История о сибирском Форресте Гампе: как Александр Габышев стал героем «Шаманской болезни»


Якутский шаман Александр Габышев вновь задержан полицией 27 января и помещен в психоневрологический диспансер. Ранее он сообщил, что в марте планирует начать новый поход на Москву для изгнания из Кремля президента Путина. А в конце 2020 года Габышев стал героем книги известного польского журналиста Яцека Хуго-Бадера.

Документальная повесть «Шаманская болезнь» (Szama?ska choroba) была опубликована в Польше. Автор книги совершил большую поездку по Сибири и Якутии в поисках шаманов, сохранивших до наших дней древнее искусство заклинания духов. При этом выяснилось, что в современной России за помощью к духам обращаются и власть, и оппозиция. Это стало очевидно для Хуго-Бадера после того, как он несколько дней сопровождал отряд Александра Габышева, идущего в Москву изгонять Путина.

В интервью редакции Сибирь.Реалии журналист рассказал о том, что заставило его поверить в мистические способности Габышева, о своей встрече с «шаманом Путина» и о том, почему он считает сибиряков «особым народом».

Встреча с Габышевым:

Из книги «Шаманская болезнь»:

«– Десять лет назад я написал книжку под названием «Белая горячка», – хвастаюсь [Габышеву].

• Я знаю.

• Откуда? Ее не издавали по-русски.

• А мне это приснилось. Снилось, что идет ко мне человек в красных штанах.

• Так это я! – я обрадовался. – Ты поэтому разрешил мне идти с вами так долго?

• Поэтому, – говорит Александр и кончиком ножа выстругивает дырку в палке. – А ты думаешь, почему шаманы позволили тебе внимательно наблюдать за всем, что ты встретишь на своем пути? Почему ты мог смотреть, как они лечат, как выгоняют злых духов, предугадывают будущее? Позволили тебе, потому что ты один из нас. Поэтому и на Алтае ты мог увидеть духов, которых Герман кормил молоком.

• Я их просто нафантазировал! – закричал я, пожимая шаману руку. – Это литература…

• Не придуривайся, – отвечает Габышев. – Ты ведь знаешь, что видел их тогда на самом деле».

–? Каково было ваше первое впечатление от Габышева?

• До встречи с ним посмотрел об этом человеке множество видео на ютубе, он был уже очень популярен. И для меня он был такой звездой с экрана телефона. А потом ты едешь, встречаешь этого человека, и он еще и рта не открыл, а ты уже в него влюбляешься, моментально. Это просто такой тип человека. Он абсолютно прекрасен, и я не имею в виду его внешний вид. Напротив, чем он более некрасив, тем более прекрасен, целиком, как целостное существо. И то, что я ему приснился задолго до нашей встречи, меня не удивило: в этой сибирской поездке многие люди говорили мне, что уже заранее знали о моем приезде. Был шаман, который выехал мне навстречу, поскольку знал, что я к нему собираюсь. И эта информация пришла к нему за месяц до того, как я начал свое путешествие: тогда я был еще в Польше и вообще не знал, что такой человек существует. Поэтому когда мне это сказал Габышев, я не был удивлен. Я уже привык к таким вещам. Или к тому, что они могут читать мои мысли. Спустя какое-то время это уже кажется обыденностью. А Габышева я встретил полтора года назад, и все это время, пока писал книгу, я следил за его судьбой и дописывал по ходу дела, дополняя свой текст новостями из его жизни.

–? Почему, как вы думаете, власти так остро реагируют на шамана. Они что, верят в то, что он реально может изменить политический режим?

Этот человек мне рассказывал, что среди членов отряда точно есть кто-то из спецслужб

• Мне очень сложно ответить на этот вопрос. Но эта ситуация сама по себе какая-то космическая, нереальная. Конечно, шаман не в силах ничего такого сделать, у него нет таких сил. Пока я ждал аккредитацию в Москве, я пошел в Ассоциацию коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Там никого не было, только одна секретарша, и это именно она рассказала мне о шамане, который пешком идет в Москву. Я подумал: «О-о-о, как интересно! Я иду на восток, он идет на запад, где-нибудь да встретимся, без вариантов, дорога-то одна, не правда ли?» И я все время на телефоне следил за Габышевым, у меня высвечивались уведомления с новостями о нем. Габышев как будто шел со мной, то есть в телефоне, в течение нескольких недель. Я говорил сам себе, что мы встретимся, ибо разминуться нам будет невозможно. И я сразу придумал, что название раздела о нем будет звучать как «Русский Форест» [Форест Гамп]. Я думал, что люди наверняка будут к нему присоединяться, а если даже и нет, то я буду первым человеком, и мы пойдем с ним вместе (на тот момент еще не было габышевского отряда). Затем к нему присоединилось поначалу 17 человек. И я отдавал себе отчет, что их будет все больше, когда он начнет проходить через большие города, и это будут самые разные люди, которые захотят пойти с ним по разным причинам. Габышев говорил: «Вот увидишь, когда мы дойдем до Москвы, то с нами будут уже миллионы». Могу себе представить, как это будет выглядеть! А Дед Мороз [кличка одного из участников отряда Габышева] сказал мне: «Яцек, разве они позволят нам до этой Москвы дойти!..» Он шел с ними, но сам не был столь наивен, чтобы верить в успех. И конечно, это закончилось даже раньше, чем я предполагал. Они прошли Улан-Удэ, а до Иркутска им уже не дали дойти. И этот человек мне рассказывал, что среди членов отряда точно есть кто-то из спецслужб. Это логично. Если бы я был начальником ФСБ, я бы тоже выслал туда кого-то из своих подчиненных, чтобы знать все изнутри. Но в итоге я очень близко к сердцу воспринял эту историю – собственно, как и все остальные события моего сибирского путешествия.

Из книги «Шаманская болезнь»:

«Хохотуй перед Петропавловском-Забайкальским – это спрятанная в сгоревшей два-три года назад тайге большая деревня. Огромные сибирские кедры устояли перед огнем, но их стволы до половины высоты дерева обгорели начерно. Жители [деревни] в большом количестве ждут Сашу-шамана и его отряд возле дороги, – в основном это женщины и дети — с холодным чаем в алюминиевых бидончиках из-под молока, фруктами, бутербродами, пирогами, и все, что они не в силах уже съесть там на месте, запаковывают с собой в тридцатилетнее, еще советское жигули, которое Ворон [один из группы Габышева] купил для нужд отряда несколько дней назад за сто долларов. В багажник отправляются также несколько ящиков яблок, морковки и капусты. Люди с удивлением для себя обнаруживают, что шаман, которого они ждут, это не какая-то там звезда, а обычный человек – такой же, как и они, потрепанный, бедный и уставший, не знающий, что такое WhatsApp, у которого нет счета в банке и нескольких зубов, перед которым не надо притворяться, чего бы то ни было стыдиться, стесняться и напрягаться. Женщины рассказывают, что они в течение нескольких дней наводили порядок на дороге, по которой Александр пройдет в их деревне, подметали, мыли, отбеливали известью бордюры и пни деревьев, а в местном интернате для умственно отсталых детей приготовили места для ночлега всей группы. В столовой нас уже ждет обед из двух блюд и компота, а на кухне – вечерний ужин и завтрак следующего дня».

— Почему вы назвали книгу “Шаманская болезнь”?

— Название книги я придумал уже во время путешествия по Сибири. Шаманская болезнь – ключевое событие в жизни каждого шамана. Им нельзя стать, не пройдя этого этапа. Шаманская болезнь появлялась в разговоре буквально с каждым шаманом, которого я встречал. С нее все начинается. Сложно стать христианином без крещения, и шаманская болезнь – это такое «крещение», посвящение в шаманы. Но сама идея написать об этом целую книгу пришла ко мне раньше, после «Белой горячки» (еще одна репортажная книга Хуго-Бадера о России. – СР). Я тогда ехал через всю страну, проезжал Тюмень, и в тот момент мне пришло в голову свернуть на юг и попробовать найти шаманов, о которых я раньше что-то слышал. Я был тогда очень глупым. Так бывает, когда человек чего-то не знает, сталкивается с чем-то впервые. Я действительно не был погружен в эту тему и поехал в Туву без подготовки. И уже буквально первые встречи с шаманами меня восхитили. Как будто я оказался на Марсе, совершенно в другом мире! Наверное, тогда я не был готов ко встрече с этим миром, множество раз попадал впросак, хотя потом пытался эти ситуации по-репортёрски использовать.

— Принятие такой особой картины мира – это результат пережитого в путешествии опыта?

— Есть фраза, которую я когда-то привез из России, и она мне кажется исключительно прекрасной: не бывает случайных совпадений. Это очевидно. Репортер куда-то едет, там с ним что-то происходит, он встречает разных людей… И это большое везение в нашей профессии. Репортер, которому не везет, должен подумать о смене профессии. Иначе ничего не выйдет. И это понятие дороги я очень глубоко прочувствовал во время своей поездки, полюбил его и принял. Кроме того, я даже начал сознательно использовать этот подход, перестал прикладывать специальные усилия, чтобы куда-то попасть, как это обычно делают репортеры. Единственное, что мне нужно было сделать, это встать утром, умыться, позавтракать и выйти из дома, и всё происходило дальше уже само собой.

— Что из этих неслучайных событий больше всего вас удивило в поездке по Сибири?

— Например, был случай с одним шаманом, к которому я очень хотел попасть, но он не принял меня. Точнее, мы встретились, посмотрели друг на друга, поболтали две-три минуты, и тут он сообщает, что не хочет со мной говорить. Это шаман, к которому, как мне кажется (но у меня нет никаких доказательств), приезжает также президент Путин. Конечно, для меня было большим разочарованием, что он не хочет со мной общаться, но я понимаю, почему всё так. Наверняка ему было приказано ни о чем не рассказывать, и он этому указанию следует. Его заставили, это его условие. И я не удивлен. Мне не было дано с ним поговорить, несмотря на всё мое желание и усилия – он живет очень далеко, возле монгольской границы, и у меня получилось к нему добраться. Но и позитивных вещей была целая масса. Шаман Габышев очень сердечно меня принял и позволил идти с ним. Я его очень полюбил, как практически и всех остальных героев своей книги.

— Один из шаманов, которых я в тот раз встретил, сказал мне, что видит моего ангела-хранителя, и это женщина. Это редкое явление, обычно все-таки у мужчин ангел-хранитель – тоже мужчина. Шаман стал описывать мне этот образ, и оказалось, что это моя бабушка, которую я никогда не видел – она умерла в молодости, задолго до моего рождения. Но это точно была она, у нее был узнаваемый внешний вид, я ее хорошо знаю по фотографиям. И это все было настолько удивительно, что позднее, когда я уже вернулся в Польшу и написал все свои репортажи после этого путешествия, в том числе и историю об ангеле-хранителе, то понял, что лишь поверхностно затронул тему шаманизма. А она заслуживает большего внимания. В Польше мы вообще очень мало об этом знаем, о шаманизме мало литературы, репортеры об этом не писали.

Проклятие шамана

Из книги «Шаманская болезнь»:

«…Потом Антоний рассказал о проклятии, с которым его собственная семья не может справиться уже много лет. Все началось с его дедушки, отца его отца, который воевал в Великой Отечественной войне, а когда вернулся с нее, то был уже совершенно другим человеком. […] Он стал очень импульсивным, колючим, готовым быстро пустить в ход кулаки, если что, и когда узнал, что один шаман из его родной деревни обманывает людей, придумывает то, чего нет, и вытягивает из клиентов деньги, разозлился не на шутку и поколотил его что есть мочи. А шаман набрал в рот воды, сколько влезло, и выплюнул всю ее на этого деда, с размахом проклиная весь его род. Дескать, с того дня мужчины этого рода будут погибать от воды.

— И это проклятие действует до сих пор. – Антоний посерьезнел. – С того времени в каждом поколении нашей семьи двое мужчин тонет в реке. Таким образом умерли двое братьев моего отца и два моих брата. ?

–? А ты не можешь что-то с этим сделать? –? спрашиваю я.

–? Не могу. Себя самого нельзя лечить, а другие шаманы слабоваты для этого проклятия. Шаман, который проклял нашего фронтовика, умер первым, а когда и до дедушки очередь дошла, то мы хоронили его со всеми почестями, сорок девять дней провели с ним, все время готовили и поминали, потому что духи очень любят кухонные запахи, им этого достаточно, чтобы наесться. Но дух умершего шамана не дал дедушке ни есть, ни пить, оседлал его и ездил на нем в течение всех этих траурных дней как на коне».

— Как вы искали героев своей книги, все ли шаманы легко шли на контакт?

— Это было несложно. По двум причинам. Во-первых, сибиряки – исключительно открытые люди. Я обожаю сибиряков и считаю, что это другой тип людей, отличающийся от жителей европейской части России, не говоря уже обо всех остальных жителях евразийского континента. Те, кто туда приехал, – зачастую люди более смелые, отважные, которые решились оставить свои прошлые места обитания и поискать новое место для себя в мире. Кроме того, среди них много ссыльных. И все они к тому же смешивались с местным населением. Это создало такой конгломерат людей исключительных, странное и классное сочетание людей. Они необычайно открыты, дружелюбны и рады гостям. Мало того, что мы имеем дело с легендарным русским гостеприимством как таковым, так в Сибири оно выражено еще сильнее. Во-вторых, у меня уже был большой опыт путешествий для написания репортажей, и я знаю, что в определенный момент, если хорошо начнешь, то позднее тебя передают из рук в руки. Так это в моей работе обычно бывает, особенно в России. И в-третьих, самое важное: в шаманизме есть понятие дороги. Дорога – это символ жизни. Из этого следует, что если ты у кого-то находишься, то значит, что ваша встреча была вам предназначена.

— Раз ты к кому-то приехал, нашел его, то для этого человека – конкретно для шамана в этом случае – совершенно очевидно, что по-другому просто не могло и быть. Это и моя, и его судьба – встретиться в этом месте. А если бы шаман не хотел со мной говорить, то я бы его не нашел, не добрался до него, это было бы невозможно. Если нам не суждено было бы пообщаться, то я бы не попал к этому человеку. Это часть их картины мира.

— Что заставляет вас возвращаться в Россию снова и снова?

— Вообще говоря, Россию я открыл для себя сам, меня туда отправили когда-то в качестве репортера, с этого всё и началось. Сейчас Россия для меня – это вторая родина, я очень люблю эту страну, люблю россиян. Не у всех есть две родины, а у меня есть, и я очень этому рад. И в России есть много людей, которых я полюбил.

Справка: Яцек Хуго-Бадер родился в Польше в 1957 году. Педагог по профессии, он потерял работу учителя во время диктатуры Ярузельского, из-за того, что поддержал движение «Солидарность». После чего, по его собственным словам, стал репортером и гражданином мира. С 1990 года сотрудничает с Gazet? Wyborcz?, одним из самых авторитетных общественно-политических польских СМИ. Много путешествует, в том числе по России. В 2009 году опубликовал книгу русских репортажей «Белая горячка», в 2011-м – «Колымские дневники».

Предыдущая Адвокат Курбединов повторно заявил о преступлении против Руслана Бекирова
Следующая Дети микрорайона Жидилова вновь лишены надежды?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *