Имитация реформы в России. Власть и ее новая продуктовая линейка


Чем отличается пенсионный продукт от пенсионного капитала? О новых инициативах властей в области реформирования российской пенсионной системы – в новом выпуске программы «Деньги на Свободе» с экономическим публицистом Максимом Блантом.

Главной темой последних дней стал очередной виток пенсионной реформы, о котором много до этого говорилось, хотя и без существенных подробностей. И вот они появились. Сразу оговорюсь, что с распределительной системой, к которой фактически власти вернулись пять лет назад, когда заморозили отчисления накопительной части на индивидуальные пенсионные счета, ничего делать не будут. Все, о чем идет речь, – дополнительная опция.

Полная видеоверсия программы:

Начнем с того, что у штуки, в которую гражданам и работодателям предложат нести абсолютно добровольно деньги уже со следующего года, поменялось название. Думали, что у всех работников появится индивидуальный пенсионный капитал (ИПК). Ан нет. Это будет гарантированный пенсионный продукт (ГПП). Название изменили в последний момент, резонно решив, что после того как всех надули с индивидуальными счетами, к индивидуальному капиталу едва ли возникнет хоть какое-то доверие.

Но и пенсионный продукт – название не очень удачное. Видимо, чиновники не ходят в дешевые магазины, иначе понимали бы, чем сырный продукт отличается от сыра, а винный – от вина. На вопрос, чем отличается ГПП от так и не случившегося с нами ИПК, чиновники из Министерства финансов (а именно это ведомство готовило и согласовывало законопроект) отвечают, что формирование пенсионного капитала задумывалось как дело добровольно-принудительное. А в пенсионном продукте элемент принуждения полностью исключен.

– В рамках этой системы человек будет полностью управлять своими взносами, и без всяких там уведомлений он просто взять и перестать платить сможет. То есть сегодня хочу, а завтра не хочу. Это будет полное право человека, – говорит заместитель министра финансов Алексей Моисеев .

Алексей Моисеев

Большое достижение и повод для радости. Гораздо сложнее ответить на вопрос, чем это отличается от действующей с начала 90-х годов системы дополнительного пенсионного обеспечения, которое предлагают негосударственные пенсионные фонды.

Чуть ли не в качестве подарка публике преподносится тот факт, что пенсионный продукт будет собственностью не государства, а граждан. По сравнению с действовавшей до 2014 года системой обязательных пенсионных накоплений это действительно шаг вперед. И разницу все владельцы индивидуальных пенсионных накоплений, у которых государство их деньги просто реквизировало, заменив невразумительными баллами, понимают прекрасно. Но в добровольной системе просто не может быть иначе. Кому еще могут принадлежать деньги, которые человек заработал и доверил кому-то, чтобы этот кто-то их хранил и приумножал.

Впрочем, отличия от того, что сегодня предлагают НПФ (негосударственные пенсионные фонды. – РС), все-таки есть. Причем говорить, что новая система во всем будет лучше, язык не поворачивается. Хорошая новость заключается в следующем: чиновники намекают на то, что основой пенсионного продукта могут стать те деньги, которые накопились у граждан на индивидуальных счетах – в негосударственных пенсионных фондах или в управлении государственного ВЭБа. В переводе на человеческий язык, эти деньги россиянам вернут. Более того, в отличие от пенсионных баллов и коэффициентов, они не «сгорят» и не пойдут на выплаты другим пенсионерам даже у тех, кто до пенсии не доживет. Пенсионный продукт, как и добровольные пенсионные накопления в НПФ, перейдет наследникам.

Что касается так называемых «молчунов», которые поленились перевести свои накопления в НПФ или не стали этого делать по принципиальным соображениям, – для них государство придумало изящный выход. ВЭБ купил блокирующий пакет НПФ «Благосостояние», который принадлежит РЖД и «Газпромбанку». Видимо, счета «молчунов» сольют туда, а «Благосостояние» превратится в государственный негосударственный пенсионный фонд – специально для любителей всего государственного.

Плохая новость в том, что до достижения пенсионного возраста получить доступ к этим деньгам будет весьма затруднительно. Сейчас добровольные пенсионные накопления можно снять в любой момент, потеряв только инвестиционный доход за определенный период времени – в разных фондах правила разные. В новой системе это будет возможно, только если вам понадобится дорогостоящее лечение, за которое нечем заплатить, либо вы попадете в тяжелую финансовую ситуацию и над вами нависнет угроза банкротства. Правда, если кто-то надеется воспользоваться медицинской лазейкой, чтобы деньги все-таки получить, сделать это будет непросто.

– Потому что мы все понимаем прекрасно, что у нас могут написать все что угодно, любые справки, – предупреждает Алексей Моисеев.

Главный вопрос в том, что должно заставить людей абсолютно добровольно расставаться с деньгами, возвращать которые будет весьма непросто. По мысли чиновников – налоговые льготы, которые граждане получат в новой системе. Но и тут все совсем непросто. Для тех, кто проявит сознательность, Минфин предусмотрел налоговый вычет, который не будет превышать подоходного налога с 6 процентов от «грязной» зарплаты. При этом уже сейчас действует возможность добровольно перечислять деньги в НПФ и получать налоговый возврат с суммы, не превышающей 120 000 рублей.

Понять, для кого новая льгота выгоднее старой, довольно просто. 120 тысяч – это 6 процентов от 2 миллионов рублей. Соответственно тем, чей официальный годовой доход выше этой суммы или 167 тысяч рублей в месяц, новый порядок выгоден. Для остальных налоговый возврат будет меньше, чем они могут получить сейчас.

И кстати, в случае, если все-таки получится распотрошить пенсионный продукт досрочно, все налоговые вычеты государству придется вернуть. Будут еще какие-то налоговые льготы для работодателей. Но подробности чиновники пока старательно умалчивают.

Так что лично я пока не вижу для себя ни одного преимущества гарантированного пенсионного продукта по сравнению с действующей системой. Впрочем, кому-то этот продукт многомесячных мозговых штурмов и согласований нравится. Например, министру экономики Максиму Орешкину :

:31 0:01:03 0:00

Ну как тут не вспомнить знаменитую фразу Иосифа Виссарионовича, сказанную им еще в мае 1935 года, – «Кадры решают все». А потом более полувека все проблемы народно-хозяйственного комплекса пытались объяснить негодными кадрами. В свое время я участвовал в работе над 12-томником «История ХХ века глазами журнала «Крокодил», и за довольно короткий срок от корки до корки прочитал все номера главного сатирического издания СССР с 1922 по 1992 год. Это удивительный опыт, поскольку на этом временном срезе видно несколько повторяющихся сквозных сюжетов, которые кочуют из номера в номер на протяжении всех 70 лет.

Они всякий раз высмеивают отдельных чиновников и руководителей, но в результате понимаешь, что это системные проблемы. И пока система существовала, они только нарастали. К сожалению, не только у министра Силуанова есть иллюзия, что сложившуюся сегодня в России систему можно поправить кадровыми решениями. Заменить плохих депутатов или губернаторов с мэрами хорошими – и все волшебным образом преобразится. К сожалению, это уже не сработает. Система уже прошла точку невозврата, и теперь она сильнее любого, кто пытается изменить ее изнутри.

Предыдущая Погода в Крыму: снова тепло и без осадков
Следующая Экс-президент Крыма Мешков находится в реанимации российской больницы – родные

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *