Из России: «Государство воюет с девочками»


Дорогомиловский суд Москвы оставил еще на месяц в СИЗО 18-летнюю Анну Павликову, которая находится под арестом по делу организации «Новое величие», созданной, как утверждает защита, в результате провокации ФСБ. Павликова находится под стражей с марта, и из-за этого у нее начались серьезные проблемы со здоровьем. За то, чтобы освободить ее или хотя бы перевести под домашний арест, выступали не только многочисленные активисты и общественность (петиция, созданная «Новой газетой», собрала более 100 000 подписей), но и омбудсмен по правам человека Татьяна Москалькова. То, что Павликовой в итоге все же продлили срок заключения, не укладывается у большинства комментаторов в голове.

Юрий Сапрыкин

ни любви ни тоски ни жалости

Александр Фельдман

Сейчас перечитываю историю Веры Засулич — похоже, история их ничему не учит. Один в один история. Вера ведь тоже не была прирожденной революционеркой — но 2 года в одиночке сделали её таковой. Г-споди, какие же они идиоты…

Не помогло и участие в деле звездного адвоката.

Глеб Морев

Вот вам и весь Генри Резник. Во-первых, его не было. Во-вторых, если бы он был, это бы НИЧЕГО не изменило.

На место Павликовой, как выяснилось, способна себя поставить в том числе и Маргарита Симоньян :

Когда мне было 17, я была круглой отличницей, любила Цоя, Кобейна, Серебряный век, загорать и была против режима. Любого вообще режима. В частности, доморощенного.

И если бы мне в то время встретился яркий парень и предложил быть против режима организованно, я, конечно, бы согласилась.

И гнила бы потом в тюрьме, с последующей предсказуемой биографией. Вместо того, чтобы строить международные телеканалы и защищать, в меру способностей, свою многострадальную Родину.

Это все, что имею сказать о Павликовой.

Те, кто побывал на суде, воочию убедились, что Павликова не вполне здорова, – и тем удивительнее на этом фоне показалось им решение судьи.

Ольга Орлова

Аня все время кашляет, как при бронхите. У нее нервный тик и она не смотрит на нас. Отец пытался ее утешать, говорил ей про поддержку людей, обещал вытащить… она даже не подняла головы. Она не слушала его. Ей так плохо, что невыносимо на нее смотреть.

Евгений Берг

Я видел сегодня что-то очень противоестественное. Знаете, эта девочка, Аня Павликова, она ведь правда очень плохо выглядит. У нее бегают глаза, ее знобит, она говорит чуть громче, чем шуршат листья. Кто-то скажет, что в 18 лет люди — уже не дети, не надо тут опять [давить] на жалость. Вообще-то, <сволочи> так думают. Быть <сволочью> проще, чем задуматься о том, что сейчас с Аней Павликовой — в смысле это даже без осуждения. Потому что думать про Павликову очень <черт побери> сложно, очень. Я себя заставляю читать эти новости, сегодня через силу пошел на суд. Не знаю, как у других это. Но себя я ВЫНУЖДАЮ все это знать. Понимаете, Павликова — ребенок, маленький домашний ребенок; да, она совершеннолетняя, она способная, раз закончила школу экстерном, но она наивная, без жизненного опыта, она не способна бороться, она не знает, как драться совсем, вы понимаете, она же ребенок!

Маленький ребенок сидит в аквариуме и взрослая женщина, судья Рудакова, просто берет и отправляет этого ребенка в СИЗО, в тюрьму, за решетку, где у ребенка начинает отказывать сердце, где выпадают зубы, где она орет от ужаса по ночам. Скажите, пожалуйста, вам <черт побери> что еще надо? Чтобы она там подохла? Чтобы газеты напечатали фотографии ее серого лица на гробовом бархате? Вас <черт побери> только это тронет? Или вам надо дождаться, когда будут печатать фотографии ваших детей? ЧТО <ВАМ> ЕЩЕ НАДО-ТО?

Почему вы все не говорите об этом ребенке на каждом углу?! Где <черт побери> трендсеттеры? Где <чертовы> звезды инстаграмма? Где <черт побери> <чертовы> политки, навальные, гудковы, ходорковские? Где звезды эстрады, <чертова> богема, где <черт побери> журналы вог, джикью, гламур, где монеточка и рамазанова, где хоть кто-нибудь, АУ <НУ ВЫ ВООБЩЕ С УМА СОШЛИ> НЕ ОБРАЩАТЬ ВНИМАНИЕ?

Ребенок умирает. Сейчас

Упреки в адрес Навального, Гудкова и Ходорковского, впрочем, оказались не по адресу: все трое так или иначе отреагировали на суд по продлению срока ареста Павликовой, причем первый призывал читателей своего блога приходить к зданию суда, чтобы поддержать девушку.

Дмитрий Гудков

Аню Павликову не выпустили. Не вообще, не под подписку, не под домашний арест, никак. Потому что раз «лицо содержится под стражей» – то выпустить его живым нельзя. А то, что лицо – это совсем юная девушка, который следователи уже сообщили, что у нее теперь никогда не будет детей, – так это судье с прокурором наплевать. Глядя нам в лицо. Своими фасеточными глазами.

Сегодня омбудсмен РФ получила свежие фото Олега Сенцова. Точно свежие, подчеркнула она: на них есть дата, 9 число. Так делают бандиты, когда берут заложников: дают им в руки свежую газету, с датой, а потом фотографируют.

Только с бандитами проще. У них человека можно выкупить. А государство со всеми его судьями, прокурорами, следователями – уже давно не бандиты, шаг сделан куда-то дальше, в область Джокера из комиксов, в действиях которого бесполезно искать логику, который просто творит зло в чистом виде.

Бесполезно пытаться выкупить заложников. Завтра за Сенцова приедет просить Макрон. А всероссийский Джокер улыбнется: «Чо ты такой грустный?» И не отпустит. Ему плевать на сто тысяч голосов в петиции, плевать на сотни человек в суде, на СМИ: он здесь власть.

И нам не найти общего языка с теми, кто сейчас во власти засунул этот язык себе в теплое и влажное, лишь бы не показать, что он человек. Главный критерий «элиты» – бесчеловечность.

Мама Ани: «Моя дочь очень сильно больна. У нее действительно очень сложное положение по сердцу. Если она умрет, кто будет за это отвечать!? Плюс гинекология, которую застудили и не лечат. А она девочка — 18 лет! Это ужасно. Я вас прошу, ваша честь, отправить ее под домашний арест, чтобы мы ее хоть как-то подлечили. У нее все действительно очень серьезно: панические атаки, тремор рук. Ваша честь, у нас у всех есть дети. Я вас прошу проявить гуманность».

Судья: нет.

Елена Рачева

Вышла с суда над Аней Павликовой, дописала заметку и внезапно начала реветь. Невозможно на это смотреть, невозможно.

«Аню выводят, как и привели: в наручниках, в окружении людей в бронежилетах, почти бегом. «Свободу!» — скандируют все. Юля опускается на скамью в пустующем коридоре и начинает рыдать.
— Давайте, давайте, на выход, — молодой судебный пристав грубо толкает к выходу толпу. — Справедливость все равно восторжествует.
Смеется».

Олицетворением чиновничьего садизма стала для многих судья, вынесшая вердикт о продлении срока Павликовой.

Александр Синяков

Слова отца Анны Павликовой на сегодняшнем суде:

— Моя дочь очень сильно больна. У нее действительно очень сложное положение по сердцу. Если она умрет, кто будет за это отвечать!? Плюс гинекология, которую застудили и не лечат. А она девочка — 18 лет! Это ужасно. Я вас прошу, ваша честь, отправить ее под домашний арест, чтобы мы ее хоть как-то подлечили. У нее все действительно очень серьезно: панические атаки, тремор рук. Ваша честь, у нас у всех есть дети. Я вас прошу проявить гуманность.

Людоеды в мантиях переглянулись с людоедами в погонах, посовещались, и решили: НЕФИГ.

Павел Каныгин

Жестокость к другим — это уже давно общее требование окружающей среды, такая рутина, на которую идут без угрызений, а для карьеры, ради статуса, зарплаты, чтобы «вырастить детей». Своих детей можно и в Сочи, и на Кипр, не дай бог всплывут фоточки. А других в жопу.

Николай Маркин

Всех таких судей в будущем ждёт люстрация, конфискация имущества и долгие годы исправительных работ.
Нельзя такое прощать.
Нельзя быть толстовцами.

Татьяна Мэй

Ничего не пишу про Аню Павликову, потому что — ну что тут напишешь. Наше государство воюет с девочками. Вот простая данность. Все эти высокопоставленные, солидные, холеные, сытые паскуды — мучают одну девочку за участие в организации, которую сами и слепили из говна и палок. Особенно, конечно, впечатляют судейские бабы. Как-то сразу вспоминается губермановский стишок:
В конторах служит много дур,
бранящих дом, плиту и тряпку.
У тех, кто служит чересчур,
перерастает матка в папку.

Екатерина Винокурова

И вот именно такие следователи и прокуроры, которые сегодня работают в суде на избрании меры пресечения Анны Павликовой и работают на подрыв конституционного строя. Это они — позор России и враги России.

Потому что читаешь вот про их зверства сегодняшние в Дорогомиловском суде, когда задыхающуюся от кашля, уничтоженную 17-летнюю девочку на пороге инвалидности. которая ничего вообще не сделала не хотят отпускать даже под домашний арест и думаешь: а вот что дальше?

Как дальше жить, если ничего нельзя сделать с этим ужасом? Если теперь на любой твой аргумент, что давайте еще поборемся, даватйе не уезжать, давайте обойдемся без погромов, давайте без революций, тебе просто под нос сунут сегодняшние трансляции с заседания суда — и будут правы? Если на любое твое замечание, что да не все в погонах — враги, есть и достойные офицеры тебя просто спросят: «А как эти достойные офицеры терпят в своих рядах такую шваль?», а ты не сможешь ответить. Как вообще можно спокойно спать, спокойно работать, спокойно заниматься своими делами, зная, что вот сейчас в Дорогомиловском суде палачи моют руки в крови с мерзотными улыбочками своими?

Как, наконец, можно хоть как-то рассчитывать на правоохранительную систему, на институты общественного мнения, на взаимодействие власти и общества, если вот прямо сейчас в прямом эфире из суда представители власти официально поддерживают пытку ребенка?

Я — человек не очень смелый и довольно слабый. Я буду выть и бросаться проклятиями, буду пробовать цепляться за какие-то надежды. Но найдутся и те, кто сильнее. Кому плевать на законы Божеские и человеческие так же, как плевать нынешним следователю и прокурору. Так рушится власть, так рушится система.

Потому что ни одной нормальной системе не нужна подпитка детской кровью, как сейчас в эти минуты того требуют следователь и прокурор в Дорогомиловском суде.

Илья Жегулев

Если бы не было Ани Павликовой, её надо было придумать. Чтобы показать всю бесчеловечность и чудовищность нашей системы, чтобы растопить даже привыкшее ко всему сердце советского человека, а именно советские люди до сих пор здесь живут, людям нужно было посмотреть в глаза ребёнку посмотреть на судью и сказать — ребята, вы что, совсем охренели?
Но на самом деле, конечно, не существует возраста, с которого можно сидеть не справедливо. Аня, которой 18 лет, и которая сидит за чудовищную бессмысленную херню, ничем не отличается от Олега Сенцова, который сейчас буквально умирает в тюрьме. От Маши и Нади, отправленных по этапу за песню. От предпринимателей, севших по заказу конкурентов. От бесчисленного количества людей, которых начали сажать за перепосты. От тысяч, я уверен, что их тысячи, людей, которых осудили и отправили на зону, подбросив наркотики, как моему брату. Аня нужна была, чтобы наконец у всех советских людей встали волосы дыбом.
Но волосы дыбом не встали.

Другие указывают на то, что судья нынче человек не вполне свободный в своих решениях.

РуФабула

Склонен думать, что относительно Ани Павликовой и Маши Дубовик откуда-то сверху пришла указивка не поддаваться на пресловутое «онижедети», вызывающее столь болезненные ассоциации с Майданом.

Простите, но никаких других объяснений такому поведению судьи в столь резонансном деле у меня для вас нет.

Александр Рыклин

А вот, скажите мне, друзья адвокаты, наши судьи всегда пребывали в таком униженно-бесправном положении? Ну, я понимаю, что и в советское время ни о какой судебной независимости не могло быть и речи, но все ли было в точности, как нынче? Так же они стелились под следствие и начальство? А бывали ли случаи, что взбрыкивали? А были ли периоды, когда этот институт у нас в стране напоминал всамделишный, настоящий? Ну, например, в начале проклятых 90-ых?

Иван Павлов

Субъективное мнение, что с середины 90-х до конца прошлого века (то есть около 5 лет) развитие судебной власти было в направлении в сторону укрепления независимости, а потом и до сих пор — в противоположном направлении.

Олег Кашин (платный раздел Republic):

Система дорожит своей глухотой, гордится ею, она сама выстраивала себя так, чтобы крики граждан, оказывающихся под ее колесами или в ее жерновах, не тревожили ее. Происходящее с Анной Павликовой – руководство к действию, невозможность которого (и даже не невозможность сделать, но и невозможность придумать, что можно было бы сделать) уже давно сама по себе стала обязательным элементом существующего порядка.

У общества нет ничего, что позволяло бы ему спасти невиновных, или указать власти на ее неправоту, или вообще сделать хоть что-то, что позволяло бы считать общество легитимным участником каких-либо процессов, происходящих в России. Само словосочетание «победа гражданского общества» в наших условиях может звучать и звучит только как злая шутка в тех довольно редких ситуациях, когда система соглашается не съесть человека целиком, а только надкусить его, как это произошло, например, с заключенным Макаровым из ярославской колонии, ставшим чуть ли не единственной официально признанной жертвой тюремных пыток. Шансы Анны Павликовой выйти из дела не съеденной, а только надкусанной, тоже кажутся сейчас отличными от нуля, но факт демонстративного государственного садизма не привязан к ее судьбе – ребенка могут и отпустить, а система останется, и об этом важно будет помнить, когда и если Анна Павликова выйдет на свободу.

Анна Ставицкая

Все, что происходит с Анной Павликовой — это наглядный пример состояния дел в нашей судебной системе! Анна Павликова — не исключение, а дикое правило! Все удивляются: как это судья могла вынести такое решение,а как же закон и сострадание? Работая 20 лет адвокатом, я могу сказать точно, плевать им на закон и сострадание! Главное — получать зарплату,а потом высокую пенсию, ну и подношениями все это разбавлять! Они давно себя не ассоциируют с юристами. Они выполняют, что скажут, за то, чтобы и дальше сидеть на своем кресле и получать привилегии судебной власти! И это выбор каждого из них! Уверена, что ничего бы не было судье, если бы она изменила Павликовой меру пресечения и обосновала свое решение безупречными юридическими аргументами. Но за годы вынесения решений таких, как надо, они уже разучились приводить эти юридические аргументы! Легче переписать то,что уже написал следователь — и думать не надо, и работы не лишишься! Я не устаю повторять, что не было бы в нашей стране беспредела, если бы была судебная система! Если бы судьи не штамповали все подряд, а вспомнили, что они юристы, то половина бы дел заканчивалась оправдательными приговорами, а в следующий раз следователь не принес бы в суд всякую дрянь вместо доказательств. Прекратились бы пытки, так незачем было бы пытать, если бы суд отвергал доказательства, полученные под пытками. А наши граждане чувствовали бы себя защищенными, так как были бы уверены, что суд действительно разберется! А сейчас не надо быть ясновидящим, чтобы предсказать, какое решение примет суд, потому что почти всегда это решение — чего изволите!!!!

Кирилл Мартынов

Пару недель назад звонил полицейский из Новгорода. Обижался, что я с ним недостаточно учтиво беседую.

— Зачем вы так со мной общаетесь, — говорил полицейский. — Я никакого отношения ко всему этому не имею. Ведь десять лет назад я еще в школе учился.

Встанут, так сказать, новые бойцы.

Вспомнил об этом, когда пытался что-то написать про сегодняшнее подобие суда над Анной Павликовой.

Есть, конечно, и комментаторы, которые Павликовой ничуть не сочувствуют – например, PR-менеджер сайта знакомств Mamba.ru Наталья Красильникова . Ее пост через некоторое время был удален модераторами Facebook за нарушение правил соцсети, но многие успели сохранить скриншоты:

Мальчиши-кибальчиши, детки несчастные восстали против кровавого режима Путина, хотели свергнуть диктатора, а также сжечь конституцию на площади!

При этом они всего лишь несколько раз изготовили коктейли Молотова и тренировались на заброшенном полигоне <…>

Но даже среди тех, кто согласен с Красильниковой, есть такие, кто считает, что Павликовой нечего делать за решеткой.

Александр Гурьянов

Опять срач. Наталья Красильникова забанена за поддержку ареста 18 летнего повстанца женского пола. Ребята (старшему 38) решили поиграть в ВКП(б). Ну их как Ленина за решётку и отправили. Могут теперь упражняться в написании молоком из хлебной чернильницы революционных воззваний. Неплохой скил. Ленин с этим скилом до Швейцарии доехал. Наталья Свет Батьковна, конечно сурово осуждает революционеров, говорит, дескать, если молотов в руки взяли, будьте любезны в каталажку. История какая-то странная. Куда эта доходяга собралась молотов метать, да из сайгака шмалять — решительно непонятно. Но собралась же. Я как бы не понимаю силовиков, и зачем они сами себе репутацию так мочат. Зачем держать под арестом эту истерику. «У неё здоровье от ареста испортилось» (с) То есть когда она из сайгака шмаляла, здоровье было норм? Родители в панике. А когда чадо с 30 летними мужиками ехало на дачу для изготовления взрывчатых веществ у родителей был покой на душе? Почему либералы так сочувствуют этим ребятам, а идейному вдохновителю этой истории тесаку нет?

Многие считают, что в деле «Нового величия» помогут только массовые акции протеста.

Лена Грачёва

честно говоря, людей у дорогомиловского суда было постыдно мало. постыдно мало.
эти дети не из тусовочки, не из медиа-пространства. и нет иной возможности сделать их частью этого пространства, кроме как постоянно о них напоминать, участвовать и ОБЯЗАТЕЛЬНО приходить к ним в суд.
каждый лишний голос в толпе, когда выводят аню, или машу, голос, который добавляется в общий хор — держись! правда очень важен. мы приучились, что в благотворительности даже 50-100 рублей важны, когда собираешь на общее дело. здесь то же самое. неважно, что вы просто потратите два часа на вроде как бессмысленное стояние у суда. нет. это не так.
вы будете важным, а не лишним голосом в хоре. если вы узнаваемый человек, лидер мнения, инфлюэнсер, микро(господи прости)инфлюэнсер — ваше присутствие уже лишний повод для журналистов написать об этом деле хотя бы что-то ещё. ваш комментарий, ваша цитата. чтобы как сегодня не слышать от оператора из тех, кто был — да мне пофиг, эта работа, мне отснять бы и уехать уже. в какой-то момент без этого самого вашего(!) вроде бы незначительного участия это дело сократится до скучной строчки, что арест девочек снова продлили, ну, и о погоде.
мне кажется, очень-очень важно, чтобы про них были не только перепосты на фейсбуке. даже, если вы сможете приехать к суду только один раз, даже если не сможете, а просто прочитаете и поддержите их в своих соцсетях, скажите о них что-то в сми — это ваши личные 30-50-100 рублей, которые станут спасительными.

Божена Рынска

Самый лучший комментарий к этому дала киевлянка по имени Ира. «Что вы все делаете вид, что возмущаетесь? Возмущались бы, смели бы этот суд. Одних бы москвичей хватило, даже провинцию подтягивать не пришлось».

Вы наверное обратили внимание, что я не топлю за Аню Павликову, не топлю за Сенцова. Я писала неоднократно, что протест против несправедливости мирным не бывает, что протесту нужно новое народовольчество, что Треповых нужно отстреливать, а их детей прессовать, чтобы не повадно было. Да, если бы толпа пошла сметать суд и вызволять Аню Павликову, я бы в ту же минуту бросила бы респектабельный отдых и была бы с этой толпой. Если бы сто тысяч хотя бы вышли и встали у Кремля, и я бы стояла. Я почти всегда выхожу на митинги. Никаких других возможностей я не вижу. Протест не может быть мирным и малочисленным. Если бы хотя бы сто тысяч встали в осаду суда и не отпускали бы домой ни судью, не конвоиров, Аня Павликова была бы освобождена. А топить в фейсбуках бессмысленно. Пойдете стоять у суда большой толпой — зовите. Начнете наказывать говносудей — я с вами. А так — бессмысленно это все.

Илья Клишин

Готов выйти в любой день на митинг с двумя требованиями

1) Немедленное освобождение Анны Павликовой и всех фигурантов дела «Нового величия»
2) Немедленное прекращение всех дел за лайки, мемы и репосты. Отмена соответствующих статей УК

Дорогие политики, назначайте. (Все остальные, лайк — если согласны)

Александра Астахова

К требованиям Ильи хочу добавить третий пункт:
3. освобождение Сенцова и других политзаключенных

А вот Альфред Кох уверен, что любое привлечение внимания к резонансным делам только усиливает внутреннее сопротивление высокого начальства:

Я вот что думаю насчёт Сенцова, Павликовой и всех других резонансных сидельцев — путинских заложников, из-за которых сейчас собираются подписные листы, разворачивается компания в медиа, российские и зарубежные випы-селебрити просят Путина о милосердии и т.д.

Тут важно что понимать: Путин — хрестоматийный садист. Чем больше кипеш относительно того или иного человека, тем большее удовольствие доставляет ему его мучения.

Ах, Макрон просит? Так я его точно уже не выпущу: а поползай у меня в ногах, Эмануэль! Ах, собрали тысячу подписей за имярек? Так в карцер его! Чтоб сгнил! Чтоб захлебнулся в своих соплях, чтобы я видел его слезы, мольбу о пощаде, серый цвет лица…

Чем больше его о чем-то просят, тем сильнее он вырастает в собственных глазах, распухает как раковая опухоль, тем больше он чувствует себя Господом, в чьих руках судьбы и жизни людей…

Всей шумихой вокруг этих людей мы тешим эго этого маленького говнюка, все больше развиваем в нем комплекс Бога. Сами, своими руками отдаляем тот момент, когда они смогут выйти свободу.

Мое мнение такое: чем меньше шума — тем лучше. Не создавайте ажиотажа и вопрос не дойдёт до верха. Ведь это мы своими криками докричались до того, что вопрос обсуждается на уровне президентов. При том, что Путин только куражится и с ухмылкой рассказывает про независимость судов в России: у нас же демократия, как и у вас. Я бы рад помочь, да как?

А что делать? А научится какому-то тихому краудфандингу «под беспризорных детей». И на эти деньги выкупать у следаков и судей этих узников. Гнилость и коррумпированность системы использовать в своих целях. Для этих целей нанимать не краснобая Резника, а тихих решал из бывших фээсбэшников.

И ещё можно брать заложников. Например, взять и арестовать где-нибудь в Италии, на озере Комо Соловьева за уклонение от налогов. Признать его налоговым резидентом Италии и арестовать за многолетнюю недоимку. А потом обменивать. Хоть на Сенцова, хоть на Павликову.

И пусть у него месячные перестанут. И пусть он плачет в итальянском карцере вместе с беженцами-сутенерами из Буркина Фасо. Они его там ещё СПИДом, не дай Бог, наградят. Через жопу.

А мы будем говорить: «Какой ужас. Звери, чистые звери…»

Тем временем Дмитрий Песков заявил, что в Кремле дело «Нового величия» «держат на контроле», но, конечно же, президент «не может вмешиваться в судебный процесс».

  • Радио СвободаОригинал публикации – на сайте Радио Свобода

    Подписаться

Предыдущая На выходных в Севастополе ограничат движение транспорта – власти
Следующая У Сенцова могут отказать внутренние органы в ближайшее время – адвокат

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *