«ФСБ хочет жестоко наказать несогласных»: новые обвинения в крымских «делах Хизб ут-Тахрир»


ФСБ обвиняет 25 крымских татар – фигурантов второго симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» – в намерениях захватить власть в России. Новые обвинения появились спустя год после ареста подозреваемых. Речь идет о статьях 30 и 278 Уголовного кодекса России, которые предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет.

При этом основным обвинением в отношении арестованных остается участие в организации «Хизб ут-Тахрир», которую признали террористической в России и аннексированном ей Крыму. На полуострове уже насчитываются в общей сложности десять «дел Хизб ут-Тахрир», по которым проходят 67 человек: двое из них уже вышли на свободу, отбыв свой срок наказания, а самый суровый приговор – 19 лет тюрьмы для Муслима Алиева из Ялты. Российский правозащитный центр «Мемориал» признал фигурантов этих дел политзаключенными. О новых обвинениях против них шла речь в эфире Радио .

Крымский адвокат Эмиль Курбединов рассказал , когда и зачем российские силовики стали впервые вменять фигурантам «дел Хизб ут-Тахрир» подготовку к насильственному захвату власти.

– Для меня это ялтинское дело и первая бахчисарайская группа – Энвер Мамутов. Тогда следствие по ялтинскому делу очень затянулось – оно длилось более года – и в итоге ему вменили ту самую статью 278. Причем диспозиция была просто переписана из Уголовного кодекса, а все, что ФСБ считала доказательствами по статье 205.5 – участие в «Хизб ут-Тахрир» – попало и в это обвинение. То есть получились два шаблонных обвинения с одинаковыми доказательствами, но при этом статьи разные. Другие доказательства не собирались, просто вменяли параллельно – мы считаем такие обвинения абсурдными. Для чего это делается? В некоторых случаях это помогает ФСБ увеличить сроки расследования при затягивании дела. В следственные группы при этом входят десятки следователей, а у них во время работы над такими делами служба рассчитывается по принципу «год за полтора».

Эмиль Курбединов

По оценке Эмиля Курбединова, российские силовики, как правило, копируют основные обвинения в крымских «делах Хизб ут-Тахрир» из решения Верховного суда России о запрете этой организации.

– В приговорах большая часть попросту вырезана из этого решения 2003 года. Это абсолютно формальный подход, и ни одному тезису в обвинительном заключении мы не находим подтверждений. Это фантазии религиоведов и предположения следователей ФСБ. Получаются формальные обвинения, формальные суды, формальные продления арестов и формальные приговоры. Ничему из того, что там говорится, вы не найдете доказательств в материалах дела – есть всего лишь разговоры людей. ФСБ ссылается на выводы экспертов, которые утверждают, что «Хизб ут-Тахрир» хочет построить всемирный халифат, в том числе на территории России. Юридически это не выдерживает никакой критики. Часто в судебных заседаниях политзаключенные говорят: «Как те, кто сами захватили власть в Крыму, могут обвинять нас в захвате власти?» Это полнейший абсурд.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Вламываются в 6 утра к беззащитным людям»

Эксперт российского правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис отмечает, что в России силовики стали использовать практику дополнительных обвинений в «делах Хизб ут-Тахрир» еще в начале 2010-х.

– Она характерна в первую очередь для групповых дел. Такая «добавка» преследует несколько практических целей. Во-первых, ужесточение наказания там, где есть желание жестоко наказать людей – особенно несогласных с обвинением, особенно активно протестующих и так далее. Во-вторых, большие групповые дела силовики не успевают расследовать за год, и по одной только статье 205.5 у них заканчивается срок содержания под стражей, а дополнительное обвинение по статье 278 позволяет продлевать арест еще на год. Во многих делах заметно, что силовики поступают именно так. В-третьих, это способ манипуляции подследственными: часто в рамках одного дела кому-то предъявляют эту статью, а кому-то нет, принуждая обвиняемых к сотрудничеству, к признанию вины и даче показаний на других.

Сергей Давидис

Сергей Давидис указывает на то, что использование одних и тех же доказательств для обвинения по разным уголовным статьям «противоречит самим принципам права».

– Что касается связи между созданием всемирного халифата и подготовкой к захвату власти в России, это некорректная конструкция по нескольким причинам. Фактически нигде не описано вхождение частей России в состав халифата. Это чисто доктринальное учение, ведь необходимость установления халифата прописана в Коране, это их идеальное представление о мире. Они описывают и обсуждают исключительно мирные способы достижения этой цели. Словом, есть некое религиозное чаяние: чтобы своим ревностным мирным поведением мусульманин стремился к тому, чтобы это случилось. Что ж, люди имеют право верить во всемирный халифат, согласны мы с этим или нет. Вслед за Кораном «Хизб ут-Тахрир» тоже предполагает это, но здесь именно теоретические рассуждения, относящиеся к некоему неопределенному будущему.

КР в FacebookКР в TelegramКР в мобильном

Адвокат российского правозащитного центра «Агора» Александр Попков также считает дополнительные обвинения в «делах Хизб ут-Тахрир» технологией ФСБ.

– Статья 278 предусматривает три постулата: насильственный захват власти, насильственное удержание власти и насильственное изменение конституционного строя. На практике чаще применяется как раз насильственный захват, который в основном вменяется фигурантам «дел Хизб ут-Тахрир». Судьи не видят алогичности и абсурдности этой статьи применительно к мирным собраниям даже той организации, которую признали террористической. Мне кажется, изначально это обвинение ввели, поскольку люди получали не очень большие сроки за участие в «Хизб ут-Тахрир». ФСБшников не устраивало, что работа большая, какие-то ужасные обвинения в терроризме, а людям дают сроки от 5 до 12 лет – и вот, чтобы отомстить фигурантам, стали добавлять эту тяжкую статью. В итоге появляются формулировки вроде: «подготовка к подготовке насильственного захвата власти».

Александр Попков

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая Оккупанты боятся, что коронавирус проникнет через Крымский мост
Следующая Власти предлагают крымчанам самим шить маски

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *