«Это абсурд»: бизнесмен изложил свою версию исчезновения студентки в море у Севастополя


Тело девушки до сих пор не найдено.

В конце сентября исполнится год, как во время прогулки на катере в районе бухты Круглой пропала 20-летняя студентка СевГУ, уроженка Челябинска Лилия Бирулина . Ясности в деле о ее исчезновении нет до сих пор, не найдено и тело девушки. Свою версию событий на днях изложил челябинскому сетевому изданию 74.ru бизнесмен Петр Шапиро , с которым девушка была на борту перед своим исчезновением.

Никакого шторма

Напомним: через несколько дней после происшествия в отношении московского бизнесмена Петра Шапиро было возбуждено уголовное дело. Сначала мужчина обвинялся в убийстве, затем в нарушении правил вождения катера, повлекшем по неосторожности гибель студентки. В марте 2021 года на сайте Гагаринского районного суда города Севастополя появилась информация о том, что уголовное дело было прекращено. По сведениям СМИ, это произошло в связи с примирением сторон: Шапиро выплатил семье девушки компенсацию.

Спустя год в разговоре с изданием 74.ru Петр Шапиро практически поминутно изложил свою версию произошедшего в тот день, так как считает, что в официальных релизах выглядит неадекватным судоводителем.

По словам предпринимателя, он никогда не подверг бы Лилю, с которой неоднократно выходил в море и вдвоем, и в компании, какой-либо опасности. Но никакого штормового предупреждения, тем более шторма, не было, подчеркивает он. Согласно выписке УГМС по Севастополю, которая имеется в распоряжении редакции 74.ru, максимальное волнение в тот день составляло 3 балла по шкале Бофорта.

По словам Шапиро, в море он вышел в 16:16:

«В специальном журнале «выхода и прихода судов» я поставил отметку, что вернусь в 18:00… Мы решили далеко не уходить, так как скоро возвращаться. Весь маршрут потом следствие отследило по береговым камерам и моему эхолоту с GPS. Около 17:40 решили искупаться, и Лилия прыгнула с кормы в воду, но так и не появилась над водой. В итоге я увидел, как она хочет всплыть, но у нее это не получалось, я тут же прыгнул ее спасать. С трудом я поднял ее на поверхность, она смогла вздохнуть воздух. Немного отдышавшись, я спросил, как она себя чувствует, и, услышав ответ, что нормально, поплыл за катером. До катера было около 15–20 метров, проплыв около 10–15 метров, я почувствовал очень сильное сопротивление воды. Позже выяснилось, что там проходят сильные течения. Я не смог догнать катер буквально около пяти метров, и его отнесло в открытое море», – рассказал Шапиро.

По его словам, этому способствовало несколько факторов, включая «отвальный ветер» с берега и натянутый тент бимини. Но шансов всплыть на поверхность без его помощи у девушки не было.

Ждали помощь

Шапиро утверждает: он был уверен, что скоро дежурный причала поднимет тревогу и их начнут искать. Поэтому сказал девушке, что они могут спокойно плыть в сторону берега, до которого было около двух километров. Но помощь не пришла, хотя в 18.05 дозвониться до Шапиро не удалось. Сотрудникам МЧС, как стало известно позже, сигнал об исчезновении катера поступил лишь в 21.50. Между тем в районе 19:30 погода ухудшилась, небо затянуло тучами, и вскоре пошел дождь. Девушка все больше уставала, а затем начала плакать.

«Так было несколько раз. У нее была явная паника. Я попросил ее не волноваться и беречь силы, она успокаивалась. Где-то через два часа пути вплавь, около 19:45, в один момент я обернулся и увидел, что ее лицо находится в воде. Она потеряла сознание. Я тут же приподнял ее, чтобы голова не была в воде, она никак не реагировала, мы уходили под воду, я снова поднимал, так продолжалось много раз. Когда совсем у меня не осталось сил, я отпустил ее», – рассказывает Шапиро.

Сам он поплыл в сторону берега на маяк, который включился на Камышовой бухте, и после еще примерно двух часов пути, т. е. в 22 часа, появился в будке дежурного, сказав, что девушка утонула, и попросил вызвать полицию и скорую:

«Где-то в течение 30 минут приехали все. Сотрудник полиции взял у меня объяснение, и меня повезли в больницу на обследование, взяли анализы и отпустили на все четыре стороны. Конечно, я никуда не скрывался, как писали некоторые журналисты. Каждый день по нескольку раз меня допрашивали сотрудники транспортной полиции и Следственного комитета, возили на разные экспертизы».

Тело найдено так и не было, и на шестой день после трагедии Шапиро поместили в следственный изолятор и возбудили дело по статье «Убийство». По словам бизнесмена, в своих показаниях он написал, что действовал неправильно: вместо того, чтобы прыгать за девушкой, нужно было «развернуть катер, направить судно на нее, потом вырулить и подхватить ее за руку, будучи за штурвалом». Однако в разговоре с челябинскими журналистами вновь подчеркнул, что «прыгнуть за Лилией в воду было единственной возможностью вытащить ее из течения».

«Любой нормальный мужчина прыгнул бы на моем месте! И правила судовождения это не запрещают, – говорит он. – Если бы у следствия и прокуратуры было железобетонное основание моей виновности в нарушении правил, прокурор, участвуя в судебном заседании, никогда не согласился бы с прекращением этого резонансного уголовного дела».

Твердого правила поведения судоводителя в подобных ситуациях (когда он на борту один, а человек тонет за бортом) в России вообще не существует, утверждает предприниматель.

Остается добавить, что родные девушки до сих пор не верят в смерть Лилии и надеются ее найти.

Предыдущая «Беспокоимся, чтобы не принесли вирус»: Что ждет школы Крыма с 1 сентября 
Следующая В Севастополе вернулись к строительству апартаментов у пляжа «Омега»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *