Ярослав Шимов: Большая игра Трампа


Едва не сорвал саммит «Большой семерки». Вывел свою страну из ядерного соглашения по Ирану. Поговорил по душам с Ким Чен Ыном и Владимиром Путиным. Вначале смертельно напугал, а потом успокоил европейцев. Объявил торговую войну Китаю. Поспособствовал обвалу турецкой лиры.

Это список наиболее заметных деяний президента США Дональда Трампа за последние несколько месяцев. В Белом доме давно не было столь внешнеполитически активного президента. При этом в дипломатичности, качестве, необходимом для ведения успешной внешней политики, Трампу отказывают многие наблюдатели. В вину ему ставят разное – неучтивость при общении с союзниками по НАТО, любезность с авторитарными лидерами и даже неуклюжесть во время аудиенции у Елизаветы II.

На самом же деле, действия Трампа вполне объяснимы (ну, кроме промашки у королевы) логикой большой игры, которую, судя по всему, затеял американский президент. И ртношения с Россией и Путиным в этой игре совсем не главный элемент.

Заметим: все международные проблемы Трамп четко делит на те, которыми стоит заниматься долго, и те, которые такого внимания не заслуживают. К последним он отнес (оправданно или нет, другой вопрос) два крупных международных договора: Парижское соглашение о борьбе с глобальным потеплением и сделку по иранской ядерной программе, которую шесть мировых держав заключили с Тегераном в 2015 году. О выходе Вашингтона из обоих договоров Трамп заявил однозначно, своей позиции не менял и, похоже, не собирается. Оба документа, по мнению президента США, не соответствуют интересам его страны, а значит, и рассуждать тут нечего.

В тех же случаях, которые, по его мнению, заслуживают бóльших усилий, Трамп повторяет один и тот же алгоритм.

1. Наступление: проблема формулируется, причем самым резким и агрессивным образом. «Маленький ракетчик» Ким Чен Ын доиграется со своей ядерной программой – если он не откажется от нее, его ждут американские «огонь и ярость»! Европейские страны НАТО недопустимо мало платят в бюджет этой организации – если ситуация не изменится, США задумаются о выходе из союза! Импортные тарифы на американскую продукцию в Китае и Евросоюзе заметно выше, чем тарифы в США на товары из этих стран – если европейцы и китайцы не устранят диспропорции, Вашингтон начнет против них торговую войну! И т. д.

2. Тактическое отступление: пока противная сторона пребывает в растерянности или, наоборот, дает ответный риторический залп, ей, публично или закулисно, в зависимости от ситуации, делается предложение о непосредственном контакте, при котором можно уладить спорные вопросы.

3. Сближение: в случае позитивной реакции партнера контакт происходит и заканчивается сделкой. Трамп считает себя мастером в этой области: самая известная его книга называется «Искусство заключать сделки»,The Art of the Deal. По слухам, идущим, правда, из недоброжелательных по отношению к Трампу источников, именно на этой книге наряду с Библией – или даже вместо нее! – он якобы собирался приносить президентскую присягу, но его отговорили.

При этом PR-эффект от сделки для Трампа важнее ее реального содержания. Так, по итогам переговоров с главой Европейской комиссии Жаном-Клодом Юнкером президент США смог похвастаться договоренностью о торговых уступках со стороны ЕС. А вот встреча с Ким Чен Ыном в Сингапуре пока принесла только один осязаемый результат – зато символический, то есть хорошо «продаваемый» избирателям: возвращение на родину останков американских солдат, погибших во время Корейской войны. Но само свидание с лидером КНДР и подписанную там не слишком содержательную декларацию президент США преподнес стране и миру именно как солидную сделку.

На другом «фронте», с Китаем, на часть продукции которого Трамп повысил импортные тарифы, ситуация пока находится в стадии №2 – прощупывания позиции партнера. По последним данным, китайское руководство, понимая, что выйти победителем из торговой войны с Вашингтоном непросто, совещается по поводу дальнейших шагов, а пока запретило официальной прессе резко критиковать Трампа за торговую политику. В самом свежем конфликте, с Турцией, дела не продвинулись дальше стадии №1: Вашингтон и Анкара обмениваются угрозами. Но и тут итоговая сделка вполне возможна, ведь в США не могут не знать о способности турецкого лидера Реджепа Эрдогана к резким переменам курса. Около трех лет назад Эрдоган, казалось бы, вдрызг разругался с Владимиром Путиным из-за сбитого турецкими ПВО российского Су-24 – но для примирения сторонам хватило полугода.

Так вот, о Путине. Как раз с ним никаких сделок у Трампа нет – одно лишь ужесточение американских санкций, казалось бы, идущее вразрез с любезностью, проявленной президентом США к российскому коллеге на недавнем саммите в Хельсинки. За эту любезность Трампа подвергли критике его оппоненты в самой Америке. Президент кое-как отмахивался:

«Меня резко критиковали Фейк Ньюз Медиа – за то, что я был слишком мил с президентом Путиным. В былые дни они назвали бы это Дипломатией. Но если бы я был громогласным и злым, меня бы раскритиковали за это. Помните, как они говорили, что я был слишком резок с председателем Кимом? Лицемеры!»

И в США, и в России распространено представление о том, что Трамп хочет дружить с Путиным, но демократы и некоторые республиканцы в Конгрессе не дают ему этого сделать. Это иллюзия, которая не укладывается в логику большой игры Трампа. В Хельсинки американский президент польстил российскому, назвав его «хорошим конкурентом». Но тут же очертил единственную область, в которой он видит эту конкуренцию: поставки газа в Европу. (США, как известно, резко наращивают добычу этого сырья и хотели бы поставлять свой сжиженный газ европейцам в куда бóльших количествах, чем сейчас.) А для Трампа, бизнесмена, ставшего президентом, политика и дипломатия – лишь производные бизнеса. Так, комбинация с Ким Чен Ыном была разыграна во многом ради того, чтобы несколько ослабить позиции главного союзника Северной Кореи, Китая, который Трамп давно рассматривает как подлинного и главного конкурента США.

Путин же используется в ней как фишка, которую двигают туда-сюда. Вначале Трамп объявил, что пригласит его в Вашингтон, потом, посмотрев на реакцию американских политиков и СМИ, отозвал приглашение до лучших времен. Но отказываться от своих деклараций о том, что с Россией лучше сотрудничать, чем враждовать, Трамп не хочет – с учетом того, что за потепление отношений с Москвой высказываются 56% сторонников Республиканской партии, а в ноябре предстоят промежуточные выборы в Конгресс. При этом никаких сделок Путину Трамп не предлагает, введению инициированных Конгрессом нескольких раундов новых санкций не противодействует, а в Сирии намекает Москве о том, что лучше не зарываться, демонстративными ударами по базам Асада и бойцам «ЧВК Вагнера».

Россию в центр американских политических дебатов поставил не Трамп, а его противники. Они обвиняют нынешнего президента в сговоре с Москвой, якобы имевшем место еще до его избрания. Ведется соответствующее расследование, возглавляемое спецпрокурором Мюллером. Но «дымящийся пистолет» (несомненное, «убойное» доказательство) или хоть что-то, его напоминающее, не найден. Рейтинг Трампа, если верить данным Gallup, колеблется между 40 и 50%, что неплохо для любого президента США на этом этапе правления. На данный момент эту партию Белый дом скорее выигрывает.

Складывается впечатление, что в действительности Трампу ничего конкретного от Путина пока не нужно. Отношения с Китаем и Европой, за которыми стоят большие экономические проблемы и политические комбинации, для него на порядок важнее. С Россией Трампа вполне устроил бы статус-кво, для Кремля давно уже неприятный. Ну, или мало к чему обязывающая декларация «за всё хорошее, против всего плохого» вроде той, что была подписана с Ким Чен Ыном. Но если возможностей для ведения такой игры нет, а сама она не очень важна, поскольку ключевыми для Вашингтона являются другие политические направления, – что ж, можно присоединиться к очередной санкционной инициативе Конгресса. Президент США вряд ли станет сопротивляться ее принятию, как не сопротивлялся предыдущим подобным законопроектам.

Ну а любезность Трампа с Путиным, так возмутившая многих в США и порадовавшая в России, – признак того, что интереса к сделкам с Москвой у него на самом деле нет, но лишнего обострения с не самым важным для него игроком Трамп не хочет. С теми, кто его действительно интересует, нынешний американский президент разговаривает иначе.

Ярослав Шимов , международный обозреватель

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Суд в Киеве разрешил задержать экс-главу Апелляционного суда Крыма – Прокуратура АРК
Следующая В Севастополе подорвали авиабомбу времен Второй мировой войны

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × пять =