«Это возмущает до жути»: крымский детдом «Елочка» засыпали проверками после скандала с ребенком


В аннексированном Крыму проверяют детские дома после скандала в специализированном детдоме «Елочка» в Симферополе. В конце августа крымчанка Ольга Крамная обвинила сотрудников учреждения в ненадлежащем уходе за их двухлетним воспитанником Сережей, которого она оттуда забрала. По ее словам, ребенок был истощен, а его развитием никто не занимался.

Детдом «Елочка» специализируется на воспитании детей с поражением центральной нервной системы и нарушением психики. Издание NEWS.ru со ссылкой на крымскую благотворительную организацию «Наша надежда» сообщило, что уже известно по крайней мере о пяти жалобах от приемных семей, которые сталкивались с таким же отношением к семи детям из этого же учреждения. В «Елочке» эти претензии пока никак не комментировали, тем временем детдом проверяют представители Следственного комитета России, а также российская прокуратура Крыма. О громком скандале вокруг крымского сироты шла речь в эфире Радио .

Ольга Крамная рассказала, что процедура усыновления ребенка заняла 10 месяцев и что ей было заранее известно об определенных проблемах со здоровьем. Однако приемная мать утверждает, что по факту состояние ребенка оказалось хуже, чем она ожидала, и она винит в этом именно ненадлежащий уход в детдоме:

«У него наблюдается белково-энергетическая недостаточность тяжелой степени – иными словами, дистрофия. Есть все признаки того, что в доме ребенка его практически не поили. Он почти не пьет, вес – шесть килограммов, то есть половина от нормы его возраста, рост – 74 сантиметра, а должно быть 86 сантиметров. Не разговаривает, не может сидеть без поддержки – заваливается на бок, не ходит, редко стоит, в основном лежит. У Сережи деформирована затылочная часть черепа – врачи связывают это с тем, что он постоянно лежал и его не переворачивали. В районе копчика обнаружили свищ, который объясняют тем же и низкой массой тела».

Ольга Крамная, кроме Сережи, ранее усыновила в детдоме «Елочка» еще троих детей. По ее словам, и у них в свое время были проблемы с весом и отставанием в развитии. В самом детском заявления приемной матери, а также проверки правоохранительных органов пока не комментировали. Связаться с руководством учреждения не удалось и журналистам . Уже 1 сентября стало известно о том, что российский глава Крыма Сергей Аксенов создал межведомственную рабочую группу для проверки «Елочки».

Глава благотворительного фонда «Колыбель Милосердия» Валентина Тарасенко усыновила троих воспитанников «Елочки» и в комментарии телеканалу «РЕН-ТВ» выступила в защиту сотрудников детдома:

«У нас в доме ребенка практически нет здоровых детей – даже в названии указано, что это учреждение для детей с поражением центральной нервной системы. То есть детей с диагнозами там очень много, а вокруг этого раздувают такой хайп. Дом ребенка сегодня в таком состоянии, что все сотрудники работают вахтовым методом – круглосуточно, по две недели – и очень устают. Они идут на это ради сирот, и нанести им такой удар, обвинив в недобросовестном уходе – это крайне непорядочно».

Российская уполномоченная по правам ребенка в Крыму Ирина Клюева в комментарии телеканалу «Крым 24» в конце августа заявила, что у бывшего воспитанника «Елочки», которого взяла к себе Ольга Крамная, якобы обнаружена «генетическая предрасположенность к тем заболеваниям, которые у него есть» и что они также могут быть обусловлены «асоциальным образом жизни его матери». Тем не менее уполномоченная пообещала, что уже московские врачи определят, насколько обоснованы претензии приемных родителей к детскому дому в этом и других случаях.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Волонтер из Симферополя Руслан поделился с наблюдениями о детском доме «Елочка», где он организовывал праздник еще в декабре 2014 года.

– Дети очень обрадовались подаркам, мы с ними играли, и у меня даже есть фото с ребенком. Мне тогда не показалось, что за детьми плохо ухаживают, но я заметил, что сотрудники не проявляли той любви, которую няни должны дать ребенку. То есть, относились как-то не так, но ничего вопиющего я не заметил. Когда я прочитал эту историю, она возмутила меня до жути. Я очень хотел бы, чтобы в этом деле конкретно разобрались и наказали виновных. До меня также дошла информация, что когда кто-то еще организовывал праздник в «Елочке», то подаренные детям игрушки потом оказались на Центральном рынке Симферополя – их продавали. К сожалению, не могу ничем это подтвердить, но хотелось бы, чтобы такие факты тоже проверили.

Руслан Билялов

Член Совета Министерства образования России по вопросам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения, Александр Гезалов утверждает, что на детские дома для воспитанников с медицинскими проблемами из российского бюджета выделяют огромные суммы.

– Но на самом деле система больше следит за собой, чем за детьми. Сотрудников детских домов интересуют финансирование и рабочие места. Такой ребенок-сирота в медучреждении обходится государству в 3,6 миллиона рублей в год – за такие деньги можно было бы 20 детей накормить. Если с такими расходами происходят подобные инциденты, значит, сотрудники не понимают, как обращаться с детьми, им не хватает знаний, компетенции, да и просто сердечности. На мой взгляд, очень важно осуществлять общественный контроль над подобными учреждениями, потому что их руководители сидят на одном месте по несколько десятков лет и только получают от властей грамоты. Скорее всего, в Крыму мы увидели системный сбой в работе, который вышел наружу, благодаря тому что ребенок оказался в семье. Иначе бы все оставалось в закрытом режиме, и никто ничего не узнал бы.

Александр Гезалов

По оценке Александра Гезалова, ненадлежащее обращение с детьми-сиротами также может быть следствием обычного профессионального выгорания сотрудников интернатов или же их профнепригодностью.

– Я сам из детского дома, и у нас сидела медсестра, которая особо не интересовалась нашим здоровьем: вроде дети бегают, прыгают, все нормально. О проблемах со здоровьем точно так же узнавали, только когда мы покидали детский дом. Словом, пока ребенок там находится, сотрудникам главное его накормить и спать уложить – а то, что нужны медицинские услуги, обучение необходимым навыкам для последующей передачи в семью, никого не волнует. Поэтому в этой крымской истории нужно разбираться, а вообще, на мой взгляд, пора расформировывать подобные учреждения. В современном мире они уже не нужны, тем более когда государство не успевает следить за детьми. В России уже есть такая форма ухода, как сопровождаемое проживание малыми группами, почти в домашних условиях и под надзором специалистов – и при таком финансировании все это можно обеспечить на должном уровне.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Интернат в Севастополе: забрать у сирот, отдать российскому Следкому

Директор департамента Национальных горячих линий и социальной помощи организации «Ла Страда – Украина» Алена Кривуляк курирует работу детской «горячей линии» по всей территории страны и отмечает, что на нее время от времени поступают жалобы на проблемы в детских домах.

– Часть детей обращается к нам из интернатных учреждений – это небольшое количество звонков, но они есть. С 2017 года мы проводили исследования на тему: могут ли дети в интернатных учреждениях иметь какой-либо доступ к защите своих прав, к обращению в различные структуры, которые помогают с этим. К сожалению, цифры оказались страшными, потому что дети таких возможностей практически не имеют. У них нет мобильного телефона, а стационарный находится в административном корпусе, и к нему тяжело добраться. Если у ребенка есть проблема насилия со стороны воспитателей или других детей, он фактически не может никуда обратиться. Очень часто мы получаем обращения не от воспитанников интернатных учреждений, а от воспитателей, нянек. Тогда мы подключаем и службу по делам детей, и полицию, и уполномоченного президента Украины по правам ребенка.

Алена Кривуляк

По мнению Алены Кривуляк, обращение с детьми в интернатах остается одной из острых социальных проблем как в Украине, так и в странах бывшего СССР – и их необходимо реформировать по европейскому образцу, когда воспитанников сразу помещают в приемные семьи, а не содержат в изоляции от общества.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая «Шел 21-й век. Но в Крыму об этом старались не думать» – из крымских сетей
Следующая «Шел 21-й век. Но в Крыму об этом старались не думать» – из крымских сетей

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *