Источник девальвации. Сколько стоят для России политические риски


Результаты выборов в США, ситуация в Беларуси и международная реакция на отравление Алексея Навального. Насколько эти внешнеполитические факторы оказывают влияние на российскую экономику? Об этом в новом выпуске программы «Деньги на Свободе» с экономическим публицистом Максимом Блантом.

В минувшую субботу после подсчета голосов в Пенсильвании ведущие американские СМИ объявили победителем президентской гонки кандидата от Демократической партии Джо Байдена . Как я уже говорил, одним из главных факторов, которые будут оказывать влияние на состояние финансов и экономики, как в мире, так и в России в ближайшие годы, являются американские выборы, причем не только президентские, но и парламентские.

В США принцип разделения властей работает достаточно эффективно, и если Конгресс не контролируется той же партией, от которой избран действующий президент, проводить реформы и выполнять предвыборную программу последнему на порядок сложнее.

Так что демократы на состоявшихся выборах ставили перед собой сверхзадачу не только отобрать у Дональда Трампа президентское кресло, но и отвоевать у республиканцев большинство в Сенате, а также удержать большинство в нижней палате Конгресса – Палате представителей. Программу-минимум они уже выполнили. Дело за малым – догнать республиканцев в Сенате. Но судьба этого противостояния республиканцев и демократов будет решаться в ходе второго тура в Джорджии, где на кону стоят сразу два места в верхней палате.

В России в последнее время набирает популярность мнение о том, что вся внешнеполитическая возня – и даже санкционные риски – оказывают мало влияния на состояние национальной экономики. Россия, дескать, готовилась-готовилась, копила резервы, а теперь ничем нас не проймешь.

Разница курса в 14 рублей за доллар объясняется специфическими для России рисками и оценкой этих рисков участниками рынка

Однако на прошлой неделе я наткнулся на результаты довольно любопытного исследования. Лондонский экономист Bloomberg Economics Скотт Джонсон решил оценить, какой вклад в динамику курса рубля к доллару с начала этого года играли те или иные факторы. Для анализа он взял недельный график, а оценивал то, что влияло на схожие с Россией страны: вклад цен на нефть, «аппетит» инвесторов к активам развивающихся стран (а Россия относится именно к этой категории), «силу» или «слабость» доллара.

Так вот, если бы дело ограничивалось влиянием только этих, внешних для России и не зависящих от руководства страны факторов, ослабление рубля к доллару ограничилось бы 6-7 процентами, и курс доллара на начало ноября был бы в районе 65-66 рублей, а не 79-80, как в реальности.

Разница курса в 14 рублей за доллар объясняется специфическими для России рисками и оценкой этих рисков участниками рынка, к которым относятся не только западные спекулянты, инвестиционные банки и институциональные инвесторы, но и российские компании как финансового, так и нефинансового сектора. Да и российское население, которое довольно активно покупает и продает иностранную валюту, особенно в кризис, – тоже. Что же до специфических для России рисков, которые во второй половине года постепенно стали главной причиной девальвации рубля, они всем известны.

Сначала поправки к Конституции, которые с точки зрения рынка не снизили, а, наоборот, увеличили политические риски. Потом однозначная поддержка Лукашенко после выборов в Беларуси, весьма красноречиво продемонстрировавших, что 80-процентный результат в странах с «суверенной» разновидностью демократии не гарантирует поддержку населения. Плюс отравление Алексея Навального .

Дональд Трамп на подобного рода «шалости», если они только не самым непосредственным образом касались экономических интересов США и американских компаний, склонен был реагировать весьма сдержанно. Но по мере того как в президентской гонке росли шансы куда как более решительно настроенного Джо Байдена, а заодно и стоящей за ним Демократической партии получить большинство в Сенате, политические риски, связанные с рублем, в глазах участников рынка росли. И теперь, когда Байден должен быть официально объявлен новым американским президентом, для Путина и его младшего партнера по Союзному государству может многое измениться.

Если это была шутка, то довольно глупая

В минувшую пятницу страны Евросоюза и поддержавшая их Канада расширили белорусский санкционный список, добавив в него в том числе Александра Лукашенко и его сына Виктора , который был назначен советником своего папы по национальной безопасности. Старшего Лукашенко, по его словам, это «не парит», а мнением младшего поинтересоваться никому и в голову не пришло.

Днем позже Александр Григорьевич торжественно запустил в Гродненской области, совсем рядом с литовской границей, энергоблок Белорусской атомной электростанции, объявив при этом Беларусь ядерной державой. Если это была шутка, то довольно глупая. К ядерным державам относят страны, у которых есть ядерное оружие, а учитывая международный Договор о нераспространении ядерного оружия, эта шутка чревата серьезными разбирательствами в Совете Безопасности ООН. Если это намек на то, что Лукашенко в любой момент может устроить еще один Чернобыль, можно констатировать полную потерю адекватности. Сам же Александр Григорьевич, благодаря своему специфическому чувству юмора, рискует повторить судьбу иракского лидера Саддама Хуссейна .

Для нас же самое неприятное заключается в том, что поддержка Путина делает Лукашенко главным политическим риском для России. Уже тот факт, что Россия присоединилась к белорусским ответным санкциям против Евросоюза, говорит о степени вовлеченности Москвы в судьбу «последнего диктатора». Более того, Россия является главным спонсором режима, причем «батька» умудрился выторговать у Москвы столько, что белорусская экономика в результате кризиса пострадала даже меньше российской.

Такое объяснение выглядит еще более фантастическим, чем попытка ядерного шантажа соседних стран

Зависимость белорусской экономики от российских кредитов и скрытых субсидий в виде дешевых энергоносителей с августа выросла многократно. Второй после России торговый партнер Минска – Евросоюз – постепенно сворачивает взаимную торговлю. За примером далеко ходить не надо: пуск БелАЭС стал причиной отказа Польши и стран Балтии от импорта белорусской электроэнергии.

Так что вопрос о том, зачем Лукашенко понадобилось пускать атомную станцию на границе с Литвой, остается открытым. Явно не ради электроэнергии, которая там вырабатывается. Можно, конечно, предположить, что в Беларуси закроют ряд тепловых электростанций и перестанут сжигать углеводороды, чтобы внести свой вклад в борьбу с глобальным потеплением. Но такое объяснение выглядит еще более фантастическим, чем попытка ядерного шантажа соседних стран.

Предыдущая В Инкермане повыдергивали дорожные знаки (фото)
Следующая Обвиняемого по делу МН17 впервые услышали в суде | Донбасс.Реалии (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *