Экспорт российского оружия: торговля в убыток?


Российские военные эксперты, опрошенные русской службой «Голоса Америки», с разной долей скептицизма встретили свежий доклад Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI) о состоянии мировой торговли вооружениями. При этом они считают, что коллеги из Стокгольма верно подметили существующие тенденции в данной сфере.

По оценкам специалистов SIPRI, в частности, доля России на рынке экспорта вооружений сокращается, хотя мировой объем продаж вооружений в период с 2014 по 2018 годы возрос по сравнению с предыдущей «пятилеткой» на 7,8%. Так, если в 2009-2013 годах объем продаж российских вооружений составлял 27% от мирового объема, то за последний отчетный период – 21%.

США, напротив, увеличили свои продажи на 29%, а их доля в глобальном масштабе возросла с 30% до 36%. Чуть больше половины всех американских поставок произведены в страны Ближнего Востока.

Независимый военный аналитик Александр Гольц в комментарии «Голосу Америки» рассказал, что выводы SIPRI основаны на собственной системе подсчета, которая не совпадает с официальной статистикой. Причем это касается и России, и США, уточнил он.

«Я бы не стал утверждать, что все, что они говорят, есть истина в последней инстанции, – отметил эксперт. – Однако, очевидно, что санкции играют здесь существенную роль. Вопреки бравурным докладам Ростеха и Рособоронэкспорта, которые говорят, что, мол, нет поводов для огорчений, все остается на прежнем уровне. По их данным, объем продаж составляет 15 миллиардов (долларов)».

По словам Александра Гольца, нетрудно предположить, что в условиях, когда российским госструктурам нельзя рассчитываться через американские банки, когда каждый, кто заключает контракт с Россией, рискует попасть под американские санкции, объем продаж российского оружия объективно падает. Во всяком случае, все это не может не оказывать негативного влияния на ситуацию, отмечает он.

«К тому же дело еще в том, что мы практически ничего не знаем о российском экспорте вооружений. Нам раз в год сообщают цифру, которой выражается общий объем контрактов, и все. Мы не знаем цен, по которым Россия продает вооружения, объемов контрактов. А главное – мы не знаем, насколько прибыльна торговля оружием, и прибыльна ли она вообще?» – говорит аналитик.

В свою очередь, заведующий лабораторией военной экономики российского Института Гайдара Василий Зацепин в комментарии «Голосу Америки» признался, что с интересом прочитал доклад. По его мнению, это серьезная статистическая работа, которая долгие годы ведется на солидной методической основе.

«Она логически обоснована, другое дело, что не совпадает с нашей статистикой, – подчеркнул он. – Но последнее вовсе неудивительно, потому что фактически ее вообще нет. Официальную статистику трудно как найти, так и объяснить. У нас называются цифры, делают «ритуальные приседания», и на этом все заканчивается. Видимо, это связано с попыткой сделать из военного оружия своего рода предмет религиозного поклонения».

Василий Зацепин уверен, что основные тенденции в докладе отмечены правильно.

«У нас, безусловно, есть проблемы с экспортом, а особенно со статистикой, отчетностью, прозрачностью и так далее. В России же нет национального доклада по торговле оружием, как, например, в Германии – с качественной статистикой, анализом. Мы получаем информацию только в виде пресс-релизов об итогах заседания комиссии по военно-техническому сотрудничеству с участием президента», – отмечает эксперт.

Кроме того, допускает Зацепин, коль скоро в последние годы российский экспорт вооружений не растет, следовательно, усилиями США удалось сорвать некоторые крупные сделки Москвы.

Эксперты SIPRI снижение доли России на рынке экспорта вооружений связывают в том числе с уменьшением поставок в Индию (-42%) и Венесуэлу (-96%), которые раньше были одними из главных российских клиентов.

Василий Зацепин вообще сильно сомневается, можно ли считать продажу оружия в Индию и Венесуэлу действительно продажами.

«Потому что с Индией настолько велика доля сборки на ее территории, что уже трудно понять, в чем же тут выгоды России, – пояснил он. – А, учитывая состояние экономики Венесуэлы, трудно отделаться от вопроса – торговля это или оказание безвозмездной военно-технической помощи?»

Экономист отметил, что он не испытывает никакого восторга по поводу «успехов» в торговле России вооружением.

Александр Гольц согласен, что с поставками в Индию возникает очень много проблем.

«Тут вдобавок ко всему налицо довольно сложная история и, подозреваю, коррупционная, с расчетами. Индия расплачивается с нами в рупиях, которые нельзя вывозить из страны. Поэтому при МИДе и Министерстве экономики создается комиссия, которая определяет, каким именно российским фирмам следует продать заработанные рупии, чтобы те купили товары, подлежащие вывозу в Россию. Это чрезвычайно коррупционная схема», – говорит Гольц.

С Венесуэлой, как представляется эксперту, все обстоит еще хуже. Это не торговля, а поставки вооружений в надежде получить политическое влияние.

Предыдущая Палата представителей США одобрила законопроекты против Кремля
Следующая Власти Крыма анонсируют прибытие французских политиков на годовщину аннексии Крыма

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *