Джамала: «Я еще не достигла того, чего хотела»


С украинской певицей Джамалой мы встретились в центре Киева. Артистка все время находится между съемками и репетициями, но общения с крымской аудиторией для нее в приоритете. Джамала не может сдержать слезы, когда вспоминает о доме. Она объяснила, почему не ездит в Крым, и рассказала свою историю успеха.

– Как тебя называют твои близкие – Джамала или Сусана?

– Муж, самые близкие называют Сусаной. Команда, друзья зовут меня просто Джа. Я одинаково отношусь к этим именам.

– Когда говорят об истории успеха, часто не разбираются в том, как этого удалось добиться. Как было у тебя?

– Я, как и каждый человек в этом мире, делаю то, что люблю. А если человек делает что-то с желанием, со страстью, с любовью, вкладывает в это много труда, то обязательно – будь то музыка, искусство, журналистика, политика – это всегда ощутят люди. Я верю в то, что когда человек вкладывает себя не на полставки, не на полноги, а на полную мощь – это всегда даст результат.

Бывает, выпустишь песню, а на нее не отреагировали так, как ты хотел. Но в целом, когда ты посмотришь на свой путь со стороны, все равно видишь, что это достаточно ровная дорога вверх. Должно быть постоянное движение, даже минимальное. Что я сделал для сегодняшнего дня, для своей музыки, своей семьи, страны?

На свой успех я смотрю довольно скептически. Да, в него вложено много труда, но я еще не достигла того, чего хотела. Я считаю, что у меня еще есть потенциал вдохновения, есть желание написать и сказать больше. Услышат ли меня – это уже другой вопрос.

– Когда появилась эта вера в себя, эта мечта?

– Мечта быть певицей появилась в три года. Я всегда фантазировала, что у меня концерт, мне дарят цветы, все в восторге… Потом был долгий путь: музыкальная школа, Симферопольское музыкальное училище, Национальная консерватория… Я очень много знаю о музыке, и мне хочется делиться своими знаниями. Но мне кажется, что это не очень – когда ты просто музыковед и рассказываешь о музыке. Важнее не теория, а практика. В этом я не позволяю себе останавливаться.

Джамала

– Я попрошу тебя вернуться мыслями в детство. Твои родители познакомились не на своей родине. Твой отец хотел вернуться в Крым, но для этого ему нужно было развестись с твоей матерью, которая армянского происхождения… Это очень непросто.

– Я восхищаюсь своими родителями, они правда самые лучшие. Они образовали меня и музыкально, и как человека. Они сами не имели молодости, были постоянно в борьбе. Я только сейчас, уже будучи женой, осознаю, что они жертвовали своими отношениями ради нас. Чтобы мы жили в Крыму, на родине, чтобы мы впитывали уже с детства важные моменты. Корни, родина, патриотизм – это должно быть в семье, в крови. Я обожаю свою страну, болею за все, что здесь происходит. Я не разбираюсь во многих вопросах и не знаю, как сделать лучше, но то, что я готова за это умереть… Все это привили мне мои родители.

– Я знаю, что когда ты переехала в Крым, ты чувствовала себя не очень комфортно среди других детей…

– Это было сложное детство. Но я стараюсь не зацикливаться на этом, потому что каждому школьнику бывает сложно на новом месте. Но мне всегда было обидно, когда говорили: вы татары, возвращайтесь в свой Татарстан. Это от незнания. Им не говорили в семьях, что Крым – это историческая родина крымских татар. Мы здесь дома.

– Ты отвечала так этим детям?

– Я была ребенком и не могла дать отпор. Но сейчас я понимаю, почему были эти мелкие обиды. Потому что детям не прививалось это. Мне сейчас кажется, что Украина просмотрела этот момент, Крым был немного заброшенный. У меня в школе был украинский язык и литература, но так было не везде. Не во всех школах даже считали себя Украиной. Но этим некому было заниматься.

Джамала

– Ваша семья строила большой дом, у вас было кафе, в котором вы с сестрой работали. Какой ты была в детстве?

– Мы очень тяжело работали, без преувеличения. С 7-8 утра до 12 ночи. Мне нужно было с утра прополоть грядки, собрать фрукты, овощи, отнести это на рынок. Потом помогать маме по дому, убирать комнаты, в которых жили постояльцы. У нас были очень скромные комнаты – тумбочка, кровать, душ и туалет были во дворе. Это был абсолютно студенческий вариант, вся консерватория отдыхала в нашем доме в Крыму. Потом нужно было идти на берег, помогать папе и сестре. Я мыла посуду, резала салаты, моя сестра оформляла блюда, подавала и собирала деньги. Так мы вчетвером работали в кафе на восемь столиков возле моря.

Там я зарабатывала деньги себе на учебу и на одежду. Мне страшно хотелось красиво одеваться. Тогда были модные спортивные костюмы, джинсовые куртки… Папа мне говорил, что мы не можем себе этого позволить, потому что мы строимся. И я это слышала на протяжении 16 лет. У меня была мечта, что я приеду в Киев и сразу куплю себе платье, штаны, кофту, куртку, кроссовки… Помню, как мы с сестрой приезжали и тратили эти деньги. Конечно, папа давал нам достаточно денег на еду, но он не учитывал, что мне еще что-то хотелось. Но я очень рада, что он приучил нас к труду.

– Что ты можешь сказать о Малореченском, месте где выросла?

– Я очень скучаю… Потому что почти четыре года я не видела свой дом, свой двор. Мне папа только рассказывает, что у нас уже большие пальмы. Мне всегда они казались маленькими в детстве, а сейчас вымахали в трехэтажное здание. Мне печально, что я не могла поехать на похороны к дедушке… Мне обидно слышать, что Джамала все время говорит только про Крым. Но если это правда мое сердце, такая боль? (плачет – КР).

Джамала

В нашем доме всегда было много людей. 30-40 человек родственников и друзей – это была норма. Сейчас наш дом пустует, там только мама, папа, собаки и кошки. Мама летом звонит и очень расстраивается, что мы с сестрой не можем приехать. У сестры двое маленьких детей, она живет в Стамбуле. Пройти эту условную границу – это целое испытание. Сейчас нельзя сказать, что я могу с легкостью поехать в Крым.

– Запрета же нет?

– Мне запрета, слава богу, нет. Но и доверия тоже нет. Поэтому я не езжу в Крым.

– В Киеве ты тоже прошла нелегкий путь. Но тебе удалось закончить учебу с красным дипломом.

– Я три или четыре педагога по вокалу поменяла за пять лет. Я год проучилась практически в коридоре – никто не хотел меня брать. Но все равно я закончила консерваторию. Заканчивала партией Виолетты из оперы «Травиата» – сложнейшая лирико-драматическая партия. Поступила в Цюрихскую оперу, поехала туда на стажировку. Но страна мне показалась очень сложной, я была не готова приспосабливаться к другой ментальности.

– То есть, ты сама решила бросить оперу?

– Да. В принципе, меня уже были готовы брать в оперную студию «Ла Скала» в сентябре. А в августе случилась «Новая волна», это было в 2009 году. И я решила, что, наверное, так судьба распорядилась.

– На «Новой волне» ты взяла гран-при. Тебе аплодировали стоя, все были в восторге. Как тебе это удалось?

– Я не люблю участвовать в конкурсе, в конкурсе надо побеждать.

– На сцене в Юрмале тебя представляли Ксения Собчак и Сергей Лазарев. Годы прошли: одного ты победила на «Евровидении», вторая в предвыборной президентской кампании в России говорит, что Крым – это Украина.

– Вот это она молодец! А с Сережей Лазаревым мы даже два раза сидели вместе в жюри на детской «Новой волне». На «Евровидении» я подошла к нему первой поздороваться, он как-то опешил, но поздоровался в ответ. И Филипп Киркоров тоже. Я нормально отношусь к этим людям, как к творческим единицам. Я не берусь их судить, мне кажется, они хорошие люди.

Джамала

На него (Лазарева – КР) был ужасный прессинг. Я полностью испортила им малину. Они (Россия – КР) вкладывали в этот номер миллионы миллиардов. И тут мы такие пришли, все украинского производства – от туфель до постановки номера.

– Что ты можешь сказать о Собчак, которая заявила о желании баллотироваться в президенты России?

– Как говорил мой дедушка, себя смотри. Мне все равно, кто у них там (в России) будет президентом. Мне главное, чтобы мою страну не трогали, чтобы отстали от нас.

– Знала ли ты, что готовится спецоперация по освобождению Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза?

– Конечно, я не знала. Это стало для меня хорошей новостью. У нас еще много политзаключенных. Это сейчас нам дает надежду, что на одно слово находится другое слово.

– За последние два года у тебя многое случилось в жизни. Но, наверное, главное – что ты вышла замуж. Что для тебя изменилось?

– Вдвоем хорошо. Не случайно бог так создал нас, чтобы мы искали себе друга. Это вдохновение, больше сил и уверенности. Он все время поддерживает, находит нужные слова.

Джамала

– Когда будет новый альбом?

– Я хотела выпускать осенью, но переслушала и поняла, что не клеится. Я решила разделить англоязычный альбом и украиноязычный. Мне очень нравится работать с украинским языком, потому что он невероятно мелодичный. В той музыке, которую я пропагандирую, – соул, основанная на джазовых традициях, фанковых, – еще много пространства для работы. Поэтому я хочу написать очень душевный музыкальный альбом. Работа идет, я не разочарую. Однозначно, стоит ждать альбом и на крымскотатарском языке.

В 2016 году Джамала одержала победу на песенном конкурсе «Евровидение». Она выиграла, исполнив песню «1944» о депортации крымскотатарского народа. В 2017 году конкурс принимал Киев.

Предыдущая Джамала: «Я еще не достигла того, чего хотела»
Следующая Джамала: история успеха – Радио Крым.Реалии

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *