«Грязный секрет Асада». Что объединяет последние химатаки в Сирии?


Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) опубликовала итоги расследования химической атаки 4 февраля 2018 года в сирийском городе Саракеб. В результате нее в больницы были доставлены, по данным Сирийско-американского медицинского общества, 11 человек. Основатель расследовательской группы Bellingcat Элиот Хиггинс отмечает поразительное сходство подтвержденных ОЗХО деталей атаки в Саракебе с последовавшей через 2 месяца смертоносной атакой в сирийском городе Дума и делает вывод о том, что Башар Асад, возможно, придумал хитрый способ комбинировать в своих бомбах сравнительно безопасный для жизни хлор и запрещенные международными конвенциями смертельные нервно-паралитические вещества.

Отчет ОЗХО о февральской атаке в Саракебе базируется на показаниях свидетелей, собранных на месте событий образцах почвы и других материалах, а также на детальном изучении сброшенных с вертолета газовых баллонов, в которых, согласно отчету ОЗХО, содержалось боевое отравляющее вещество – хлор. Как отмечается на сайте организации, целью миссии не было установление виновного в атаке: такой мандат был у совместной миссии ООН и ОЗХО, но в ноябре 2017 года Россия наложила вето на продление ее работы. Это произошло после того, как миссия заявила об ответственности сирийских властей за химическую атаку с использованием зарина в городе Хан-Шейхун.

Пострадавший при химической атаке в Хан-Шейхуне, 4 апреля 2017 года

Если сам факт атак в Хан-Шейхуне или Саракебе Россия не отрицала, заявляя лишь, что за ними стоят сирийские повстанцы из воюющих с Асадом группировок, то в случае с атакой в Думе все силы российской телевизионной пропаганды были брошены на доказывание того, что ее не было вовсе (о том, почему эти доказательства сложно считать заслуживающими доверия, читайте здесь и здесь). Отчет ОЗХО об атаке в Думе еще готовится, эксперты организации смогли побывать на месте событий лишь в конце апреля, но Элиотт Хиггинс уже сейчас готов утверждать: найденные на месте химических атак в Думе и Саракебе материалы, в частности, содержавшие хлор баллоны, подтверждают практически полную схожесть этих инцидентов и причастность к ним армии Башара Асада .

Главный аргумент основателя Bellingcat, занимающегося расследованием случаев применения химического оружия в Сирии с самого начала войны в этой стране, – практически полная идентичность конструкции баллонов с хлором, сброшенных на Саракеб и Думу. Баллоны из Саракеба, как отмечается в отчете OPCW, были оснащены элементами внешней конструкции – металлическими трубами и пластинами, которые могли служить для крепления хвостовых стабилизаторов и ударного взрывателя. Точно такие же элементы можно увидеть и на фотографиях баллонов, сброшенных на Думу.

Остатки газовых баллонов, использовавшихся при атаке на Саракеб и исследованных экспертами ОЗХО

Помимо этого, отмечает Хиггинс в опубликованной в среду статье на сайте Belllingcat, полностью совпадает и способ доставки баллонов с хлором к цели: и в Саракебе, и в Думе свидетели говорят о том, что они были сброшены с вертолетов. По мнению Хиггинса, это еще один аргумент в пользу теории о том, что за применением химического оружия в этих случаях стоял сирийский режим – единственная из воюющих в Сирии сторон, имеющая авиацию (включая помогающие Асаду ВКС России).

Образцы почвы и грунта с места атаки в Саракебе, исследованные экспертами ОЗХО

Особый интерес в отчете ОЗХО представляет также анализ химического состава отравляющего вещества, использованного в Саракебе. Эксперты организации пришли к выводу, что в сброшенных на город баллонах «содержался хлор». Анализ окружающей среды на месте атаки показал «необычно высокое содержание хлора», а у доставленных в местную больницу пострадавших врачи зафиксировали «раздражение тканей, совпадающее с симптомами отравления хлором». Однако в том же фрагменте отчета эксперты ОЗХО отмечают: в собранных образцах было зафиксировано присутствие веществ, наличие которых нельзя объяснить ни естественными причинами, ни использованием хлора. Кроме того, говорится в отчете, некоторые симптомы у пострадавших отличались от привычных для отравления хлором. От дальнейших выводов – например, об использовании во время атаки не только хлора, но и зарина, – эксперты ОЗХО воздерживаются, отмечая, что не располагают для этого «достаточным количеством свидетельств и информации».

В отчете ОЗХО есть табличка симптомов, зафиксированных у всех 11 пострадавших во время атаки в Саракебе. Это одышка, кашель, ощущение сдавленности в груди, хрипы в легких, альвеолярная крепитация, тошнота и рвота. Но есть еще один, и он абсолютно не характерен для поражения хлором – это суженные зрачки. Такой симптом, отмечает Элиот Хиггинс, часто встречается при отравлении фосфорорганическими соединениями, включая зарин. Странными для отравления хлором являются не только суженные зрачки у пострадавших в Саракебе, но и результаты анализа окружающей среды экспертами ОЗХО. Если верить отчету организации, в образцах был обнаружен диизопропил метилфосфонат, изопропил метилфосфонат и метилфосфоновая кислота, которые не являются производными хлора, зато были найдены экспертами ОЗХО на месте всех предыдущих химических атак в Сирии с использованием зарина.

Симптомы, с которыми пострадавшие при атаке на Саракеб были доставлены в больницу

То же самое относится и к атаке в сирийской Думе, в ответ на которую американская авиация нанесла удары по армии Асада. По данным Сирийско-американского медицинского общества, Объединения организаций по оказанию помощи и медицинских услуг (UOSSM) и все тех же «Белых касок», в Думе также был использован не просто хлор, а хлор с добавлением фосфорорганических соединений или другого нервно-паралитического вещества. На официальном уровне об использовании таких веществ во время атаки в Думе говорили официальные представители США и Франции.

Помимо этого, у пострадавших в Думе также были отмечены симптомы в виде суженных зрачков. Неясно лишь, как зарин или подобное ему вещество могло сочетаться с хлором в одном боевом заряде: опрошенные Bellingcat эксперты говорят, что закачивать его в баллон с хлором очень опасно. Возможно, пишет в своей статье Элиот Хиггинс, для доставки зарина была использована отдельная емкость, каким-либо образом прикрепленная к баллону с хлором. Впрочем, найти сколь-либо достоверных подтверждений этой теории ему пока не удалось.

Все эти свидетельства – нехарактерные для использования хлора симптомы, баллоны с одними и теми же доработками – делают атаки в Саракебе и Думе очень похожими. И не только их: по данным Комиссии ООН, расследующей химические атаки в Сирии, до сентября 2017 года химическое оружие применялось враждующими сторонами 33 раза, причем 27 из них – силами Асада. Большая часть из этих случаев была связана с применением хлора, который хотя и не считается официально химическим оружием, но запрещен к применению в Сирии резолюцией Совбеза ООН от 6 марта 2015 года. «Лишь малая часть этих атак была расследована, сейчас сделать это уже невозможно», – пишет Элиот Хиггинс. По его мнению, детальное выяснение обстоятельств химической атаки в Думе может стать косвенным ответом на вопрос, не являлось ли применение «хлорозариновых» бомб «грязным секретом» Башара Асада на протяжении всей сирийской войны.

  • Радио СвободаОригинал публикации – на сайте Радио Свобода

    Подписаться

Предыдущая «Грязный секрет Асада». Что объединяет последние химатаки в Сирии?
Следующая На привлечение инвестиций в Украине работает 730 управленческих команд - Зубко

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *