«Хула на Святого Духа». Митрополит УПЦ МП Александр – об РПЦ, томосе и Украине


Вселенский патриархат решил издать томос о даровании автокефалии, то есть независимости Украинской православной церкви. Им были также отменены обязательства Синодального письма от 1686 года, которое в Украине называют аннексией Украинской православной церкви Московским царством. Главным последствием этих решений будет не только объединение верующих и священнослужителей существовавших до сих пор по отдельности трех украинских православных церквей. Важно, кто из православных священников и архиереев Московского патриархата захочет присоединиться к поместной Украинской православной церкви.

Сейчас Украинская православная церковь Московского патриархата – это более 11 тысяч приходов и приблизительно 220 монастырей, в которых несут послушание 5 тысяч монашествующих и около 10 тысяч священников. Митрополит Александр (Драбинко) Украинской православной церкви Московского патриархата не берется предугадывать, сколько будет желающих перейти в независимую Украинскую поместную церковь. Он говорит, что многое будет зависеть от обстоятельств, которыми будут сопровождаться эти процессы:

– Владыка Александр, как вы оцениваете разрыв евхаристического общения – решение, которое было принято Русской православной церковью? Что оно означает для вас как митрополита Украинской православной церкви Московского патриархата?

– Вопрос состоит из двух частей. Первая – как это повлияло лично на меня? Я не буду говорить о предыстории, все мы ее уже знаем. Лично мне хотелось бы поехать послужить в места, где поминается имя Вселенского патриарха, но у меня такой возможности на сегодняшний день нет. Если конкретизировать, то я думаю, что время само расставит свои точки над i: какие уроны несет духовенство, верующие, да и вся церковь от этого неестественного положения вещей, когда прервано евхаристическое общение между двумя православными церквями-сестрами. Надеюсь, что эта схизма, это разделение… даже не разделение, а одностороннее решение о разрыве евхаристического общения – не поминовение Вселенского патриарха патриархом Московским – как некое недоразумение в ближайшее время прекратится, и все встанет на свои места, милостью Божией и любовью покроется, которая является по апостолу Павлу превыше всего.

– Вселенский патриархат уже принял решение, что томос будет издан: очевидно, что это вопрос времени. Каковы будут ваши действия, когда это произойдет?

– Вы правильно сказали, что решение о даровании полной независимости Украинской православной церкви уже принято. Мы не можем сказать, когда конкретно [это произойдет]. Мы не видели еще самого документа, который бы это провозглашал, но решение уже было принято. Сейчас осталась вещь за малым – публикация либо документа, либо принятие, подписание так называемого томоса, который будет свидетельствовать о том, что в православном мире появилась еще одна православная сестра-церковь – Православная церковь Украины. Каковы будут мои действия? Ну, на все воля Божия. Я не хочу забегать вперед, но поступать буду по-евангельски, имея обсуждение этого вопроса со своей паствой, с теми людьми, которые доверяют мне, с которыми я иду по этой жизни.

– Когда будет создана поместная Украинская православная церковь, вы готовы, скажем так, выйти из-под крыла РПЦ?

– Церковь не создается. Церковь раз и навсегда создал Господь наш Иисус Христос, стяжал ее своею честною кровью. Есть только административное бытие церкви и ее частей, которые мы именуем поместными церквями, которые существуют и осуществляют свою непосредственную миссию, действуя на территории тех или иных государств, как мы их называем, православных: православная Румыния, православная Сербия, православная Болгария, православная Украина. Она издревле имела свою древнюю Киевскую митрополичью кафедру. Она неоднократно боролась за свою полную независимость после того, как была аннексирована в 1686 году Московским царством. То, что УПЦ хочет своей независимости, об этом мы говорим уже сто лет. Это не первая попытка осуществить эту так сказать мечту: самоидентификации, самоидентичности украинского народа. Каким будет мое решение? Я склоняюсь к тому, что если все будет идти каноническим путем, как оно идет сейчас, то я не вижу препятствий и преград, чтобы стать участником этой поместной единой украинской неразделенной церкви.

Украинская делегация у патриарха Константинопольского

– Насколько на ваше решение и на решение других архиереев и священников может повлиять Русская православная церковь? Насколько эти связи сильны? Если, например, РПЦ будет рекомендовать вам не присоединяться к поместной Украинской православной церкви, может ли это решение повлиять на вас и на других представителей этой церкви?

– Насколько эта аргументация может быть адекватной? Я не вижу причины, по которой РПЦ разорвала сегодня общение с Константинопольской православной церковью. УПЦ имеет полное право на свое самостоятельное бытие. В чем причина такого неадекватного шага, который был предпринят? Это действительно спекуляция Чашей Христовой. Так нельзя делать! И еще история должна будет дать оценку, кто поступил правильно, а кто поступил неправильно. И тут нужно уже, чтобы внутренний голос подсказал, где Христос. Христос не разделился. Апостол Павел говорит: «Разве разделился Христос?» Нет, Христос не разделился. Значит, он есть. А если есть политики, которые используют Христа и церковь в своих корыстных интересах, то это уже хула на Святого Духа, которая, как мы знаем, не простится ни в этом веке, ни в будущем. Использование церкви как единства церковного, а тем более евхаристической чаши для того, чтобы выяснить какие-то территориальные отношения или отношения, кто старше, мне кажется, это неправильно. Вот оценку этому должна будет дать история. В результате мы будем знать, кто был прав, кто был виноват. Я понимаю, что в этой ситуации совершенно правых нет и совершенно виноватых нет, потому что у каждого есть свое видение, у каждого есть свои амбиции.

Но еще 10 лет назад митрополит Владимир, будучи на синаксисе в 2009 году в Константинополе, обратился ко всем предстоятелям поместных православных церквей с письмом, чтобы они совместными усилиями решили вопрос Украины, украинского раскола и статуса УПЦ. Извините, тогда этот вопрос был замят. Сегодня с этим же вопросом патриарх Кирилл обращается ко всем предстоятелям и говорит о том, что вопрос Украины должен быть решен совместно всеми православными церквями на Соборе, который должен был бы собраться. Но 10 лет потеряно! Это правильно или неправильно? Почему митрополит Владимир поднимал этот вопрос в свое время, а о нем вспомнили только 10 лет спустя? Не поздно ли поняли о том, что и как нужно было решать этот вопрос?

– Не могли бы вы объяснить подробнее, что тогда происходило и почему эти мысли и идеи митрополита Владимира не нашли места в то время и решения этого вопроса не произошло?

– Я уже говорил о том, что движение получения автокефалии существовало. Тем более существовал все время этот раскол, который раздирал хитон Христовой церкви в Украине. И вопрос раскола необходимо было решать. Все-таки миллионы верующих находились в состоянии отделения от православной церкви – 5 тысяч приходов. Этот вопрос болел у митрополита Владимира, но не болел у других, кто отказывался его решать. Была создана по благословению митрополита Владимира комиссия о начале диалога с раскольническими группировками, которые существовали, с Киевским патриархатом, с автокефальной церковью. Я говорю это небезосновательно, потому что знаю, что отец Кирилл (Говорун), который был в то время главой отдела внешних церковных связей УПЦ, был каким-то образом отозван в Москву. Были даны инструкции о том, что этот диалог пора прекратить. Потом митрополит Владимир заболел, и на долгое десятилетие этот вопрос опять был снят с повестки дня.

Бывший предстоятель Украинской православной церкви митрополит Владимир и митрополит Александр (справа)

– Вы были секретарем предстоятеля УПЦ МП митрополита Владимира. С ним вы часто ездили в Москву и, видимо, довольно много общались с патриархом Кириллом. Сейчас патриарх Кирилл стоит на позиции, что решение о томосе необходимо согласовывать с Москвой. Вы как архиерей РПЦ МП как относитесь к этому?

– Я повторюсь, что вопрос, который можно было решить еще 10 лет назад, увы, на сегодняшний день уже снят с повестки дня, поскольку он уже решен Константинопольским патриархом. Но вопрос этот мог в свое время без каких-либо имиджевых потерь, как мы их называем светским языком, решить патриарх Кирилл. Он мог содействовать этому, поскольку был в то время председателем отдела внешних церковных связей Московского патриархата. Было известно о том, что и Леонид Кравчук выступал, поддерживая сторону желающих автокефалии, и Леонид Кучма. В 2000 году был архиерейский юбилейный собор. Было обращение о том, чтобы была дарована автономия хотя бы УПЦ. Было отказано. Потом просил Виктор Ющенко, специально приезжал патриарх Варфоломей. Можно было. Велись переговоры. И патриарх Алексий с патриархом Варфоломеем встречались у нас, в Киевской митрополии. Это все было на моих глазах, при нашем непосредственном участии и организации. Но я не понимаю, почему это не произошло мирно и благополучно, как и должно было бы произойти. Сейчас у нас, как бы это странно ни звучало, война сделала свое дело. В этом смысле катализатором послужил конфликт в Донбассе, аннексия Крыма. Сегодня просить автокефалию у Москвы уже никто не будет. Увы, патриарх Кирилл косвенно поддержал то, что сейчас происходит. И, как вы думаете, каким образом наши верующие или наше руководство могло бы вернуться к рассмотрению этого вопроса так, как он был поставлен в то время? По-моему, никак.

– Я хотела бы спросить о письме 1686 года, которое привело к тем событиям, которые мы сейчас наблюдаем. Сейчас обязательства этого письма, согласно документу, который обнародовал Вселенский патриархат, отменены. Не могли бы вы разъяснить, что это было за письмо?

– Российское царство в то время расширяло свои владения. Украина в то время была в непосредственном поле Переяславской рады под протекторатом Московского христолюбивого царя, как тогда говорили, царя православного. Богдан Хмельницкий, шляхта и казаки надеялись, что, в отличие от католической Польши и турецкого султана-мусульманина, будут находиться в дружеских и благоприятных отношениях под крылом православного царя московского. Прошло несколько лет, и мы увидели, что потом стало при Петре Первом. Петр Первый не только расправился с желающим украинской независимости Мазепой, как и у себя же в России упразднил православного патриарха, которого так долго добивались, опять же была грамота от Константинополя, чтобы было принято патриаршее достоинство Русской церкви. Процессы, которые происходили в то время в России, очень сильно повлияли.

В 1686 году, когда было благословение Московскому патриарху рукополагать Киевского митрополита, были определенные условия, которые гласили о том, что Киевский митрополит должен избираться шляхтой и киевским духовенством. Он должен был поминать в первых Константинопольского патриарха, а потом Московского. Были свои права и обязанности. Он должен был именоваться экзархом Константинопольского патриарха. Все это было нивелировано. От этого даже следа в истории не осталось. Со временем начали просто синодально назначать в Петербурге митрополита в Киев, и на этом все закончилось. Киевская митрополия превратилась в рядовую епархию в Российской империи. Такое отношение нивелировало полностью даже те договоренности, которые были в 1686 году. Соответственно, те движения к государственности, к независимости, к самоидентификации, которые были в ХХ веке, начиная со времен после революции, они как раз и подвигли к тому, что УПЦ, православные Украины хотели своей независимости. Ну, и в результате, как мы видим, до сегодняшнего дня этот вопрос как-то пытались решить, но разные политические условия и система этому мешали. Сначала были большевики, которые захватили Киев и не дали возможности становления автокефальной церкви. Попытка автономизации Украинской церкви была во время немецкой оккупации. При наступлении советских войск те иерархи, которые здесь были, ушли на Запад. Были попытки в конце 80-х годов восстановить автокефалию. Последняя из них была предпринята в 1991 году поместным собором УПЦ, который тогда возглавлял и проводил митрополит Киевский Филарет. Была просьба к Московскому патриарху о даровании автокефалии. Опять этот вопрос на долгие-долгие почти 30 лет был отложен, а в Украине возник так называемый автокефалистский раскол. Решать этот вопрос было необходимо. Этот вопрос не решался, а потому по-пастырски, я так понимаю, патриарх Варфоломей по просьбе руководства нашей страны и верующих, которые находились в расколе и не находились в расколе, взялся решить этот вопрос. И, даст Бог, этот вопрос будет решен благополучно.

– В связи с обязательствами синодального письма, которое было отменено, сейчас священники УПЦ Московского патриархата поминают патриарха Кирилла? Продолжается ли в этом смысле эта связь? Или те священники, которые поддерживают решение Вселенского патриарха, уже поминают его?

– Нет, Вселенского патриарха поминают по желанию. А, вообще-то, поминать положено непосредственно своего правящего архиерея. А вот этот правящий архиерей должен поминать предстоятеля своей церкви. У нас как-то сложилось так, что во всех служебниках во время божественной литургии было прописано в обязательном порядке, даже каждому рядовому сельскому священнику, поминать патриарха Московского. Но это не совсем правильная практика, потому что нигде в поместных церквях такого нет. Всегда священник какой-то епархии поминает своего епархиального архиерея. Епархиальный архиерей должен поминать митрополита Киевского, а уже митрополит Киевский должен поминать того, кто является первым: либо патриарха Московского, либо другого патриарха, в ведении которого находится его церковь. Эта практика была использована и нашими священниками, когда началась война в Донбассе. Многие прекратили поминовение патриарха именно по этой причине. Они поминают на сегодняшний день просто своего правящего архиерея и митрополита Онуфрия. Так же делаю и я. Я поминаю своего епархиального архиерея, блаженнейшего митрополита Онуфрия, и этим пока ограничиваемся. Дальше жизнь покажет, как будут развиваться события, как наши великие патриархи, патриарх Кирилл и патриарх Варфоломей, преодолеют эту ненормальность, которая возникла в их отношениях.

– Сколько, по вашему мнению, может священников, архиереев УПЦ МП принять решение о переходе в поместную Украинскую православную церковь, когда она будет создана?

– Это все в руках промысла Божия. Насколько будет угодно Богу, настолько это и будет эффективно. Мы не должны забывать слова законоучителя Гамалиила, который говорил, что если это дело Божие, то как бы не быть нам богоборцами. Если же оно не Божие, то оно рассыплется само собой.

– Каким образом возможный процесс перехода в поместную Украинскую православную церковь может произойти? Это обращение верующих или это решение на административном уровне?

– Вы же знаете, что каждый приход являет собой общину верующих людей, которые являются владельцами то ли земли, то ли храмового помещения, то есть составляют десятку. Есть люди, которые составляют приход. Я так понимаю, они и явят свое желание, скажут об этом священнику, или священник скажет о возможном решении людям. И, совместно определившись, они примут решение о так называемой смене юрисдикции или же о том, что они остаются в лоне РПЦ Московского патриархата и патриархом для них будет являться патриарх Кирилл.

Андреевская церковь, построенная по приказу императрицы Елизаветы Петровны, была передана в пользование Константинопольскому патриархату

– Русская православная церковь в случае дарования томоса будет оставаться на территории Украины?

– Почему же нет?! На территории Украины находится очень много конфессий, которые имеют абсолютно равные права и определенные обязанности. У всех, слава Богу, есть возможность осуществлять свою миссию – тот же Киевский патриархат, та же Автокефальная церковь, Римско-католическая церковь, много общин протестантов, иудейская община, грекокатолики. Все имеют свои права, свои обязанности. Причем эти права, слава богу, эффективно защищены. Украина – демократическое государство. У нас нет каких-то проблем с осуществлением и несением своей миссии теми религиозными организациями, которые на законодательном уровне зарегистрированы в государстве Украина.

– По вашему мнению, благодаря будущему изданию томоса будет восстановлена историческая справедливость?

– Во-первых, историческая справедливость. Во-вторых, патриарх Варфоломей сказал: «Украина достойна того, чтобы иметь свою поместную церковь». Все-таки у нас давнее государство с давней богатой историей, самобытностью, культурой. И религиозность в Украине, что ни для кого не секрет, значительно выше, чем в других странах СНГ. Это показано в статистике посещения храмов, богослужений, да и самим наличием и количеством храмов. Даже то, как много в украинском обществе обсуждается вопрос об автокефалии, показывает, насколько наше общество религиозно. Если бы оно не было религиозно, оно бы не было заинтересовано, и этот вопрос не имел бы такого широкого интереса. Но поскольку Украина – религиозное государство, то и резонанс, соответственно, очень большой.

Предыдущая В Симферополе на днях откроют две полосы улицы Севастопольской
Следующая Жители Армянска обращаются в больницу, жалуясь на экологию – Минздрав Крыма

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *