Генконсул Украины в Ростове-на-Дону встретился с 11 крымскими политзаключенными


31 марта и 1 апреля в СИЗО-1 Ростова-на-Дону прошли встречи фигурантов второй Бахчисарайской и второй Симферопольской групп по делу Хизб ут-Тахрир, а также недавно осужденного Олега Приходько с Генеральным консулом Украины Тарасом Малышевским. По итогам многочисленных обращений и консульских встреч, администрация СИЗО-1 сообщила дипломату, что пересмотрит организацию питания, теперь в нем поочередно и отдельно будут готовиться блюда из курицы, говядины и свинины, чего долгое время добивались мусульманские политзаключенные в своих обращениях, вынужденные ранее отказываться от пищи, в силу религиозных убеждений. Также дипломат добавил, что вскоре всем незаконно удерживаемым гражданам будет оказана материальная помощь для покупки продуктов и товаров первой необходимости. Сейчас решается вопрос о подписке хотя бы одного экземпляра Новой газеты на группу, чтобы решить проблему узников с информационным вакуумом в СИЗО.

«Нами движет вера»

Тофик Абдулгазиев содержится в одиночной камере без холодильника — в СИЗО их на всех не хватает. Он сообщает, что сейчас в нем нет нужды, но летом без него будет тяжело. Супруге он передает, что все есть и волноваться не стоит. 

На вопросы сокамерников в Крыму, Краснодаре и Ростове всегда отвечает: «Нами движет вера», заявляя, что ни обвинения, ни двухлетняя изоляция от семьи его не сломают. Консул передал Абдулгазиеву приветствия от всех родственников, политзаключенный находится в приподнятом настроении, обещал дипломату «приготовить барашка» при возвращении домой.

«Тогда мы общались в перерывах заседаний, а сейчас в СИЗО»

Владлен Абдулкадыров, как и многие другие крымскотатарские заключенные, — общественный активист, посещавший первые судебные процессы крымских мусульман. Тарас Малышевский хорошо знаком с ним: «Тогда мы общались в перерывах заседаний, на которых вместе присутствовали слушателями, а сейчас Владлен, как и его коллеги, пребывают по другую сторону зала судебных заседаний, а встречи наши проходят в СИЗО», — передает генконсул.

Абдулкадыров помещен в камеру на 6 человек, там отсутствуют телевизор, холодильник. Письма ему не доставляют, он очень ждет послания, со слов родных, они уже давно в пути. Посылку с лекарствами он получил, передает теплые слова своему народу и всем неравнодушным.

«Только не говорите маме о моем кашле — она будет волноваться»

Иззет Абдуллаев находится в Ростовском СИЗО еще с 20 января — сейчас он в камере на 4 человека. На данный момент он ожидает согласования пользоваться «Зона-Телеком» для связи с родными, а также подтверждения наличия денежного счета. 

Заключенный кашляет, но лечится больше чаем с медом, нежели таблетками. Медики стучатся к нему каждый день, иногда дважды за день — интересуются его здоровьем, он просит не сообщать о кашля матери, чтобы она не переживала, но консулу не удалось скрыть это от Гульнары Абдуллаевой. Тем не менее, маму он успокоил, добавив, что ее сын мужественно держится в СИЗО.

Меджит Абдурахманов страдает от зубной боли

Политзаключенный из второй симферопольской группы Меджит Абдурахманов пребывает в трехместной камере. Он испытывает сильную зубную боль и недавно проходил осмотр терапевтом и стоматологом в СИЗО. Ему выписали лекарства для желудка, но обезболивающее от зубной боли в медсанчасти отсутствует — он рассчитывает получить необходимые ампулы от родственников в ближайшее время, а пока рассчитывает справляться сам. Он обрадовался полученному от супруги письму, хотя и крайне возмущенным своим незаконным задержанием, которое длится уже 2 года, а также этапированием из Крыма против его воли.

«Хоть что-то в этой жизни успел!»

У Малышевского также прошла встреча с политузником Билялом Адиловым. Он сейчас в камере с тремя людьми, там есть телевизор, в Ростове находится 2 месяца, 18 из которых провел в карантине. У него нет жалоб на здоровье и администрацию, он регулярно получает письма, передает, что весенняя погода и пение птиц «лишь обостряют тоску по Крыму», но он полон сил держаться дальше. Рассказывая о своей большой семье, о 6 детях Билял шутит: «Хоть что-то в этой жизни успел!»

У Энвера Аметова забрали триммер, в камере у него обостряется кашель из-за плесени

Энвер Аметов заключен в камере на 7 человек, из условий: холодильник, телевизор. Однако политзаключенный сообщает, что ему так и не вернули, отобранную конвоем во время этапа из Краснодара, машинку для подстригания, консульство обещает решить этот вопрос. 

Кроме того, у него появились проблемы со здоровьем — в камере очень сыро у Энвера обострился аллергический кашель. Также ему необходим осмотр офтальмолога и очки, ухудшение зрения он тоже связывает с заключением. Вскоре ему предстоит визит к стоматологу, он просит родственников передать обезболивающее, так как в медсанчасти у зубного врача его попросту нет. 

«Надеюсь, что мой маленький сын Мустафа сможет меня узнать, когда я вернусь домой»

Осман Арифмеметов не жалуется на условия содержания, пребывает в сухой камере с горячей водой, сумел найти общий язык с администрацией учреждения. Передавал теплые приветы своим друзьям и коллегам по журналистике и правозащитной работе – Тамиле Ташевой, Татьяне Печончик, Антону Наумлюку, Тарасу Ибрагимову и другим коллегам. «Он, как никто другой, чувствует нехватку информации», — рассказывает генконсул, — «Много расспрашивал о событиях в Крыму, Украине и мире». 

Сейчас Осман записан на прием к невропатологу — в ноге возникает боль. Он очень переживает за семью и близких, просит супругу написать заявление в суд на предоставление свидания. «Надеюсь, что мой маленький сын Мустафа сможет меня узнать, когда я вернусь домой. Рассказывайте ему об отце!», — просит политзаключенный.

Руслан Сулейманов передает наилучшие пожелания небезразличным людям

Активист и журналист Руслан Сулейманов заключен в камере-одиночке, у него есть телевизор, но холодильник отсутствует. Он рассказал консулу о своих двухгодичных скитаниях по следственным изоляторам Ростова-на-Дону и Симферополя, дипломат выразил ему глубокие соболезнования в связи с утратой сына Мусы. На здоровье жалоб не испытывает, триммер из Краснодара все еще не получил. 

«Пусть дети слушаются маму и не отчаиваются» 

Яшар Муединов пребывает в хорошем расположении духа — на судебном процессе увидел свою супругу, которая прибыла с Крыма и могла присутствовать на заседании. К сожалению, передать новости, а тем более поговорить, было невозможно, поэтому передает он передал через консула, чтобы «дети слушались маму и не отчаивались». Также он добавил, что его единственный сын (в семья Яшара 7 дочерей) должен до его возвращения выполнять роль единственного мужчины в семье. 

Тарас Малышевский сообщает, что Яшар Муединов необычайно жизнерадостно и с глубоким чувством юмора стойко переносит все тяготы, даже не показывая виду. В прошлый четверг его перевели в одиночную камеру на 4 человека — мокрую и сырую. Он будет выяснять с администрацией, как долго ему предстоит там находиться. Муединов также ожидает из Краснодара отобранные конвоем радио, триммер и удлинитель. 

Подарок генконсульству — нарисованную на ткани мечеть забрать не удалось

Рустем Шейхалиев на консульскую встречу принес украинским дипломатам нарисованную им на белой тонкой ткани мечеть, однако забрать подарок не удалось из-за существующих ограничений при встречах в тюремных стенах. «Будем с нетерпением ожидать этой дорогой и неожиданный для нас подарок почтой» — прокомментировал Тарас Малышевский. Рустем содержится в камере на 8-х человек с телевизором и без холодильника. «Все мусульмане, вместе кушаем, уживаемся, была одна передача на его имя месяц назад» — говорит Шейхалиев о своей жизни и быте в Ростовском СИЗО. Он просит сделать ему кардиограмму (этот вопрос был поднят при встрече консула с администрацией), так как наблюдает скачки давления, сопровождающиеся головными болями, которые здешние медики лечат анальгином.

Олег Приходько не хочет сдавать тест на ПЦР — опасается повторения ситуации на следствии

Олега Приходько должны перевести в другое СИЗО на территории Ростовской области, но он отказывается сдать тест на коронавирус, мотивируя это тем, что обвинение против него как раз было построено на незаконном изъятии биоматериала, которое обманом взяли у него и нанесли на подброшенную взрывчатку, как полагает защита. Убедить его не удалось даже присутствием консула на этой процедуре. Дипломат полагает, что его переведут без сдачи анализа. Впереди у Олега Приходько стадия подготовки и рассмотрения апелляции. Политзаключенный благодарит свою семью и однопартийцев за помощь.

Предыдущая «Не дадим поесть, пока не подпишешь явку с повинной». Адвокат рассказал как ФСБ задерживала Кадырова
Следующая На улице Челнокова образовалась свалка строительных отходов (фото)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *