Хроника преследования адвокатов крымских политзаключенных


В Южном окружном военном суде в российском Ростове-на-Дону десять минут, как шло заседание по «делу второй Бахчисарайской группы». Один из восьмерых подсудимых поднял руку и попросил заявить возражение, позже он повторил свою просьбу. Почти сразу его удалили из зала суда до конца следствия.

Лиля Гемеджи , адвокат удаленного из зала суда Сервера Мустафаева , практически поминутно помнит заседание 11 августа. «Это было как гром среди ясного неба. Мы ожидали с Сервером чего-то подобного уже достаточно давно. Сервер в течение всего процесса был рекордсменом по количеству ходатайств, он постоянно просил реплики, заявлял отводы, в общем, всячески активничал, чем, думаю, сильно раздражал суд», – рассказывает Гемеджи.

Административный протокол для адвокатов

Лиля Гемеджи со своей коллегой Еленой Пестовской задержались в зале, разъясняя своему подзащитному его права в случае удаления с судебного заседания. После этого приставы начали составление административных протоколов на Пестовскую и Гемеджи «за неподчинение распоряжению пристава».

«Когда мы объяснили находившимся в зале суда приставам, что нам нужно пару минут для оказания консультации Серверу, они с нами согласились и предоставили это время. Но тут прибежал начальник судебных приставов, отслеживавший ситуацию по мониторам. Он начал агрессивно реагировать и говорить, что мы что-то не выполняем и так далее», – рассказывает адвокат. Речь идет о старшем судебном приставе Южного окружного военного суда Андрее Реутове . Процесс был отложен на полтора часа, административные протоколы составлены не были. «Я не буду унижаться перед этим г**ном», – сообщил начальник судебных приставов Реутов, имея ввиду адвокатов Лилю Гемеджи и Елену Пестовскую. Эту фразу слышали другие адвокаты и слушатели, находившиеся в коридоре суда.

Адвокат Лиля ГемеджиЧастное определение для адвокатов

В следующем, шестьдесят втором процессе по «делу второй бахчисарайской группы», Лиля Гемеджи принимала участие по видеоконференцсвязи из Симферополя. В ходе заседания адвокаты зачитали протокол опроса муфтия духовного управления мусульман Автономной Республики Крым Айдера Рустамова . Об оглашении этого документа и последующем вызове Рустамова ходатайствовала Лиля Гемеджи.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Лиля Гемеджи: «Оставаться в стороне – соучастие в преступлении»

В протоколе опроса Рустамов положительно характеризовал фигурантов дела Сейрана Салиева и Сервера Мустафаева . Прокурор Евгений Колпиков возразил против приобщения этого документа к материалам дела и назвал его «очередной провокацией со стороны защиты». В ответ на это Лиля Гемеджи попросила у суда дать возможность реплики. Суд трижды не отреагировал. «Я воспринимаю ваше молчание как знак согласия, Ваша честь», – сказала Гемеджи. В ответ судья Ризван Зубаиров сообщил, что адвокат прервала совещание коллегии и удалился на час. Вернулся он в зал суда с частным определением в отношении Лили Гемеджи.

«Связь была отвратительная. Камеры были повернуты в сторону наших подзащитных и моих коллег, которые находились в зале суда. Судей было видно очень плохо. Один из них сидел и что-то жевал. Половину из всего сказанного просто не было слышно. Давно не секрет, что видеосвязь в судах ужасная. Я просто не могла знать, что судьи совещаются», – вспоминает то заседание адвокат.

Частное определение, вынесенное в отношении Лили Гемеджи, может грозить ей лишением адвокатского статуса. «Даже если это случится и меня лишат статуса, я четко для себя определила, что опускать руки и сдаваться не буду. У меня много планов и идей. И зря кто-то думает, что я перестану это делать в принципе, если меня лишат возможности помогать незаконно осужденным в качестве адвоката», – не сдается защитник.

Подобная история произошла с адвокатом Николаем Полозовым весной 2017 года. Его подзащитным был заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз . Во время апелляции на меру пресечения Чийгоз со своим адвокатом Полозовым находились в СИЗО и участвовали в заседании по видеоконференцсвязи.

«Была очень плохая связь и приходилось громко говорить. Во время заседания было заявлено ходатайство, о котором суд то ли не услышал, то ли не отреагировал. Ахтем агъа повторно заявил ходатайство и его удалили из-за того, что ходатайство якобы уже рассмотрено. Через несколько минут я повторил то же самое. На что судья удалил меня из процесса, заявив, что я кричу, и вынес мне частное определение», – рассказывал о случившемся Полозов.

Согласно процедуре, частное определение на адвоката отправляется в адвокатскую палату. Тогда Верховный суд Крыма перепутал и отправил его в коллегию Николая Полозова. В итоге, сроки привлечения истекли, а частное определение так и не попало по адресу. Первый заместитель постоянного представителя президента Украины в АР Крым Дарья Свиридова считаетподобное отношение нарушением со стороны России.

Адвокат Николай Полозов с крымскими татарами у здания Центрального районного суда. Симферополь, 10 мая 2017 годаУгрозы для адвокатов

Во время каждого заседания адвокаты крымских политзаключенных подчеркивают, что согласно IV Женевской конвенции о защите мирного населения во время войны, люди, которые утверждают, что являются гражданами Украины, не могут быть фигурантами уголовных дел. В резолюции ООН статус Крыма определяется как аннексированная Российской Федерацией территория Украины.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Крым: «Оккупированное правосудие»

Адвокат Эдем Семедляев заявил о том, что в последнее время после озвучивания такой позиции, судьи начали угрожать ему и его коллегам уголовными делами.

«Впервые мы услышали об этом в Верховном суде Крыма во время рассмотрения апелляционной жалобы. Прокурор встал и попросил вынести в отношении меня и моего коллеги Эмиля Курбединова частное определение за использование таких терминов, как оккупация Крыма», – сообщил Семедляев. Адвокат расценивает это как намек на то, чтобы в суде перестала звучать эта позиция.

Второй раз судья Киевского районного суда Елена Холодная во время озвучивания позиции о незаконном аресте и удерживании под стражей прервала адвоката Семедляева. «Она начала разъяснять мне уголовную ответственность: мы находимся в российском суде, Крым является неотъемлемой частью Российской Федерации, поэтому высказывать какие-то другие мнения запрещено. И если я продолжу в таком же духе, то будут приняты определенные меры», – рассказал Эдем Семедляев.

Крымские адвокаты Эмиль Курбединов и Эдем Семедляев

Привлечение адвокатов к ответственности – не новая история для Крыма. Адвоката Эмиля Курбединова задерживали и привлекали к административной ответственности дважды – в 2017 и 2018 годах за один и тот же пост, но в разных социальных сетях. Его обвинили в «пропаганде экстремизма» из-за датированного июнем 2013 года репоста, в котором говорилось о митинге сторонников запрещенной на территории России партии «Хизб ут-Тахрир». Первый раз Эмиль Курбединов пробыл в изоляторе десять суток, а во второй раз – пять. Сам адвокат говорил о том, что считает преследование политически мотивированным и напрямую связывает оба эпизода со своей профессиональной деятельностью.

Крымские активисты встречают адвоката Эмиля Курбединова (в центре) после освобождения благодарственной молитвой. Симферополь, 11 декабря 2018 года

Через пару дней после ареста Курбединова, 9 декабря 2018 года, неизвестный мужчина в синей куртке разбил окно в офисе крымских адвокатов. «Все действия полиции говорят о том, что они были в курсе этой ситуации. Полиция даже не пыталась никого искать, несмотря на то, что мы предоставили видеозаписи этого момента с нескольких ракурсов, в которых видно, как человек разбивает стекло в нашем офисе. Они даже не изъяли видеозаписи, хотя мы настаивали на этом. Помимо прочего, этим человеком были оставлены окурки и банки из-под кока-колы. На записях видно, что это он их выбросил. То есть, с этих вещественных доказательств можно было снять как минимум отпечатки пальцев», – комментирует Эдем Семедляев.

Эмиль Курбединов

Сотрудники крымской полиции отказались возбуждать уголовное дело. Они мотивировали свой отказ «отсутствием события правонарушения и события преступления по сути».

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Адвокаты обжаловали отказ в возбуждении уголовного дела по факту нападения на офис, однако суд их жалобу не удовлетворил.

Предыдущая Хроника преследования адвокатов крымских политзаключенных
Следующая «Появляется недовольство тем, что происходит в Крыму» – Кольченко (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *