Главная улика – флажок: что не так с делом Дилявера Гафарова


Специально для

Подконтрольный России Верховный суд Крыма оставил в силе приговор в отношении крымского татарина Дилявера Гафарова из села Жемчужина. Его обвинили в том, что он якобы состоял в батальоне имени Номана Челебиджихана, и приговорили к десяти годам колонии строго режима. Какие действия Гафарова крымский суд признал преступными, а также на какие нарушения обратила внимание защита в своей апелляционной жалобе, читайте в этом материале.

Телохранитель Ислямова?

Согласно обвинительному заключению, представленному в суде, Дилявер Гафаров , «по мотивам политической вражды к России, а также факту оккупации полуострова, вступил в состав крымскотатарского добровольного батальона имени Номана Челебиджихана». По данным следствия, он находился в расположении батальона в период с февраля 2016 года по июнь 2017 года и выполнял там ряд обязанностей. К их числу следствие отнесло личную охрану руководителя подразделения Ленура Ислямова , строительство фортификационных укреплений рядом с «российско-украинской границей» (административной границей между Крымом и Херсонской областью – авт.), а также работы в подсобном хозяйстве батальона.

Помимо этого, обвинение указывает, что Гафаров проходил на территории формирования огневую и рукопашную подготовку, отвечал за наполнение страницы батальона в социальной сети «ВКонтакте». При этом, по мнению обвинения, осужденный знал, что формирование является незаконным и имеет на вооружении огнестрельное оружие, а также готов был сам использовать это оружие «для изменения территориальной целостности Российской Федерации».

Откуда у следствия взялась уверенность относительно готовности Гафарова воевать за деоккупацию Крыма, учитывая, что он отрицает вообще службу в этом батальоне, абсолютно не понятно. Судя по аргументам апелляционной жалобы, доказательной базой в суде стали фотографии с ноутбука, якобы изъятого у Гафарова во время обыска, показания «секретного свидетеля», который утверждал, что тот входил в состав батальона, а также флажок с символикой батальона, найденный у него дома во время обыска.

Техническая ошибка

Еще в суде первой инстанции защита обратила внимание, что в материалах дела фигурирует совсем не тот ноутбук, который был изъят во время обыска. Адвокат ходатайствовал о том, чтобы «разбег» цифр и букв модели в суде пояснил следователь, который вел это дело, однако судья Кировского районного суда Игорь Дегтярев отказал в удовлетворении этого ходатайства и в решении указал, что это была «техническая ошибка».

Защита настаивала, что все найденные на «левом» ноутбуке доказательства, в том числе фотографии Гафарова якобы в расположении батальона, нельзя считать допустимыми, поскольку сомнения в принадлежности девайса осужденному не были устранены. Однако судом это мнение было оставлено без внимания. Равно как и требование провести дополнительную экспертизу обнаруженных там фото на предмет монтажа.

В апелляционной жалобе защита также обратила на это внимание, утверждая, что экспертиза изображений проводилась только портретная, чтобы установить, действительно ли на фотографиях был Дилявер Гафаров. Никаких действий по установлению места произведенных снимков и времени их создания экспертом не выполнялось.

Преступление без места

И еще один момент, связанный с понятием места. Для простых людей это может показаться формальным, однако для юристов очевидна базовость понятия «место совершения преступления». В апелляционной жалобе отмечается, что следствие не установило точное место нахождения «незаконного вооруженного формирования», а значит не установлено и место совершения преступления Дилявером Гафаровым.

Примечательно, что и свидетели обвинения, в том числе «секретный», по утверждению адвоката Александра Музыки , в суде первой инстанции дали противоречивые показания, связанные с расположением батальона, его количественным составом, числом установленных палаток и прочими нюансами, по которым можно было бы уверенно сказать, что они имели отношение к этому подразделению.

В тоже время, покинув место дислокации батальона и вернувшись на территорию, подконтрольную России, Дилявер Гафаров, по мнению обвинения, не перестал быть членом «незаконного вооруженного формирования». Оказывается, для прекращения преступных действий он должен был явиться в правоохранительные органы и сообщить, что ранее состоял в батальоне, а теперь вышел из него.

Из улик – только флажок

Во время обыска в доме Гафарова был найден небольшой флажок с символикой добровольческого батальона имени Номана Челебиджихана. Защита в апелляции отметила, что по наличию в доме такого атрибута нельзя делать вывод о членстве осужденного в «незаконном вооруженном формировании». По словам адвоката, флажок Гафаров получил в качестве сувенира во время своей работы на телеканале АТR, который принадлежит Ленуру Ислямову.

Не идейный

Отдельно в апелляционной жалобе отмечено, что суд первой инстанции не учел личные характеристики Гафарова как человека не конфликтного и не поддающегося политическому влиянию со стороны. По идее, судья должен был предпринять какие-то действия, чтобы прийти к выводу о том, что в действиях подсудимого содержатся мотивы политической вражды, которые и стали отягчающим обстоятельством в приговоре.

На самом деле судья первой инстанции Игорь Дегтярев после оглашения сам прокомментировал решение в том смысле, что вердикт мог бы быть и мягче, если бы Гафаров не упрямился и признал во время процесса свою вину. Но поскольку таких оснований для обоснования десятилетнего срока в российском законодательстве не имеется, в приговоре акцент сделан на «политические мотивы».

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Сомнительность наличия таких мотивов подкрепляется заявлениями в Кировском райсуде самого Гафарова о том, что после возвращения в Крым он стал на учет в местном военкомате, прошел медицинскую комиссию и готовился в осеннем призыве пополнить ряды новобранцев российской армии. Как все эти действия вяжутся с образом идеологического противника России, не понятно.

За четырнадцать минут на десять лет

Выслушав все аргументы защиты и мнение государственного обвинителя С. Новосельчука , который заученно продекламировал, что возражает против удовлетворения апелляционной жалобы и считает решение суда первой инстанции законным, коллегия судей в составе Наны Петюшевой, Константина Караваева и Михаила Соболюка отправилась в совещательную комнату. Свою оценку этому уголовному делу, со всеми его противоречиями и неоправданно суровым приговором, служители Верховного суда Крыма дали всего за четырнадцать минут, оставив приговор без изменений.

По всей вероятности, на примере этого дела и дел других «аскеровцев» российские силовики пытаются запугать крымчан, сведя к минимуму число желающих вступать в разного рода формирования, целью которых является деоккупация полуострова. И судя по обыску в доме Наримана Абляева , уголовное дело Дилявера Гафарова в этой череде будет не последним.

Айдер Якшиев , крымский правозащитник (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Главная улика – флажок: что не так с делом Дилявера Гафарова
Следующая Главная улика – флажок: что не так с делом Дилявера Гафарова

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *