«Это новый Советский Союз»: почему крымские татары требовали встречи с Сергеем Аксеновым


Крымскотатарские активисты не добились встречи с подконтрольным Кремлю главой Крыма Сергеем Аксеновым. Утром 6 ноября под зданием российского правительства Крыма собрались десятки людей, среди которых были ветераны крымскотатарского национального движения, а также родственники арестованных и заключенных по «делам Хизб ут-Тахрир».

Участники акции заявили, что Аксенов «допустил некорректные высказывания» в отношении их близких, в частности, обвинил в участии в «террористической секте». В России организация «Хизб ут-Тахрир» с 2003 года считается запрещенной, однако в Украине и большинстве других стран мира продолжает работать легально. Правозащитный центр «Мемориал» считает тех, кого российские силовики преследуют за причастность к «Хизб ут-Тахрир», политическими заключенными. О тому, почему крымские татары призвали к ответу Аксенова и какие параллели они видят с советским временем, шла речь в эфире Радио .

С вечера 2 ноября сотни крымских татар, которые выехали из Крыма в Ростов-на-Дону на оглашение приговора фигурантам красногвардейского «дела Хизб ут-Тахрир», удерживались сотрудниками российской ДПС на Керченском мосту. После десятичасового ожидания люди вернулись в Крым. Тем временем в Южный окружной военный суд 3 ноября приговорил трех крымских татар к срокам в 12, 13 и 17 лет за участие в «Хизб ут-Тахрир». Позднее в своем посте в Фейсбуке российский глава Крыма Сергей Аксенов поблагодарил сотрудников правоохранительных органов за работу по «противодействию терроризму»:

«Отмечу, что сам факт принадлежности к «Хизб-ут-Тахрир», цель которой заключается в построении «всемирного халифата», уже является нарушением российского законодательства. Так же, как и поддержка терроризма. Уверен, что наши правоохранители разберутся в ситуации и примут необходимые решения в рамках закона. А крымским сторонникам «Хизб-ут-Тахрир» настоятельно советую отказаться от идей, которые проповедует эта террористическая секта, прикрывающаяся религией, и обратиться к истинным духовным и нравственным ценностям. Таких случаев немало, и, как показывает опыт, это всегда приносит пользу как самому человеку, его родным и близким, так и обществу в целом. Системная работа по противодействию экстремизму и терроризму ведется постоянно, и она будет продолжена. Благодарю сотрудников ФСБ, МВД, национальной гвардии, всех, кто стоит на страже закона и порядка, кто защищает крымчан от существующих угроз».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Ваши драконовские сроки не сломят нас»

Уже 6 ноября один из участников акции под российским правительством Крыма объяснил, почему считает слова Аксенова оскорбительными:

«У меня забрали двух племянников, их дядю взяли и обвинили в терроризме. Моя мать была «дочерью врага народа» и всю жизнь жила с этим клеймом. Ее, 16-летнюю, обвинили в предательстве. До каких пор это будет продолжаться? Это что, возвращение советского времени? На выступление Аксенова идут комментарии, где явно проявляются шовинизм и ненависть к крымским татарам: мол, надо их сажать, делать вот так и вот так. Разжигают ненависть! Но это же недостойно главы республики! Пусть выйдет и объяснит: значит, мы второсортные, значит, нас можно обзывать разными прозвищами, как и наших предков. Мы хотим все это от него услышать».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Керченский мост заблокирован?

Крымскотатарский активист, отец арестованных по «делу Хизб ут-Тахрир» Шукри Сейдаметов рассказал , какие у него были требования к Сергею Аксенову.

– Мои дети и их дядя с марта этого года арестованы. Услышав о том, что произошло на мосту, я подумал, что если завтра моих детей этапируют в Ростов, то меня ждет такая же участь: ни я сам, ни мои родные и близкие не смогут проехать к суду и хотя бы оказать моральную поддержку. Во-вторых, то, что Аксенов говорил о поддержке терроризма, я воспринял как угрозу. Вспомнились рассказы моих предков о том, как в советское время детей отлучали от родителей, жен – от мужей, чтобы они отказывались от «врагов народа». Поэтому я пришел к Совмину, но не с тем, чтобы увидеть Аксенова – у меня не было желания разговаривать с ним о чем-то. У меня было требование, чтобы он вышел и сказал все, что он написал в Фейсбуке, в лицо людям. Если он представляет власть в Крыму, пусть скажет это откровенно, а не спрятавшись за высокими стенами и за автоматами.

При этом Шукри Сейдаметов полагает, что крымскотатарским активистам не стоит всерьез рассчитывать на встречу с российским главой Крыма.

– Я не верю, что он выйдет, потому что он несамостоятельная фигура и выполняет то, что ему указывает начальство. Поэтому выйти и сказать что-то народу будет не в его компетенции. Но в любом случае Аксенов должен понимать, что любое сказанное им слово воспринимается не как личное мнение, а как представитель власти. Он должен ощущать свою ответственность за высказывания в адрес целого народа. Ведь то, что Аксенов сказал в адрес друзей и родственников, которые хотели посетить судебное заседание в Ростове – это не про 200 человек, а про весь народ. Опыт прошлого показывает, что даже в советское время руководители такого уровня не могли выйти и сказать что-то вразумительное – только спущенное сверху. Так или иначе, мы хотели проявить солидарность народа.

В итоге вместо Сергея Аксенова к собравшимся вышел глава российского Государственного комитета по делам межнациональных отношений Крыма Альберт Кангиев и предложил определить группу людей из трех-пяти человек – и тогда он организует встречу в понедельник 9 ноября. При этом он заявил, что собрание крымских татар под российским правительством Крыма рассматривает как незаконное. Активисты в ответ потребовали предоставить им зал, который вместил бы всех желающих пообщаться с Аксеновым. Кангиев на такой вариант не согласился. Журналисты также направили запрос российскому главе Крыма, однако он, как и все остальные, остался без ответа.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Власти России боятся общности крымских татар»

В конце 1980-х инициативные группы крымских татар регулярно требовали встреч с руководителями коммунистической партии СССР. В частности, по поводу сообщения ТАСС от июля 1987 года, в котором власти частично оправдывали депортацию крымских татар в 1944-м и отказывали им в праве вернуться в Крым. Впрочем, ветеран крымскотатарского национального движения Бекир Умеров указывает на то, что советские власти в 70-80-е годы не назначали активистам большие тюремные сроки.

Бекир Умеров

– Крымские татары всегда добиваются своих целей и выражают свое недовольство существующим положением дел исключительно мирными способами – митингами, пикетами. С другой стороны, любой античеловеческий режим использует ложь и клевету. Если сравнивать нынешнюю ситуацию с советской, то я могу сказать, что в период застоя правила игры были мягче, чем сейчас. Активным участникам национального движения тогда давали сроки от двух до пяти лет, но таких страшных приговоров – более десяти лет тюрьмы – просто не было. Кроме того, у чиновников была какая-никакая идеология, а сейчас ее нет, правил игры нет. Я предполагаю, что есть сухая арифметика, чтобы кто-то за счет этих приговоров получил звездочки и звания. Людей преследуют просто за то, что они соблюдают каноны ислама.

Между тем крымскотатарский активист Нариман Джелял считает, что российские власти Крыма готовы общаться только с теми крымскими татарами, которых сами назначили представлять народ.

Нариман Джелял

– Власти Крыма не желают слышать крымских татар, за исключением тех, кого сами определили для себя в качестве формальной стороны. Я говорю о представителях Духовного управления мусульман Крыма, о членах ряда общественных организаций, возникших после 2014 года. Кого-то из крымских татар россияне определили во власть, а с теми, кого они считают нелояльными, неугодными и так далее, никакого диалога не происходит. Иногда, когда родственники политзаключенных приходят к Совмину, для демонстрации внимания к ним посылают на переговоры чиновников рангом пониже. В этот раз и такого диалога не сложилось, и я не вижу эффективности таких попыток. Поведение власти в данном случае не спонтанно, оно имеет систематический характер. Аксенов говорит, что он за межнациональное согласие и так далее, но на самом деле радеет только за «русский мир». Это новый Советский Союз.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Нариман Джелял убежден в том, что хотя сами высказывания Сергея Аксенова формально не содержат каких-либо незаконных призывов, с точки зрения российского законодательства – однако побуждают к шовинистической риторике других. При этом крымскотатарский активист отмечает, что российские власти крайне избирательно привлекают граждан к ответственности за слова, разжигающие межнациональную рознь: по его наблюдениям, в аннексированном Крыму резкие высказывания российских чиновников в адрес крымских татар или украинцев, как правило, остаются безнаказанными.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая Больше половины ПЦР-тестов оказались ошибочными, – исследование
Следующая «Это новый Советский Союз»: почему крымские татары требовали встречи с Сергеем Аксеновым

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *