Из России: Конец детской мечты


До 30 мая с ракетно-космического центра «Прогресс» (входит в структуру «Роскосмоса») в российской Самаре, где уже 60 лет собирают ракеты-носители для МКС, уволят 839 человек, рассказали Радио Свобода сотрудники предприятия. Под сокращения попали пенсионеры и молодые специалисты. Руководство завода предлагает выбор: либо увольнение по «собственному желанию» с компенсацией, либо биржа труда. Аналогичных предприятий, куда могли бы устроиться инженеры-ракетчики, в Самаре нет. Один из сокращенных специалистов покончил с собой.

В разговоре с корреспондентом Радио Свобода сотрудники предприятия попросили не раскрывать их личности. Действующие сотрудники боятся сокращения, а уволенные – опасаются по привычке.

Отдел кадров на заводе «Прогресс» Маникюр вместо ракет

Как и в советское время, завод «Прогресс» считается секретным. Сотрудница цеха благоустройства рассказывает, что руководство скрывает причины сокращений:

– Людей сокращают, а мы слышим фразы типа «это обычный процесс», «так бывает». Сокращают на выбор – важно не освободить место, не заменить пенсионера на молодого специалиста, а просто выполнить план увольнения. У нас в штате было 82 работника, после весеннего сокращения ушли шесть человек: три пенсионера и трое молодых.

По ее словам, сокращают в основном «вспомогательное производство» по «разнарядке», которая приходит сверху. «Руководитель выбирает, кто ему меньше угоден, – объяснила сотрудница «Прогресса» в разговоре с Радио Свободы. – Сначала предлагают уволиться по соглашению сторон. Если согласен, получаешь три оклада, если нет – уволят принудительно. Чаще всего люди соглашаются. Понимают, что все равно «попросят».

По Трудовому кодексу руководство РКЦ должно не менее чем за два месяца письменно предупредить работника о предстоящем увольнении. Александр , которого сократили в марте 2019 года, подтвердил, что формальности соблюдают, но из-за «соглашения» тяжело найти работу после завода:

– Меня вызвали на ковер и сказали, что сокращают. Говорят: пиши заявление по собственному, если хочешь уйти с тремя окладами или доработай до апреля, но там без окладов. В той же беседе мне сказали: походи по цехам, может, кто возьмет к себе, но не факт. Действительно, в другие цеха меня не взяли. На биржу труда тоже не обратишься, ведь нет документа о сокращении, потому что выбрал увольнение по собственному желанию.

Ракетно-космический центр «Прогресс» до сих пор считается секретным

Из-за страха остаться без работы на биржу труда уже обращаются и действующие сотрудники завода. Так поступила Ольга . Этой весной в ее отделе сократили сразу девять человек. Все подписали соглашение «по собственному желанию»:

– По специальности, которая была на «Прогрессе», в Самаре устроиться некуда. Пенсионерам вообще невозможно найти работу. Недавно я обращалась на биржу труда, мне предложили обучиться на мастера маникюра. Как можно сравнить работу инженера и мастера маникюра? Особенно для человека с высшим техническим образованием. Я ничего не имею против мастеров маникюра, – говорит Ольга. – Просто мы все росли с мечтой о космосе. Как раньше, спросить любого ребенка – кем бы ты хотел стать, когда вырастешь? Ответ – космонавтом. Работа на «Прогрессе» – это детская мечта, гордость, образ жизни. А теперь обидно.

Смертельное давление

В начале марта с завода должен был уйти еще один человек. Молодой специалист подписал обоюдное соглашение об увольнении 14 февраля. Ему пообещали три месячных зарплаты. Через четыре дня на «Прогрессе» обнаружили его тело. По одной из версий, сотрудник покончил с собой из-за большого количества кредитов и сокращения. Следствие еще не закончено.

– В прошлое сокращение тоже был печальный случай: человек не хотел увольняться по соглашению, наотрез сказал «нет». Думал, что успеет найти работу, но у него случился инсульт, – рассказывает действующая сотрудница «Прогресса» Ольга.

Центр занятости в Самаре

Несколько лет назад с​окращения на заводе уже оборачивались трагедией. 27 апреля 2015 года около девяти часов утра в кабинете отдела кадров обнаружили тело работницы завода. Следователи выяснили: при жизни она жаловалась на боли в сердце, а незадолго до смерти у нее произошел конфликт с работником предприятия, который попал под сокращение.

Сергей, который в то время работал на предприятии и уволился только в мае 2018-го, рассказал Радио Свобода о тех событиях:

– Мужчина узнал, что его сокращают, пришел в отдел кадров и от злости схватил эту женщину за шею. Он ее не душил, это не было нападением. Скорее, отчаяние. У женщины оторвался тромб, вскоре она скончалась.

Действующие сотрудники в разговоре с Радио Свобода признались, что чувствуют себя незащищенными. На заводе работает консультационный пункт Центра занятости населения, есть профсоюз. По словам рабочих, они не раз устно просили профсоюз помочь, но там отвечали: сокращение от нас не зависит.

Михаил Абдалкин

Председатель самарского отделения межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» Михаил Абдалкин объясняет, что профсоюз на предприятии «ручной» и не может действовать без согласования от руководства:

– Ситуация такая же, как и на многих заводах области: в руководстве этих «ручных» профсоюзов стоят люди, получающие заработные платы у работодателя. Понятно, какую точку зрения они будут отстаивать. Независимое профсоюзное движение в Самаре развито плохо, от этого происходит увеличение продолжительности рабочего дня, сокращение зарплат, ухудшение условий труда, сокращения на заводах. «Желтые» профсоюзы всегда будут «за» такие инициативы начальства.

Кризис отрасли

Корреспонденту Радио Свобода удалось найти людей, которые ушли с «Прогресса» по собственному желанию и все-таки смогли устроиться на работу. Все они сходятся во мнении, что космическая отрасль сейчас в кризисе, а сокращения молодых специалистов только усугубляют ситуацию. Такую версию, в частности, поддерживает Дмитрий , который сам вызвался на сокращение в этом марте:

– Не очень хорошо, что сокращают молодое поколение. Я не знаю, кто принимал решение, но, на мой взгляд, оно не совсем оправданно в техническом плане. В экономическом, может быть, это и выгодно, но качество выпускаемой продукции и объем явно пострадают.

Дмитрий ушел с завода из-за однообразия. Та же причина у Сергея , который уволился в прошлом мае. Он при этом считает, что сокращения на заводе действительно назрели:

– За исключением молодых специалистов, сокращают в основном действительно тех, кто этого достоин. У нас в отделе сократили женщину, она была заведующей складом металлопроката. Склад этот был рядом с нашей бытовкой. Так вот, за три с лишним года, пока работала и она, и я, открывали этот склад всего два раза. Остальное время эта женщина сажала цветочки по этажам, на машинке швейной что-то там для себя делала и вечно вела неспешную беседу со всеми подряд.

Куда пойти в Самаре после «Прогресса»?

Затянувшийся кризис в развитии завода подтвердил бывший инженер-конструктор Андрей . Он уволился три года назад, и, по его словам, уже тогда молодые специалисты не видели профессиональных перспектив на «Прогрессе»:

– Последние три месяца на заводе я помогал ремонтировать помещение: красил стены, штукатурил, менял полы. Отсутствие развития как специалиста и понимание, что с текущими навыками никому не нужен – на мой взгляд, именно эта проблема и заставляет заводчан боятся сокращения. Большая часть работников понимает свою невостребованность, так как завод не развивает, а, скорее, затупляет человека. После «Прогресса» я нашел работу по специальности в «Мегафоне» с окладом почти в полтора раза больше.

Позицию руководства предприятия на момент публикации выяснить не удалось. Радио Свободы направило запрос на получение информации о причинах и принципах сокращений на заводе «Прогресс», однако в установленный законом срок ответ получен не был.

Предыдущая Крым.Реалии. Пять лет борьбы за крымчан
Следующая В Москву из Львова отправят футболки со словами поддержки захваченным украинским военным

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *