«І народився день» – новая страница в книгоиздании


Специально для

В 80-ые годы, в то время, когда началось возвращение крымскотатарского народа из депортации в Крым, я работал редактором одной из газет в Симферополе, и в одном коридоре с нами появилась редакция газеты «Достлук», тогда еще только приложения на крымскотатарском языке (с 1992 года газета называется «Къырым»), которую редактировал Шевкет Рамазанов. Мы с ним часто обсуждали проблемы возвращения народа.

По его совету в нашу редакцию стали приходить активисты национального движения, и мы публиковали их материалы. Публиковали письма переселенцев. Делали также репортажи о жизни в местах компактного поселения депортированных на самозанятых землях, поскольку власти отказывались выделять им земельные участки. Именно под влиянием Шевкета Рамазанова мы стали называть их не «самозахваты», а «самовозвраты». Я тогда еще не знал, что Шевкет-бей – выдающийся писатель, но, тем не менее, мы многое почерпнули друг от друга: я и наши журналисты – о крымских татарах, они – об Украине и украинцах.

А сейчас я на одном дыхании прочел его рассказ «Кровавый хлеб» в переводе Данила Кононенко , и долго успокаивал эмоции. Мне впервые открылось, как конкретно-чувственно, и в то же время исторически о человеческой жизни и смерти мыслил и писал мой коллега Рамазан. И несмотря на давнее знакомство, я мог бы и не прочитать его рассказы, написанные на крымскотатарском языке, если бы не новая серия книг «Крымскотатарская проза на украинском языке», которую начало выпускать киевское издательство «Мастер книг» совместно с «Крымским домом».

Первой вышла книга «І народився день» – сборник прозы крымскотатарских классиков. В нее вошли прозаические произведения Исмаила Гаспринского , Номана Челебиджихана , Османа Акчокраклы , Асана Сабри Айвазова , Дженгиза Дагджи , Юсуфа Болата , Шамиля Алядина , а также наших современников – Урие Эдемовой , Шевкета Рамазанова, Эрвина Умерова и Таира Халилова . Серия продолжается. В ней вышли уже также книги «Алім» Юсуфа Болата, и «Мердвен» Шамиля Алядина. Готовится еще несколько изданий, в частности, вторая книга романа «Алім» и другие.

Крымскотатарская литература – одна из наиболее древних среди тюркских литератур. Изучение крымскотатарской классики связано с одной очень трудной проблемой. Оригинальные сочинения древних крымских авторов постигли две трагедии, пишет во вступительной статье к книге доцент Таврического национального университета им. В. Вернадского Тамила Сейтягъяева .

Во время взятия Крыма войсками фельдмаршала Миниха в 1736 году состоялось катастрофическое уничтожение достижений крымскотатарской культуры. Во-первых, было целенаправленно впервые на полуострове разрушено множество памятников архитектуры. Потом их разрушение продолжалось еще два столетия. Во-вторых, в Бахчисарае была сожжена большая часть государственного архива Крымского ханства, а также уничтожены огнем практически все большие книгохранилища, включительно с Ханской библиотекой, библиотеками столичных и периферийных медресе, публичными и частными библиотеками.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Крымское ханство. Сожжение Бахчисарая

Бросается в глаза тот факт, что ранние путешественники по Крыму отмечали, что на полуострове существовало большое количество библиотек, частных собраний, в которых часто хранились рукописные арабские и тюркские раритеты.

Но пришла вторая волна уничтожения духовного наследия – проведенная в Крыму в 1833 году операция по извлечению письменных раритетов и памятников истории из библиотек мечетей, частных книжных коллекций, семейных собраний, всех новых и старых рукописей, в том числе старинных, которые до этого столетиями передавались от поколения к поколению. И по распоряжению российской власти все эти бесценные раритеты были сожжены. На этих кострах погибли сочинения выдающихся крымскотатарских писателей, поэтов, теологов, историков, философов, композиторов, врачей. Погибли трактаты, многие из которых существовали в единственных экземплярах.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Отдельные воспоминания»

В связи с этим я припоминаю давний разговор с одним из видных крымскотатарских ученых. Он говорил: у крымскотатарского народа очень древняя и длительная история, у нас было много мудрецов, мыслителей, народных поэтов, писателей, которые несомненно должны были оставить свой опыт в письменных источниках. У крымских татар также всегда было много коней, а поэтому и много ветеринаров, знахарей, которые умели их правильно разводить, вести племенную работу, лечить, использовать в хозяйстве, каким-то способом передавать эту науку от старших поколений следующим. Была выведена автохтонная крымская порода лошадей. Также у крымских татар были тучные стада овец, а значит и много чабанов, специалистов и практиков овцеводства. Существовало несколько пород крымских овец. У чабанов всегда было много собак, а значит и специалистов-собаководов. Были выведены специальные крымские породы собак. Несомненно, все эти премудрости за столетия были написаны на бумаге и передавались из поколения в поколение. Где все это сейчас? Чистое поле! Как будто и не было в Крыму никогда ни крымских татар, ни коней, ни овец, ни собак…

Таким образом, в значительной степени после присоединения к России крымскотатарская литература и культура вообще, даже наука о хозяйстве, не только потеряли возможность полноценно функционировать на своей Родине, но все их источники были уничтожены варварским способом.

И теперь раритеты, которым посчастливилось уцелеть, сохраняются преимущественно в собраниях, куда российские варвары не успели добраться – в библиотеках Англии, Франции, США, Турции, Румынии, Германии.

Из раритетов, которым удалось уцелеть в этом огне экспансии, можно назвать не очень много источников. За ХI столетие – это поэма «Наука быть счастливым» (1069-1070) Юсуфа Баласагуни , которая стала началом дидактического направления в тюркской литературе и стала явлением в мировой культуры. Это также «Словарь тюркских диалектов» составленный Махмудом Кашгарлы . В 1223 году Махмудом Кырымлы по сюжету Корана была написана большая поэма «Юсуф и Зелиха».

У ее истоков также сочинения, преимущественно поэтические, таких авторов как Менгли Герай , ХV век, Усеин Кафевий , Ашик Умер , ХVI век, Мустафа Джевкерий , Джанмухамед , Абдул-Меджит Эфенди , ХVII век.

Уже классическая крымскотатарская литература отражает тесное взаимодействие двух наших народов. В XVII столетии крымский поэт Эдип Эфенди написал поэму «Сефернаме» о военном походе Тугай-бея и гетмана Богдана Хмельницкого против короля Речи Посполитой Владислава IV в 1648 году. Участник этого похода Джанмухамед написал поэму «Тугай-бей», которая долгое время была неизвестна. И лишь в 1925 году этнографическая экспедиция, которую возглавляли Осман Акчокраклы и Усеин Боданинский , обнаружила рукопись в селе Капсихор (ныне Морское) вблизи Судака в доме старейшины Хаджи Али. С докладом о находке Осман Акчокраклы в 1929 году выступил в Харькове на Втором всеукраинском съезде востоковедов. Фрагменты поэмы были опубликованы в 1930 году в журнале «Східний світ».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Экспедиция проехала 500 верст, посетив 64 населенных пункта Крыма…»

Много сделали для сближения крымскотатарской и украинской культур такие деятели как Агатангел Крымский , Бекир Чобан-Заде , Осман Акчокраклы , Абдула Лятиф-Заде и другие. В предвоенный период это сотрудничество становится особенно активным, многие ученые и писатели работают над переводами наших авторов. В 1940 году крымскотатарские писатели издали сборник переводов стихотворений Тараса Шевченко на крымскотатарский язык «Вибрані вірші». За перевод на крымскотатарский язык шевченковского «Заповіту» Шамиль Алядин был награжден памятной медалью пленума Союза писателей СССР в 1939 году в Москве.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Агатангел Крымский

К сожалению, крымскотатарскую, как и украинскую литературу и культуру, ожидала еще трагедия 30-х годов – расстрелянное возрождение и уничтожение практически всей интеллигенции. А потом Вторая мировая война, нанесшая нашим народам огромный урон, и особенно поголовная депортация крымских татар из Крыма.

Книга знакомит украинского читателя на его родном языке с известными сочинениями крымскотатарских писателей. Это «Французские письма» Исмаила Гаспринского, и «Молитва ласточек» Номана Челебиджихана, «Отара овец, погибшая в бурю» Юсуфа Болата, «Приглашение на банкет сатаны» Шамиля Аладина.

Страница из книги «І народився день»

В украинский период Крыма в Крыму и за его пределами велась активная работа по взаимному переводу наших сочинений из литератур. Талантливый украинский переводчик Николай Мирошниченко познакомил украинского читателя с сочинениями Юнуса Кандыма , Юнуса Темиркая , в 2003 году была издана двуязычная антология крымскотатарской поэзии «Окрушина сонця», на крымскотатарский язык переводились произведения Тараса Шевченко, в том числе поэма «Кавказ», Леси Украинки – вышел двухтомник избранных произведений, и других авторов.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Юнус Кандым. «Строитель мостов между украинской и крымскотатарской культурами»

Такая уж жизнь народа, что многие из сочинений крымскотатарских писателей – это рассказы о трагедиях, которые пришлось пережить людям. Отрывок из романа «В месячную ночь» Урие Эдемовой рассказывает о том, как происходило изгнание крымских татар в ночь на 18 мая 1944 года. Короткий рассказ «Где ты, мама?» Асана Сабри Айвазова рассказывает о жизни и смерти одиннадцатилетней девочки Шадие, родители которой погибли во время крымского голодомора 20-х годов.

Отрывок из романа Дженгиза Дагджи «Они тоже были людьми» дает представление не просто о первых годах прихода к власти в Крыму большевиков, но о неприятии большевистских порядков и сопротивлении крымских татар процессам коллективизации и террора. Главный герой романа Бекир, когда войска пришли забирать его землю в колхоз, говорит: «Не уйду с этой земли, не уйду. Пусть вся российская армия придет, потопчется по мне, потрощит кости, пусть раздавит и мозг, и мускулы, но я не уйду, не уйду с этой земли». Читаешь книгу и кажется – ну разве могут люди так поступать? А ведь могли. И ведь действительно – они тоже были вроде бы людьми. Я бы сказал, что этот роман – манифест сопротивления крымских татар российской экспансии, манифест отнюдь не оптимистический, но все же вселяющий силу и веру в существование правды.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Автор провел детство в деревне Кизилташ, после войны оказался в Берлине, потом в Лондоне, где и жил до 1946 года. В 2011 году при помощи Турции он был перезахоронен в Крыму, на склонах Кизилташа, о чем мечтал всю жизнь.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Дженгиз Дагджи: «Без Крыма для нас не было смысла жизни…»

Интересно, что практически на той же мысли – разве могут люди так поступать? – построен сюжет повести Эрвина Умерова «Одиночество». Здесь тонкий психологизм отношений животного и человека, трагедия того и другого. Собака Сабырлы, что значит Терпеливый, утром 18 мая 1944 года наблюдает за действиями людей, которые все поголовно покидают селение, и не может понять ни логики, ни смысла их действий. «Пес никогда полностью не понимал людей. А сейчас и совсем… Разве так можно – собраться всем поселением, сесть в зеленые авто и уехать? Может они сошли с ума?..» Пес умер от одиночества и голода. А писатель записывает последнее предложение повести. Вот оно: «Для крымских татар заканчивались первые сутки изгнания из Родины и начинались вторые…» Так в жизни народа наступила длительная ночь выживания и страданий, но рассвет и новый день все же наступил. Сегодня – тоже временное затмение по вине все той же России, но никто не сомневается: новый рассвет придет без опоздания…

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Его звали Сабырлы…»

Автор выражает благодарность за содействие в подготовке этого обозрения и серии дальнейших обзоров литературы по теме Крыма общественной организации «Крымский дом» и ее руководителю Алиму Алиеву.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая «І народився день» – новая страница в книгоиздании
Следующая «І народився день» – новая страница в книгоиздании

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *