«Ему пистолет к голове приставляли, током били» ‒ Ирина Лимешко о муже, заключенном в Крыму


«Когда он смог нам позвонить, то рассказал, что его очень сильно били, угрожали расправой, если не пойдет на сотрудничество и не будет делать то, что скажет ФСБ России», ‒ рассказывает Ирина Лимешко, жена осужденного в оккупированном Крыму по «делу украинских диверсантов» Геннадия Лимешко. Она также отмечает, что без мужа ей очень тяжело, но пережить непростые времена помогает их с Геннадием трехлетняя дочь, которая тоже ждет папу.

Истории пленных, заложников на оккупированной территории и заключенных в России украинских граждан Радіо Свобода публикует в сотрудничестве с Центром гражданских свобод и в рамках кампании #PrisonersVoice.

Геннадий Лимешко

«Наверное, самым ярким воспоминанием является наше знакомство. Мы познакомились и начали встречаться в добровольческом батальоне, когда была война. Гена очень долго добивался меня, наверное, больше года. Мы начали встречаться, у нас родилась дочь. Муж ‒ моя вторая половинка, человек, которого я люблю и который для меня все в этой жизни», ‒ рассказывает Ирина Лимешко , жена осужденного в оккупированном Крыму по «делу украинских диверсантов» Геннадия Лимешко.

Ирина и Геннадий Лимешко

Геннадий Лимешко родился 29 декабря 1992 года. Окончил Харьковский национальный технический университет сельского хозяйства. С 2015 до 2017 года служил сначала в добровольческом батальоне, а затем ‒ по контракту в составе ВСУ Украины.

«Гена ‒ очень целеустремленный человек, я бы даже сказала, упрямый. Если он что-то задумал, то пойдет к своей цели. В 2015 году он хотел воевать, хотел защищать свою страну. Но у него были противопоказания ‒ астма, поэтому ни один военкомат его не брал. Тогда он пошел добровольцем, ‒ рассказывает Ирина Лимешко. ‒ Он очень щедрый человек: последнее может отдать своему побратиму. В сильный мороз в окопе мог отдать свои рукавицы кому-то из ребят. Потому что дружба для него ‒ превыше всего, и побратимы ‒ превыше всего».

12 августа 2017 года ФСБ России сообщила о задержании в оккупированном Крыму, в Судаке, человека, которого они назвали «агентом СБУ» и обвинили якобы в подготовке диверсий против объектов инфраструктуры и жизнеобеспечения полуострова. В СБУ это сообщение о задержании украинского «агента» назвали «очередной провокацией» ФСБ России.

Геннадий Лимешко

«Мне позвонила свекровь и сказала, что Гену задержали в Крыму. Для нас это был большой шок, потому что мы не знали, что и как. Затем уже из СМИ начали узнавать, какие статьи ему инкриминируют, в чем его обвиняют и что там вообще произошло. Связи с мужем не было никакой, ‒ рассказывает Ирина Лимешко. ‒ Потом, когда он смог нам позвонить, то рассказал, что его очень сильно били, угрожали расправой, если не пойдет на сотрудничество и не будет делать то, что скажет ФСБ России. Ему угрожали, пистолет к голове приставляли, током били, шапку жгли на голове, в карцер его бросали. Это все делалось для устрашения, чтобы он взял на себя вину по тем статьям, которые ему инкриминировали следственные органы».

Геннадию Лимешко было предъявлено обвинение «в незаконном приобретении, перевозке и хранении взрывчатых веществ и боеприпасов», оккупационный суд учел, как отягчающее обстоятельство мотив «политической вражды» в связи с аннексией Крыма, из-за которой Лимешко якобы согласился на осуществление диверсий.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: 8 лет для «украинского диверсанта»

Украинец признал свою вину и заключил неформальное соглашение со следствием, которое к делу не добавили. Обвинение просило для украинца восемь с половиной лет лишения свободы. Оккупационный суд приговорил его к восьми годам, снизив срок на полгода из-за малолетней дочери. Семья Геннадия Лимешко считает, что он дал показания о якобы подготовке диверсий в Крыму под давлением и пытками ФСБ. А его адвокат назвал приговор «не соответствующим тяжести преступления».

Сейчас Геннадий Лимешко отбывает наказание в исправительной колонии №6 на хуторе Дидимкино в Ставропольском крае России.

«Сейчас он говорит, что все более-менее хорошо. К нему относятся нормально. Огласка в СМИ, наша омбудсмен помогли ‒ давление прекратилось. Сейчас его не трогают и ситуация нормальная, ‒ рассказывает жена осужденного украинца. ‒ Относительно питания или бытовых условий ‒ там с этим ужасно. У мужа уже полтора года хронические проблемы с кожей: у него появились высыпания, раны. Также есть проблемы с суставами и зубами. Медслужба не слишком оказывает помощь. Передавать лекарства запрещено».

Ирина Лимешко

Ирина рассказывает, что без мужа ей очень тяжело, но пережить непростые времена помогает их с Геннадием трехлетняя дочь, которая тоже очень ждет папу.

«Первое время не знали, что делать, куда идти и к кому обращаться. И вообще, как дальше жить. Но у нас есть дочь, которая является смыслом нашей жизни. Ради нее хочется продолжать жить, ‒ говорит Ирина. ‒ Государство нам несколько помогло финансово. Я сейчас проживаю со своей мамой, она помогает мне с дочкой. Родители мужа также помогают по возможности».

«Такая ситуация может произойти с кем угодно. Задерживая обычных людей, Россия показывает, что Украина ‒ агрессор, что украинцы едут в Россию осуществлять диверсии. Родной брат, дочь, сын или муж ‒ любой может оказаться в такой ситуации. Их могут унижать, бить, пытать и делать все, чтобы человек призналась в том, чего не делал. Мы хотим, чтобы был обмен, и чтобы общественность и СМИ помогли нам в этом. Мы хотим, чтобы нам вернули наших мужчин домой живыми и здоровыми», ‒ заключает Ирина Лимешко.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Сказал мне готовиться к худшему». Три истории украинских узников Кремля Юрий Гордийчук

«Юрий ‒ моя опора, поддержка. Это добрый, отзывчивый, заботливый человек. Всегда придет на помощь, поддержит, ‒ рассказывает Юлия Гордийчук , сестра бойца 53-й отдельной мотопехотной бригады Юрия Гордийчука, который с мая 2019 года находится в плену у незаконной вооруженной группировки «ДНР». ‒ Он для меня как личный ангел-хранитель. Когда его нет, то как частичку от меня оторвали. Самое трудное ‒ когда снится, что пришел домой. Очень его ждем».

Юрий Гордийчук родился 25 сентября 1982 года в селе Александровка в Днепропетровской области. До войны работал частным предпринимателем ‒ бурил скважины. Родные рассказывают о нем как о человеке чутком, который придет на помощь другим в любое время. «Он очень хороший человек, у него много друзей. Всегда веселый был, как говорится, душа компании», ‒ рассказывает Наталья Гордийчук, мать Юрия.

Юрий Гордийчук

В 2015 году Юрий пошел на военную службу. Служил старшим солдатом 43-го мотопехотного батальона 53-й отдельной механизированной бригады Вооруженных сил Украины. 22 мая 2019 года у поселка Новотроицкое машина с восемью военными, среди которых был и Юрий Гордийчук, ошибочно заехала на территорию, оккупированную российскими гибридными силами. Там, на блокпосту противника, украинских военных взяли в плен представители незаконных вооруженных формирований.

«Мы об этом узнали по телевидению, что 22 мая 2019 года группа в составе восьми человек перепутала блокпосты, повернула не в ту сторону и была взята в плен», ‒ рассказывает сестра Юрия Гордийчука.

30 октября 2019 года состоялся так называемый «суд» над пленными. Представители незаконных вооруженных формирований обвинили Юрия Гордийчука в «терроризме и призывах к свержению «власти» в «ДНР» и вынесли «приговор» украинскому военному ‒ 17 лет колонии. Сейчас Юрий находится в Макеевской колонии №32. Украинская сторона внесла Юрия в списки на обмен, но группировка «ДНР» пока его не подтверждает.

Юрий Гордийчук

«Жалоб на здоровье у него нет. Он человек здоровый, ему только 38-й год пошел. Но у него был нервный срыв. Нам об этом сообщили волонтеры. К нему направили психолога, ‒ рассказывает Наталья Гордейчук, мама украинского пленника. ‒ Трудно без него. Жаль, что он не с семьей, не вместе со своим 11-летним сыном, которого воспитывает сам».

Наталья и Юлия Гордийчук рассказывают, что в это непростое время им помогает держаться семья и надежда, что Юрий скоро вернется.

«Может ему кто-то передаст, что мы его очень любим, что мы его очень ждем домой. Пусть он держится. Не знаю сколько времени это займет, но мы будем прикладывать много усилий, чтобы его освободили и он вернулся домой, ‒ говорит Юлия Гордийчук. ‒ Наша сила сегодня ‒ это борьба. Борьба за его освобождение. Борьба за его возвращение домой».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Из наших семей забрали трех мужчин» ‒ супруга фигуранта «дела Хизб ут-Тахрир» Алим Каримов

Алие Каримова , жена активиста общественного объединения «Крымская солидарность» , политзаключенного, фигуранта так называемого дела «Хизб ут-Тахрир» Алима Каримова, рассказывает, что самое яркое воспоминание для нее ‒ знакомство и никях (мусульманский обряд, аналогичный церемонии венчания у христиан ‒ КР).

«Вся наша совместная жизнь ‒ в ярких воспоминаниях. Мой муж ежедневно пытался делать праздник. Он очень хороший, общительный, всегда поможет. Неконфликтный, вежливый, все спокойно объясняет без повышения тона. Он ‒ человек, который нравится всем, ‒ рассказывает волонтерам кампании #PrisonersVoice Алие Каримова. ‒ А теперь одно из самых ярких воспоминаний ‒ как мужа забирали, это запомнится на всю жизнь».

Алим Каримов

Алим Каримов родился 8 апреля 1994, житель Симферополя. Активист «Крымской солидарности», занимался передачами политзаключенным. Женат, имеет ребенка.

Был задержан российскими силовиками 27 марта 2019 года. Ему инкриминируют «участие в деятельности террористической организации» и «приготовление к насильственному захвату власти организованной группой по предварительному сговору». Алиму Каримову грозит наказание в виде лишения свободы сроком до 20 лет. Российский правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным.

«На обыск никого не пустили, не было возможности вызвать адвоката, потому что у нас забрали телефоны. Во время обыска нам подбросили две запрещенные религиозные книги. Сказали мужу подписать протокол, он отказался это сделать без адвоката. Тогда они ответили, что если не подпишет протокол, то не сможет впоследствии забрать вещи, изъятые во время обыска. Нам наши вещи до сих пор не вернули, ‒ вспоминает тот день жена политзаключенного. ‒ Было тяжело узнать, что забрали еще и брата мужа. У меня был шок. Я думала, как это воспримет свекровь, у которой больное сердце. Но она перенесла это стойко».

Алим Каримов

Алие Каримова рассказывает, что после обыска и задержания Алим не ел три дня. «Только во время суда по избранию меры пресечения ему досталась вода и один бутерброд», ‒ говорит жена политзаключенного.

Алима сначала этапировали в СИЗО города Шахты Ростовской области (Россия), затем ‒ в СИЗО в Ростове-на-Дону. Сейчас Каримов находится в симферопольском СИЗО ‒ продолжаются следственные действия.

«Физически на него не влияют, насколько я знаю. Психологического давления тоже вроде нет. Когда болеет, помогать начинают только после того, как мы бьем тревогу. А так не реагируют, ‒ рассказывает жена политзаключенного. ‒ Он не жалуется, но у него периодически случается воспаление желудка».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Арестованному крымскотатарскому активисту Каримову исполнилось 25 лет

Алие рассказывает, что без мужа ей очень тяжело, но большой поддержкой является семья, крымскотатарский народ и все неравнодушные люди. А еще ‒ вера.

«Мы все держимся. Но сначала у нас был большой шок. Все Алима знают с хорошей стороны. Алим для моего отца ‒ как родной сын, они могли часами разговаривать, и отец очень скучает по нему сегодня. Вечером после обыска и задержания Алима я приехала в родительский дом, где меня встретила вся семья со слезами на глазах, ‒ вспоминает Алие Каримова. ‒ Наша вера не дает опустить руки. И люди, которые постоянно приходят и помогают. Это очень разные и даже незнакомые люди, все они такие добрые и открытые. За эти полтора года много людей было. Надежда у меня только на Всевышнего: как он определит ‒ так и будет».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Насаждают атмосферу страха в Крыму»

Алие рассказывает, что большой поддержкой для нее являются также и письма от мужа. «В письмах он рассказывает, что очень тяжело переживает разлуку с родными. Но также всегда нас поддерживает, говорит, что все хорошо и скоро все изменится. Часто спрашивает о сыне: когда мужа забрали, ребенку было всего три месяца. Муж интересуется, когда сын пошел, какое первое слово сказал, на кого больше похож», ‒ рассказывает жена политзаключенного.

«Невинные люди не должны сидеть в тюрьме. Тем более такие, как наши мужья… Это настолько добрые, отзывчивые люди, которые всегда придут на помощь. Таким людям не место в тюрьме. Потихоньку каждое письмо, каждая петиция ‒ помогают. Это не сразу происходит, но постепенно все больше людей обращают на это внимание, становится больше огласки», ‒ говорит Алие Каримова.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

По последним данным Службы безопасности Украины, на оккупированных российскими гибридными силами территориях Донбасса лишены свободы 235 человек. Относительно удерживаемых непосредственно на территории России и в оккупированном Крыму, то по данным уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой, их от 113 до 115. В списке Крымскотатарского ресурсного центра значатся 86 крымских политзаключенных. При этом в «Крымской правозащитной группе» сообщают, что в тюрьмах и СИЗО России и аннексированного Крыма содержатся не менее 94 граждан Украины. А член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщил, что в списке их центра находится 315 человек, 59 из них ‒ крымчане.

МИД Украины констатирует, что за последний год Украине удалось провести три успешных этапа освобождения удерживаемых лиц и вернуть из российских тюрем более 130 граждан Украины. Однако вопрос освобождения удерживаемых Россией по политическим мотивам граждан Украины и в дальнейшем остается актуальным, прежде всего в контексте длительных репрессивных практик на временно оккупированной территории Автономной Республики Крым и Севастополя, а также на территории самой России, говорится в сообщении.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Обыски у крымских активистов и журналистов

После российской аннексии Крыма весной 2014 года на полуострове регулярно проходят обыски у независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенной в России организацией «Хизб ут-Тахрир».

Предыдущая «Ему пистолет к голове приставляли, током били» ‒ Ирина Лимешко о муже, заключенном в Крыму
Следующая «Ему пистолет к голове приставляли, током били» ‒ Ирина Лимешко о муже, заключенном в Крыму

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *