, которая сначала стоит на линии разграничения, затем это будет какая-то полицейская миссия, и лишь на последнем этапе, когда будут приняты все законы, которые будут гарантировать автономию, Россия может согласиться на передачу контроля над границей. Для них важно обеспечить, что эти территории останутся под их контролем.

  • Донбасс. РеалииОригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

    Подписаться

Предыдущая Названо число заключенных, которых посетят омбудсмены Украины и России
Следующая Украинский режиссер голодает третий день в поддержку Олега Сенцова

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *