«Это «Крымнаш» зачесался»: о чем говорят задержания россиян за одиночные пикеты в поддержку крымчан


В Санкт-Петербурге 18 января задержали семерых активистов, которые вышли с одиночными пикетами в поддержку осужденных и арестованных крымских татар. Это Илья Ткаченко, Ольга Смирнова, Владимир Шипицын, Асан Мумджи, Дмитрий Негодин, Ильяс Эшреф, Алексей Лейн. Они ежемесячно проводят информационные пикеты в рамках правозащитной инициативы «Стратегия-18».

Изначально российские активисты из Санкт-Петербурга и Москвы объединились в бессрочную акцию под названием «Стратегия-18» в память о дне депортации крымских татар – 18 мая 1944 года. Их цель – рассказать о ситуации в аннексированном Крыму, информировать российское общество о фактах нарушения прав и свобод человека. В частности, активисты вслед за международным правозащитным центром «Мемориал» считают осужденных по так называемым делам «Хизб ут-Тахрир» в Крыму политическими заключенными. Об инициативе «Стратегии-18» и положении крымчан в российском заключении шла речь в эфире Радио .

Активистка «Стратегии-18» Ольга Смирнова рассказала , чего именно хотят добиться своими акциями она и ее соратники.

– Мы выходим на пикеты именно с целью информирования российского общества, у которого крайне низкая осведомленность. Мы делаем это чуть больше четырех лет, с 18 ноября 2016 года. Ранее мы выходили в поддержку крымских татар реже, только в годовщины депортации в мае. Однако затем мы поняли, что уровень репрессий таков, что менее регулярно говорить о них нельзя. Мы хотим, чтобы люди поняли свою гражданскую ответственность: они – граждане России, которая начала оккупацию Крыма вопреки международному законодательству, и вдобавок это оборачивается жестокостью по отношению к жителям оккупированных территорий в нарушение гуманитарного права. Это дополнительный для нас груз национальной вины, связанной именно с Крымом. Очень важно, чтобы люди осознали: это не где-то там, это непосредственно касается любого.

Ольга Смирнова на одиночном пикете, 18 декабря 2018 года

Ольга Смирнова напоминает, что одиночные пикеты не запрещены российским законодательством, однако в Санкт-Петербурге действуют ограничения, связанные с эпидемией коронавируса.

– Сейчас под запретом все публичные мероприятия, даже одиночные пикеты, хотя, конечно, это абсурд: одиноко стоящий человек с плакатом ничем не опаснее такого же человека без плаката. Поэтому мы стали выезжать из Петербурга в ближайшие районы Ленинградской области, где достаточно большой поток народа – в этот раз в Мурино. Прошли по всему бульвару, чередовались – только один человек у нас не успел постоять в пикете. Сначала к нам подошла полиция и сказала, что мы ничего не нарушаем, а затем она же, видимо, уже получив приказ из Центра по противодействию экстремизму, пришла нас задерживать уже без объяснения причин, не требуя документов. На нас составили протоколы о доставлении в отделение полиции, но обвинения так и не предъявили. Попросили в четверг явиться для составления протоколов «о нарушении правил проведения публичного мероприятия».

Одиночный пикет в поддержку крымских татар представителя группы «Стратегия-18» Асана Мумджи, 18 января 2017 года

По словам Ольги Смирновой, активные преследования «Стратегии-18» российской полицией начались с апреля 2020 года, то есть до этого подобных задержаний пикетчиков не было.

– Ни одного протокола за предыдущие 3,5 года не нарисовали. Хотя и были задержания, они не имели судебных последствий. Случались нападения на пикеты. Сейчас власти, похоже, взяли новую тактику и пытаются задушить «Стратегию-18». Наверное, для них каким-то образом актуализировалась проблема Крыма. «Крымнаш» зачесался, а почему – я не знаю. Возможно, это связано с международными судами.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Крымский адвокат Эмиль Курбединов утверждает, что на самом полуострове любые пикеты с лозунгами в поддержку осужденных крымских татар уже давно находятся под негласным запретом российских силовиков.

– Одиночные пикеты в Крыму всегда заканчиваются задержаниями и административными делами о нарушении правил проведения массовых мероприятий. Когда люди собираются возле судов, чтобы поддержать своих соотечественников, полиция подгоняет автозаки, играет мускулами. Административное преследование начинают только в том случае, если есть какие-то плакаты, надписи на футболках и тому подобное. То есть к тем, кто приходит в качестве слушателей, отношение поспокойнее. Тем не менее я могу сказать, что уже в Крыму прошло уже более сотни административных дел о нарушении правил массовых мероприятий. Разумеется, все эти материалы мы ведем с прицелом на международные инстанции, в том числе на Европейский суд по правам человека, Комитет по правам человека ООН и так далее. В ЕСПЧ уже сотни исков по нарушению права на мирные собрания.

Эмиль Курбединов

Эмиль Курбединов считает, что российские силовики так жестко реагируют даже на одиночные пикеты, в частности, в поддержку фигурантов «дел Хизб ут-Тахрир», поскольку сам факт такой поддержки противоречит нарративу о «борьбе с терроризмом» в Крыму.

– Рушится их миф о том, что здесь террористы и экстремисты. Таких преступников не встречают сотни людей из СИЗО и колоний, их не приезжают поддерживать. Все потому, что эти люди политзаключенные, а не террористы – и акции поддержки в Крыму, в Москве, в Ростове доказывают это.

Одиночный пикет представителя группы «Стратегия-18» в Москве, 18 октября 2018 года

В России организация «Хизб ут-Тахрир» с 2003 года считается запрещенной по решению Верховного суда, однако в Украине и большинстве других стран мира продолжает работать легально. Правозащитный центр «Мемориал», а также официальный Киев, считают тех, кого российские силовики преследуют за причастность к «Хизб ут-Тахрир», политическими заключенными. Им выносят приговоры по так называемым террористическим статьям, с тюремными сроками вплоть до 20 лет.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Белогорское «дело Хизб ут-Тахрир»: «Это абсолютная политика»

Российская правозащитница Александра Крыленкова полагает, что власти в последнее время взяли курс на максимальное «закручивание гаек».

– Говорить о том, что в России есть какая-то привычная практика, невозможно, потому что ситуация быстро меняется. Как уже говорили, еще год назад одиночные пикеты были обычным делом, а теперь и они почти всегда заканчиваются задержаниями. До недавнего времени в Москве использовали практику пикетной очереди, но в итоге приняли новые законы, приравнявшие эти одиночные пикеты к массовым акциям. Сейчас задерживают участников практически любых общественно-политических мероприятий – не только связанных с Крымом, с политзаключенными, но и со всей оппозиционной повесткой. К сожалению, именно Крым занимает в ней все меньше места, как это ни грустно. Если в 2014-2016 годах происходящее на полуострове, репрессии, сам его статус были одними из самых важных вопросов, то сейчас внутренние российские проблемы перекрыли все. Репрессии усиливаются.

Александра Крыленкова

Между тем организация «КрымSOS» опубликовала отчет под заголовком «Условия содержания крымских политзаключенных: обзор дел». В нем описывается практика нахождения в местах лишения свободы 35 человек, 17 из которых уже освобождены. Как подчеркивает аналитик «КрымSOS» Евгений Ярошенко , одни из самых распространенных нарушений условий содержания – это пытки и переполненность камер.

– По нашим данным, к пыткам чаще всего прибегает ФСБ при задержании. Практически в каждом из 35 случаев, которые описаны в нашем отчете, политзаключенных очень жестоко пытали, и во многих случаях именно таким образом были выбиты признательные показания. Конвенция по противодействию пыткам однозначно гласит, что такие показания не должны быть использованы во время судебного разбирательства. Помимо этого, мы выделяем ненадлежащие условия содержания именно в камерах: очень во многих случаях помещения переполнены, особенно в СИЗО Симферополя. В камерах царит антисанитария, во многих отсутствует стекло на окнах. Мы также наблюдаем неоказание медицинской помощи политзаключенным – если не в 100% случаев, то очень близко к этому. Администрация не оказывает помощь даже в случае серьезной угрозы здоровью и жизни человека.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Годовщина задержания Сервера Мустафаева: «Он всегда был готов к аресту»

По данным «КрымSOS», за период аннексии Крыма Россией не менее 138 крымчан были подвержены уголовному преследованию по политическим мотивам, как минимум 119 из них были лишены свободы на различные сроки. Не менее 96 человек из этого числа все еще находятся в местах несвободы.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Крымчане в российском заключении

После аннексии Крыма Россией весной 2014 года на полуострове начались аресты российскими силовиками независимых журналистов, гражданских активистов, активистов крымскотатарского национального движения, членов Меджлиса крымскотатарского народа, а также крымских мусульман, подозреваемых в связях с запрещенными в России организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джемаат».

В Секретариате Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Людмилы Денисовой сообщили, что по состоянию на ноябрь 2020 года число граждан Украины, которые преследуются Россией по политическим мотивам, составляет 130 человек.

По данным Крымской правозащитной группы , по состоянию на конец октября 2020 года не менее 110 человек лишены свободы в рамках политически мотивированных или религиозных уголовных преследований в Крыму.

Руководитель программы поддержки политзаключенных, член Совета правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис сообщал, что всего в списке их центранаходится 315 человек, 59 из которых – крымчане.​

Правозащитники и адвокаты называют эти уголовные дела преследованием по политическому, национальному или религиозному признаку. Власти России отрицают эти причины преследований.

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая «Это «Крымнаш» зачесался»: о чем говорят задержания россиян за одиночные пикеты в поддержку крымчан
Следующая В Белогорском районе под лед провалились лошади, одна из них утонула – спасатели

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *