«Из бедности – в нищету». Почему в России резко выросли цены на продукты


Глава Союза потребителей России Петр Шелищ заявил, что цены на главные продукты питания будут расти – этой осенью, по его мнению, может подорожать все. В Госдуме Шелица уже назвали «идиотом», а его слова – «глупостью», информирует проект русской службы Радио Свобода «Сибирь Реалии».​

Рост цен на продовольственные товары в России продолжается весь текущий год, а овощи, входящие в так называемый «набор для борща» подорожали особенно заметно. В частности, морковь – в два раза, картофель – на 82%, капуста – на 68, лук на 40,5. О причинах столь значительного подорожания и о том, что будет с ценами дальше, «Сибирь.Реалии» спросили у нескольких экспертов.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: запустили обновленное новостное приложение

Колоссальная разница в инфляции на Западе и России свидетельствует о том, что российский рост цен невозможно объяснить ситуацией на мировых продовольственных рынках, считает директор Института стратегического анализа компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты» доктор экономических наук Игорь Николаев .

– Что происходит с ценами на овощи?

– По некоторым овощам есть положительная тенденция, за первую половину июля подешевели на 5-6 процентов помидоры и огурцы. Морковь – да, становится все дороже и дороже. С начала года она выросла в цене в 2,5 раза, это, конечно, беспрецедентно. Тут несколько причин: не очень хороший урожай. Соответственно, вынуждены покупать больше импорта. На мировых рынках сельхозпродукции был отмечен быстрый рост цен, это коснулось и моркови. В том числе в связи с локдаунами. В той же Европе были большие проблемы с привлечением сезонных рабочих, мигрантов. Кроме того, что морковь, что капуста требуют специального температурного режима как при хранении, так и при транспортировке. В такую жару требуется холодильное оборудование, это дополнительные затраты.

Ну, и повлияли те неуклюжие попытки госрегулирования цен, которые мы наблюдали зимой. Казалось бы, они касались не моркови, а сахара и растительного масла. Если государство заморозило цены на одни продукты, это сигнал для продавцов и производителей: нет никакой гарантии, что завтра не заморозят на другие. И это стимулирует рост цен.

– У нас огромная страна, и практически везде можно выращивать морковь, за исключением, наверное, самых северных регионов. Зачем тут нужна транспортировка? У нас что, морковь на Урал из Краснодара везут?

– Не знаю, какова здесь логистика, везут ли морковь из Краснодара на Урал, но точно так же можно спросить: а почему к нам везут импортную морковь? Почему она конкурентоспособна на российском рынке, несмотря на затраты на транспортировку? Это фундаментальная проблема российской экономики.

– Как повлияет это подорожание на поведение массового потребителя?

– Продукты – это предметы первой необходимости. От покупки каких-то товаров можно временно отказаться, но от продуктов – нет. Люди ищут, где какие скидки, переходят на более дешевую продукцию, естественно, зачастую менее качественную. Это традиционное поведение потребителя в условиях продолжающегося роста цен. У нас инфляция в годовом выражении 6,5%. А прогноз, исходя из которого принимался федеральный бюджет, был 3,7%. То есть инфляция почти в два раза превышает прогнозный уровень. Это значимое, серьезное повышение.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Рано или поздно Россия будет отсталой окраиной Евразии». Об инфляции и будущем страны

– А чего ждать дальше?

– По поводу плодоовощной продукции – с учетом сезонности будет стабилизация цен. Кроме того, чтобы перед выборами в Госдуму произошел какой-то значительный рост цен?! В условиях, когда цены и так ощутимо выросли с начала года – я думаю, этого не будет. Ну, а потом возможно снова ускорение инфляции, в том числе традиционное, которое всегда у нас происходит в декабре. Думаю, годовая инфляция будет в районе 7-8 процентов.

– А можно ли регулировать цены на продукты здоровыми с точки зрения рыночной экономики методами? Допустить в федеральные сети мелких производителей, например? Или ситуация объективно такова, что это не поможет?

– В странах ЕС в 2020 году цены выросли на 0,2%. В России по итогам прошлого года инфляция составила 4,9%. У нас рост цен объясняли ростом цен на мировых рынках сельхозпродукции. Но если это рост цен на мировых рынках, объясните, пожалуйста, почему там цены не растут, а у нас растут? Для того, чтобы в стране была низкая инфляция, в ней должен быть высокий уровень конкуренции. Если мы берем эту конкретную сферу, это касается и допуска небольших производителей. Когда уровень конкуренции невысокий, когда от дружбы с губернатором зависит то, будет твой товар в магазинах или не будет, какой мне как производителю резон снижать цены? В этом смысле мы очень отличаемся от развитых экономик. Есть и другие причины. Можно госрегулирование эффективно использовать – не замораживая цены, в рыночной экономике есть другие приемы. Повышение экспортных пошлин, например – продавать товар за рубеж становится менее выгодным, предложение на внутреннем рынке увеличивается, это понижает цены. Вот и ответ на вопрос, можно или нельзя что-то сделать? Конечно, можно. Но не делаем. Я считаю, это просто непрофессионализм.

С тем, что ситуация в российском сельском хозяйстве и повышение цен на продукты – результат непрофессионального государственного управления, согласен и Иван Стариков , директор «ВНИИ Экология», экс-заместитель министра экономики России, экономист-аграрник, профессор Института экономики Российской академии наук. Стариков считает, что в данный момент российское сельское хозяйство крайне уязвимо, потому как практически целиком зависит от импорта. Ему, как и россиянам с низкими доходами, можно помочь, вводя продовольственные сертификаты.

– У нас нет своего семенного материала по овощеводству, он весь закупается. Посмотрите темпы девальвации рубля с начала года, станет понятна причина роста цен. Наше сельское хозяйство, крупные холдинги являются последним звеном в цепочке длинной распределенной добавленной стоимости. Основная добавленная стоимость формируется не в России, а у держателей интеллектуальной собственности. Мы покупаем элитные семена, генетический материал, яйца курицы и комплементарную технологию (пестициды, гербициды), стимуляторы роста и так далее.

Экс-заместитель министра экономики России, профессор Института экономики Российской академии наук Иван Стариков

– Кроме того, в стране довольно серьезные инфляционные ожидания. Безусловно, рынок на них реагирует. У нас есть выход только один.

Регулировать цены – это путь в никуда. Мы их не отрегулируем, просто часть производителей прекратят производство, уйдут с рынка. Дефицит увеличится, и цены начнут галопировать. Давно пора внедрить систему адресной продовольственной помощи. Потратили триллионы бюджетных средств на камеры слежения, создали базы данных – ну, так используйте их во благо людей, идентифицируйте с их помощью бедных. Их примерно 25 млн человек. И окажите адресную продовольственную помощь в виде продуктового набора из расчета 5000 на человека в месяц. В мире же это действует! Человек может прийти в магазин и отоварить этот продовольственный сертификат. Это позволит сделать огромный госзаказ сельхозпроизводителям. Есть объективный показатель бедности страны. Если у вас средняя семья тратит на продовольственную корзину или домашнее хозяйство 35 процентов бюджета, это показатель бедности. Мы вышли сейчас на 44 процента. Это мы из бедности двигаемся в нищету. Человек, который половину семейного бюджета потратил на еду, оплатил коммунальные платежи, у него денег больше ни на что не остается. И все надежды правительства возобновить экономический рост за счет восстановления внутреннего спроса – беспочвенны, если вы не отделите бедных от богатых, адресно не поможете бедным и не будете глушить сельское хозяйство и торговлю глупыми попытками регулировать цены.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Картины нищеты ужасают». О перспективах доходов россиян

– Давайте вернемся к теме зависимости российского сельского хозяйства от импорта. В чем именно она заключается?

– Наши крупные холдинги покупали на Западе технологии «под ключ», что позволило поднять промышленное птицеводство, свиноводство, растениеводство, резко повысить урожайность, создать динамично развивающуюся по сравнению с другими отрасль. Мы брали, например, семена, под которые определенная сельскохозяйственная техника нужна, импортная – например, джондировская линейка (John Deere – марка американской компании Deere&Company, специализирующейся в том числе на производстве сельскохозяйственной техники – прим. С.Р.). Под эти семена нужны соответствующие гербициды, протравители семян, которые тоже закупаются за рубежом. Точно так же и в птицеводстве. Если нам две частные компании откажут в закупке генетики птицы, то все наши заслуги в птицеводстве сложатся за один год. А мы уже подумываем о серьезных объемах экспорта.

– А это возможно? Они могут оказать?

– Это возможно по экономическим причинам. Допустим, мы выйдем на китайский рынок и начнем конкурировать с западными компаниями, а им наша конкуренция нужна, как чирей невесте накануне свадьбы…

Новости без блокировки и цензуры! Установить приложение для iOS і Android.

– А скопировать эти технологии российские производители не могут?

– Могут. Но для этого необходимо поменять мышление. Есть нацпроект «Наука», который, как и другие нацпроекты продлен до 2030 года. Если в электронике мы, наверное, отстали навсегда, то в сельскохозяйственной науке, например, в генетике, в земледелии, мы еще можем быть конкурентными. Поэтому нужно перераспределить средства внутри нацпроекта «Наука» и, по моим оценкам, порядка 250 млрд отдать на поддержку сельскохозяйственной науки. У нас еще остались неплохие генетические школы. У нас уникальная коллекция сортов и гибридов, которую собрал замученный в саратовской тюрьме Николая Иванович Вавилов . Но…Любая вещь не на своем месте – это мусор. Сегодня в системе государственного управления скопилось огромное количество мусора – вороватых, некомпетентных и глупых чиновников.

Рост цен на продукты питания и другие товары в России обусловлен изменениями на мировых рынках, вызванных пандемией COVID-19, а также неудачными действиями российских властей в области государственного регулирования экспорта, считает старший научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Ольга Валиева .

– Как можно объяснить то, что произошло с ценами на продукты в 2021 году?

– Цены выросли еще весной 2021-го, причем не только на продукты питания. На металл, металлопрокат и стройматериалы, а также на топливо. На металлы цены поднялись почти в два раза, на пиломатериалы – очень сильно, на стройматериалы – очень сильно, хотя Росстат и ставит 6% рост, но там далеко не 6%. Цены росли повсеместно, просто продукты стали первой ласточкой. Это были сахар, растительное масло, когда правительство, как мы помним, применило меры госрегулирования. Рост цен на сахар и масло был вызван тем, что запасы на складах сокращались, и был неурожайный год. Отсутствие запасов породило дефицит. Также мы все понимаем, что 2020 год характеризовался спадом производства вообще по всем направлениям. Наблюдалась недозагруженность производственных мощностей, в некоторых случаях производство работало на 30-50% от мощности. А потом экономика стала выходить из кризиса, потребители поспешили покупать продукцию, которой на рынке оказалось очень мало. Поэтому возник дефицит и рост цен. А наши рынки очень тесно связаны с глобальными. У нас очень большие объемы экспорта по металлам, по сельхозпродукции, пиломатериалам, лесу. Соответственно, экспорт стал очень привлекательным. Производители бросились продавать на внешних рынках, а на внутренних рынках, в свою очередь, возник дефицит. А это – снова сокращение запасов и рост цен. Мы ведь экспортеры, поэтому если лихорадит мировой рынок, то будет лихорадить и Россию. Вторая причина в том, что рубль обесценился. Не надо забывать, что экономика России очень сильно зависит от импорта: это комплектующие для оборудования, семенные материалы, активные субстанции для производства фармацевтики. Фактически любое производство в той или иной степени зависит от импорта. Раз выросли внешние цены – вырастут и внутренние, потому что в конечную стоимость заложена цена на мировом рынке. Третья причина – это, конечно, государственное регулирование. Правительство пытается ограничивать рост цен на внутреннем рынке, ограничивает экспортеров. Например, вводит квоты на вывоз зерна, вводит повышенные таможенные пошлины. Очень сильно пытается залезть в регулирование цены на стройматериалы и так далее. Это приводит к обратному эффекту. Цены растут на фоне того, что часть производителей сокращает объемы, часть вообще уходят с рынка, часть переориентируются. То есть все собственные возможные риски они закладывают в конечную цену. Поэтому получается обратная реакция от госрегулирования: хотели, как лучше, получилось, как всегда. Применять госрегулирование нужно очень выборочно и очень в меру, а не как у нас.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Соцсети Крыма: «А говорили, будут бороться с бедностью»

– Вы противница введения пошлин на экспорт?

– Это не очень эффективная мера, потому что гораздо лучше срабатывает открытие границ. Конкуренция со стороны импортных товаров будет стабилизировать внутренние цены. А когда экономика закрыта, а вы еще и пытаетесь регулировать, то это тревожный звоночек для производителя. Они начинают сворачиваться, переориентироваться, меньше производить. Обратный эффект.

– Как вы относитесь к прогнозу, что осенью подорожает «абсолютно все»?

– Я согласна, что осенью нас ждет рост цен. Но, опять же, он будет зависеть от конъектуры мирового рынка. Если ситуация стабилизируется, а на это нужно два-три месяца, то к ноябрю, возможно, производители начнут работать на полную мощность, рынки перестанет лихорадить, глобально экономика начнет развиваться, не будет резких колебаний.

– Наряду с ростом цен, потребителей всегда волнует состояние валютных рынков. Стоит ли ждать ослабления рубля осенью?

– Очень может быть. Тут два сценария возможны. Если цена на нефть будет расти, то рубль будет укрепляться, но поскольку многие государства напечатали очень много денег (например, в США инфляция – 5,5% , это очень высокий показатель), то глобально цены продолжат расти, объемы кредитования могут усилиться. Отсюда большие риски, связанные с «перегревом» экономики. Проще говоря, все начнут занимать, начнут производить, начнут вкладывать, и экономика будет вести себя непредсказуемо. Отсюда может возникнуть глобальный кризис, а, как правило, в таких кризисах всегда очень сильно страдает экономика России. Но, думаю, это может случиться не ранее, чем через полгода.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Плоды девальвации. Как щедрость Путина снижает доходы россиян

Предприниматели чувствуют, что сейчас благоприятный момент для повышения цен – и повышают их, но оснований прогнозировать существенное подорожание продуктов будущей осенью пока нет, полагает экономист Сергей Алексашенко .

– Вы знаете, если кто-то скажет, что летом будет теплее, чем зимой, то как вы к этому отнесетесь? Наверное, это правда. Точно так же можно сказать, что через какое-то время цены будут выше, чем сегодня. Это тоже правда. Инфляция – это нормальный процесс в экономике. Более того, все экономические теории и практики согласны в том, что дефляция – это фактор, который сдерживает экономическое развитие. Поэтому фраза, что к осени цены вырастут (скорее, всего так и будет) в общем и целом ничего не значит. Другой вопрос – насколько стремительно они вырастут. Вполне возможно, что глава Союза потребителей знает то, чего мы с вами не знаем. Например, он что-то знает о перспективах урожая на гречку или на подсолнечник. Возможно, он уже прогнозирует неурожай и дефицит, а это значит, что цены начнут расти стремительно. Я пока других подобных прогнозов не слышал, поэтому отношусь сдержанно и нейтрально. Пока не понимаю, откуда у этого господина основания для таких прогнозов, – говорит Сергей Алексашенко.

Сергей Алексашенко

– Но за последние месяцы цены уже выросли довольно существенно и пока не видно, чтобы они снижались…

– Смотрите, мы видим цифры – инфляция составила 6%. Мы должны понимать, что это показатели за последние 12 месяцев. И здесь есть несколько факторов, каждый из которых сыграл роль. Например, в России в 2020-м случился неурожай сахарной свеклы. В этой связи производство сахара уменьшилось. Но, помимо этого, еще осенью 2019 года заместитель министра сельского хозяйства издал приказ, который потребовал от аграриев снизить посевные площади под сахарную свеклу, потому что в 2019 году урожай был большой, и сахара было много. Он приказал, а аграрии согласились, потому что иначе им дотации не дадут. Они сократили площади, а тут еще и неурожай в 2020-м. Производство упало, а цены на сахар выросли. Это не очень умная попытка отдельного чиновника что-то подрегулировать в ручном режиме. Самое интересное, что никакой ответственности он не понес. Продолжает работать. Не будем забывать, что в во втором квартале 2020 года многие предприятия были закрыты из-за пандемии, не было туристических поездок за границу, например. Это все привело к изменению структуры потребления. Люди не могли потратить деньги на путевку, например, на поход в кино или театр. Из-за этого увеличивался спрос на другие виды товаров. Соответственно, росла цена. Например, многие организации ушли на удаленку, в связи с чем вырос спрос на оргтехнику. А хозяйственные связи между странами стали нарушаться: спрос растет, а предложение не растет, потому что просто невозможно привезти партию товара.

Я специально сейчас перед собой открыл последнюю сводку Росстата о динамике цен в 2021 году. И быстрее всего цены росли на мясо курицы. А мясо курицы – это то, что Россия уже давно не импортирует, а производит сама. Это означает, что отечественные аграрии почувствовали, что импорт уменьшился, и решили этим воспользоваться. На 12% выросли цены на маргарин, который Россия тоже производит сама. Поэтому я бы сказал, что рост цен – это такая совокупная реакция рынка на соотношение спроса и предложения. Каждый бизнесмен думает о том, как заработать денег, и, если есть возможность повысить цену – он это сделает.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Соцсети Крыма: «Царь хороший, инфляция плохая»

– Можете ли объяснить, что происходит с ценами, например, на морковь?

– Я помню, что в Москве и крупных городах импортной моркови всегда было много. Тем более, сейчас приближается сезон свежей морковки, а российские производители пока не умеют правильно хранить морковь. Доля импортной моркови к лету резко возрастает. Поэтому, скорее всего, кто-то просто не успел договориться по импорту. Тем более, не секрет, что весь мир сейчас испытывает сбои вот таких хозяйственных цепочек. Каких-то далеко идущих выводов я бы из подорожания моркови делать не стал.

– Согласны с тем, что неудачное госрегулирование влияет на рост цен на внутреннем рынке?

– Вот пример по сахару, который я привел: регулирование со стороны минсельхоза по сокращению посевных площадей. А дальше минсельхоз и минэкономики были категорически против, чтобы отменить импортные квоты на ввоз сахарного песка. То есть Россия в любом случае импортирует какое-то количество сахара, но его правительство определяет в физическом выражении – конкретное количество тонн. И хотя все знали, что в России сахара будет мало, в правительстве все равно выступали против того, чтобы сделать ввоз сахара свободным. Поэтому да – административные решения, конечно, влияют на рост цен. Но далеко не всегда в ту сторону, в которую вы хотите. Как правило решения, чиновников почему-то приводят к обратному эффекту. Хотят сделать как лучше, а получается, как всегда.

– Насколько падение мирового производства из-за пандемии сказывает на ценах в России?

– Россия очень сильно зависит от импорта. В денежном выражении объем импортных товаров примерно равен объему отечественных, если грубо. Любые сбои в цепочках поставок приводят к тому, что предложение у нас на рынке сокращается. А это ведет к росту цен. По мере того, как население развитых стран вакцинируется, ситуация будет стабилизироваться. Сбоев при поставках будет меньше, хотя это и не значит, что их не будет вообще.

– Что, по вашей оценке, вообще происходит с российской экономикой последние годы и как это состояние (санкции, частичная экономическая изоляция) связано с тем, что цены в стране растут?

– Начиная с 2014 года, когда Россия аннексировала Крым и начала войну с Украиной, а против нее ввели экономические санкции, российская экономика растет со скоростью 0,4% в год. Можно сказать, что она не растет. Она перестала расти ровно в тот момент, когда России нарушила чужие границы, международные правила и развязала войну против самого крупного, не считая Китая и Казахстана, соседа. Россия не признала себя агрессором, а как Северная Корея сказала, что мы будем развиваться без опоры на импорт, своими силами. А история последних 70 лет показывает, что ни одна страна не может успешно развиваться, не будучи интегрированной в создание стоимости. Конечно, такое состояние может влиять и на рост цен, потому что Россия ввела еще и некоторые ответные санкции, запретив импорт некоторых видов продовольствия. Но этот фактор равномерно влияет с 2014 года. Поэтому сказать, что именно сейчас в 2021 году это как-то повлияло на цены, невозможно. Другое дело, что действия российских властей по запрету на ввоз некоторых товаров сокращаю предложение на рынке, поэтому цены растут быстрее, – считает Сергей Алексашенко.

Между тем председатель комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Жигарев назвал заявление главы Союза потребителей России ПетраШелища о грядущем повышении цен глупостью. «Послушайте, он идиот, и если он говорит глупость, то, транслируя эту глупость, мы сами создаем в обществе ненужные спекуляции и потом пытаемся их оправдывать», – приводит слова Жигарева Лента.ру. А советник министра сельского хозяйства Юрий Косован заявил, что в настоящее время цены производителей на все базовые продукты питания стабильны. «Минсельхоз ожидает умеренной ценовой динамики в этом году, которая останется в пределах общей инфляции» – сказал Косован.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильномАннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Предыдущая «Путин пытается оправдаться»: эксперты – о статье российского президента про «единство Украины и России»
Следующая Пытаясь приумножить свой капитал, севастополец перевел крупную сумму денег мошенникам

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *