«И все же посчастливилось вернуться…»


Хочу поведать историю, которая произошла с моей семьей и со многими другими крымскотатарскими семьями.

Жили мы в деревне Байдары Балаклавского района. В 1930 г. моего отца и еще 8-х сельчан арестовало ГПУ. Через 5 дней после ареста семьи всех арестованных вывезли из деревни в Севастополь, где погрузили в «теплушки». Около месяца мы были в дороге. Наконец, мы прибыли в г.Богославский, что на севере, где 2 месяца жили в неотапливаемой церкви (а дело было зимой). Нас было 200 человек, в основном старики, женщины и дети. Затем нас вновь погрузили в вагоны и повезли на Покровские рудники, где разместили в бараках. Помыкавшись там в тяжелейших условиях, мама решилась на отчаянный шаг, и, забрав меня с братом и сестрой, отправилась домой. Прибыв в Крым, в родную деревню, мама обратилась в сельский совет, председатель которого разрешил нам остаться с условием, что мы все будем работать в колхозе. Наша спокойная жизнь продолжалась недолго: в 1937 году нас прямо с поля вызвали в с/совет. Там нас ждали работники НКВД. Нашу семью, а также других вернувшихся домой людей отправили сначала в Севастопольскую, а затем в Симферопольскую тюрьму, где, продержав 2 месяца во дворе (камеры были битком набиты людьми), вынесли приговор — мужчинам 10 лет тюремного заключения, а женщинам — 8 лет. Эти решения совещания судов не подлежали обжалованию. На 2-ой же день нас отправили в г.Архангельск, откуда по этапу пригнали в Краснобор. Там нас как страшных преступников заключили в лагерь с забором из колючей проволоки и охраняли с вышек. Основную массу заключенных составляли пожилые люди. Так началась наша страшная тюремная жизнь: жили мы в палатках, работали по 12 часов в день на лесозаготовках, ели баланду, которую нам выдавали по тазику на 10 человек. Условия были невыносимые, особенно для пожилых людей, поэтому они умирали ежедневно, по 10-15 человек.

В 1939 году над несчастными стариками «смилостивились» и выслали под конвоем в г.Ташкент. Моя мама и другие наши односельчане принялись там разыскивать своих детей.

В 1945 г. мама узнала, что дочь Зера, которую отправили в интернат после осуждения мамы, брата и меня, находится в г.Намангане. Разыскивая ее, мама встретила наших родственников, которые привезли ее к себе домой. Не прожив там и двух дней, моя мама умерла от мучений, выпавших на ее долю, так и не увидев своей дочери.

Я же, после освобождения в 1947 году, разыскав свою сестренку в г.Чусте, уехал жить на Украину, где проработал на одном заводе 38 лет. И, наконец, в 1995 году мне посчастливилось вернуться на Родину — в Крым.

Вот такая нелегкая жизнь выпала на долю нашей семьи, одной из многих, пострадавших от произвола тоталитарного государства.

Рефат ИБРАИМОВ, с. Лозовое, Симферопольский район
30 января 1995 г.

Предыдущая Трагедия 2 мая в Одессе: разыскиваемый Боделан получил высокую должность в Крыму
Следующая Из тюремной камеры – в кресло премьер-министра. Как протесты в Кыргызстане привели к власти Садыра Жапарова

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *