Из России: Кремль и «иностранные агенты». Новые российские законы против неподцензурных медиа


Роскомнадзор во вторник составил первые восемь протоколов по статье 19.34.1 Кодекса об административных правонарушениях в отношении СМИ, признанных в России «иностранными агентами», сообщается на сайте ведомства.​ Протоколы относятся к деятельности медиакорпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода (РСЕ/РС) и ее проектов.

«Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента».

Такое сообщение должно стоять в начале каждого материала, опубликованного иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента. В аудиовизуальных материалах трансляция этого сообщения должна длиться не менее 15 секунд в самом начале. ПриказРоскомнадзора о подобной маркировке материалов вступил в силу 30 октября 2020 года, и за невыполнение этого требования предусмотрена административная ответственность: штраф от 50 до 200 тысяч рублей для должностных лиц, а для юридических лиц – от 500 тысяч до 5 млн рублей.

Заявление в Роскомнадзор с информацией о том, что РСЕ/РС не выполняет приказ ведомства, с 30 октября 2020 года существенно ужесточивший правила маркировки контента на всех платформах, подал генеральный директор РИА ФАН Евгений Зубарев. 29 декабря Роскомнадзор провел проверку по этому заявлению, после чего направил в ООО «РСЕ/РС», представляющее интересы медиакорпорации в России, уведомления о составлении 130 административных протоколов по фактам нарушения приказа. Согласно планам ведомства, их составление завершится в начале февраля. Протоколы будут переданы в суд: общая сумма санкций, вероятно, составит десятки миллионов рублей.

На данный момент в реестре Минюста уже 17 проектов и людей, которые признаны ведомством СМИ-иноагентами, среди них Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», «Голос Америки», «Сибирь.Реалии», «Север.Реалии», «Idel.Реалии», «Кавказ.Реалии», «», Татаро-башкирская служба Радио Свобода и «Фактограф». В конце 2020 года в этот реестр впервые попали физические лица, в том числе журналисты, сотрудничающие с Радио Свобода.

Тед Липиен

Президент РСЕ/РС Тед Липиен заявил в связи с решением российских властей: «Действия Роскомнадзора – это резкая эскалация усилий российских властей по ограничению доступа граждан России к неподцензурным новостям, ответственным дискуссиям и открытым дебатам – тому, что предлагает Радио Свобода и другие наши проекты, ориентированные на российскую аудиторию. РСЕ/РС не оставит эту аудиторию и продолжит выполнять свою миссию в России».

Закон о СМИ-иноагентах в России был принят в 2017 году вскоре после того, как Минюст США потребовал от RT America – филиала российской телекомпании – зарегистрироваться в качестве иностранного агента на территории Соединенных Штатов. При этом RT осуществляет круглосуточное телевещание в кабельных сетях по всей территории США, в то время как доступ к кабельным сетям и эфирному теле- и радиовещанию для иностранных СМИ в России значительно ограничен.

Руководство медиакорпорации РСЕ/РС оценивает действия российских властей в связи с законодательством о СМИ – иностранных агентах как «опасные усилия, направленные на преследование журналистов и шаги к тому, чтобы граждане России получали только одобренную Кремлем информацию». Законы США гарантируют журналистскую независимость РСЕ/РС и не допускают политического и цензурного вмешательства в редакционную политику.

«Любые предположения о том, что РСЕ/РС является агентом какого-либо правительства, являются ложными. Такие предположения уже сказались на наших возможностях работать в России, они представляют собой угрозу для наших сотрудников в России», – сказано в другом заявлении корпорации. Российское законодательство о некоммерческих организациях и СМИ – иностранных агентах неоднократно подвергалось критике правительств западных стран и международных правозащитных организаций.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Из России: «Дальше – враги народа»

28 декабря 2020 года Минюст впервые включил в список СМИ-иноагентов физических лиц. Теперь СМИ-иноагентами считаются правозащитник Лев Пономарев, художница Дарья Апахончич, журналисты Людмила Савицкая, Сергей Маркелов и Денис Камалягин.

На них распространяются те же правила, что и на остальные СМИ из реестра: нужно зарегистрировать юридическое лицо в России, проводить обязательный аудит годовой финансовой отчетности, предоставлять в надзорные органы ежеквартальные отчеты о деятельности и финансовой активности. Также публикации СМИ-иноагентов должны соответствующе маркироваться, а другие СМИ, упоминая в материалах иностранного агента, должны указывать этот статус.

Статус СМИ-иноагента может получить любой человек, который «распространяет для неограниченного круга лиц печатные, аудио- или видеоматериалы и иные сообщения» и получает деньги из зарубежных источников. При этом распространение информации и получение денег не обязательно должны быть связаны: можно написать что-то в соцсетях или сделать репост публикации СМИ-иноагента, получать иногда денежные переводы от родственников из-за границы – и в итоге самому стать СМИ-иноагентом.

Пока что полностью не ясно, точно ли физические лица, признанные СМИ-иноагентами, должны создать в России юридическое лицо и каким образом их можно к этому принудить.

Галина Арапова

«Это же не только проблема, связанная с тем, что ты становишься подконтролен государству больше, чем твой сосед, но это дополнительное финансовое бремя, – говорит директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова . – То есть ты должен потратить деньги на то, чтобы зарегистрировать юридическое лицо, чтобы его содержать, платить бухгалтеру, руководителю юридического лица, подавать кучу всяких отчетов в налоговую и так далее. Каким образом это работает применительно к юридическим лицам, мы увидели. Вот Радио Свобода зарегистрировало юридическое лицо в Москве, которое уже начало отчитываться и на которое уже начали налагать штрафы. Стало понятно, зачем это юридическое лицо в России было нужно: чтобы штрафовать здесь российское юрлицо, а не гоняться за иностранным юридическим лицом и выносить решения российских судов в отношении иностранного юридического лица, включать процедуру межгосударственного взаимодействия для исполнения решений российских судов. Это гораздо сложнее. Гораздо проще применить систему государственного принуждения на территории страны, используя механизмы, доступные здесь. Поэтому юридическое лицо здесь у иностранных СМИ – иностранных агентов регистрируется.

Как они будут это делать применительно к физическим лицам, мы не понимаем, никто из юристов не понимает. Такая процедура по российскому законодательству отсутствует. Принудить человека зарегистрировать юридическое лицо – это правовой нонсенс. Здесь возникает вопрос – либо это издержки формулировки статьи в законе, потому что она, конечно, сформулирована криво, очень широко, очень нечетко: под нее реально подпадает кто угодно, хоть президент Оксфордского университета. Потому что он, безусловно, публично распространяет информацию, и при этом у него явно не финансирование из российского бюджета. Любой гражданин иностранного государства, который любую информацию по любому поводу распространяет и при этом у него есть доходы не из российского бюджета, подпадает под эту формулировку. Как они будут ее исполнять? Непонятно. Может быть, мы увидим какое-то разъяснение от Министерства юстиции, как они планируют принуждать граждан, которые были объявлены иностранными агентами, регистрировать юридические лица. Мне кажется, что если мы с вами отвлечемся от абсурдности всей этой ситуации, то к физическим лицам нет смысла применять требования о регистрации юридического лица. Они могут вполне отчитываться гипотетически и напрямую государству, предоставляя те же самые отчеты по той же самой форме. Совсем не обязательно это делать через буфер в виде юридического лица. Посмотрим. Пока трудно предугадать, каким образом будет применяться этот закон к физлицам. Это первый случай – включение физических лиц в реестр иностранных агентов. Далеко не все в том, что касается процедуры, до сих пор понятно», – говорит Галина Арапова.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Президент Радио Свобода рассказал о работе службы в России в условиях закона об «иностранных агентах»

Иностранный агент обязан отчитываться в Минюст не только о получении денег из-за рубежа, но и о том, на что они были потрачены.

«Если, скажем, он не потратил их ни на что, а просто положил на счет в банке, и они там лежат на накопительном счету, значит, в части расходов он должен будет, видимо, показать, что эти деньги никак не израсходовал. Если он израсходовал их на продукты питания, покупку нижнего белья и на поездку к бабушке, значит, он будет вынужден показать все эти свои траты. Я считаю, что помимо того, что это совершенно излишнее вторжение в частную жизнь человека, это создаст еще массу сложностей с точки зрения как отчетности, так и проверки. Потому что далеко не всегда граждане тратят исключительно все онлайн. А если он потратил наличные? Он что, должен чеки собирать?! Даже отчетность по командировочным расходам менее жесткая. Ну, это, конечно, беспрецедентный случай, когда от граждан требуют полный отчет о любом расходовании их средств, которые они получают в качестве своего персонального дохода. Я такого не помню в российском законодательстве. В других странах я законодательство в этой части не изучала, но я сомневаюсь, что государство настолько глубоко вторгалось где-либо в жизнь своих граждан, чтобы требовать от них полный отчет о расходовании средств, полученных в рамках своей трудовой деятельности», – рассказывает Арапова.

Крым, читай нас в Google News Подписаться»В каком-то кафкианском бреду»

Карельский журналист Сергей Маркелов узнал о том, что он теперь входит список СМИ-иноагентов из новостей.

Сергей Маркелов

«Сначала я вообще не понял, что происходит. Я не могу сказать, что это стало для меня большим сюрпризом: когда приняли этот закон, мы обсуждали его с коллегами, и было понятно, что в реестр многие могут попасть просто за свою работу и сотрудничество с иностранными СМИ. Но чтобы из всей страны выбрали Маркелова! В такой шорт-лист я войти не ожидал».

По какой причине журналист оказался в реестре СМИ-иноагентов, он до сих пор не знает – ведомство еще не ответило на его запрос.

«По нынешним законам любую работу журналиста можно подписать под политическую деятельность. Политической деятельностью я никогда в жизни не занимался и не планировал заниматься.

Если проводить лингвистическую экспертизу, то понятие «иностранный агент» должно подразумевать какую-то регулярность получения средств и зависимость от иностранного органа, государства или еще чего-то. Если говорить про регулярность, то я очень много работал на издание «7х7», которое не является иностранным агентом, работал на «Новую газету». Остальные какие-то гонорары или иностранные гранты были единичными. Мне ни разу никто не говорил, что и как я должен делать – я писал так, как хотел. Я был объективен и взвешен в своей работе, соблюдал журналистскую этику.

У меня есть единственное объяснение, почему региональных корреспондентов включили в этот список – чтобы люди понимали, что туда может попасть кто угодно. Не только Лев Пономарев, известный правозащитник с огромным опытом, а могут попасть и обычные люди.

Мне бы не было так обидно, если бы я действительно получал какие-то деньги постоянно, купил бы себе хотя бы дом где-нибудь на берегу Шуи или вел какую-то реальную политическую деятельность. Я обычный фрилансер, который зарабатывал, как мог. Теперь на меня навесили обязательства, которые связаны с дополнительными расходами. У меня жена и двое детей», – говорит Маркелов.

Теперь Сергей Маркелов обязан отчитываться перед Минюстом как и все остальные СМИ из реестра иностранных агентов, что требует немалых финансовых трат.

«Я сейчас каждый свой пост в интернете и даже каждый комментарий на всякий случай сопровождаю этой подписью. Плюс мне нужно каждый квартал предоставлять здоровенный отчет о деятельности – до 15 января мне нужно отправить отчет на 85 листов. Я жду, когда жена выйдет на работу и распечатает это, потому что у меня нет принтера и нет возможности распечатать столько документов за деньги. Также нужно отчитываться каждые полгода. Единственное непонимание пока с созданием юридического лица – как это сделать, никто не знает. Разъяснений по этому поводу Минюст пока так и не дал. Я не знаю, каким образом буду оформлять юридическое лицо, на какие средства я его буду содержать. Плюс нужно заказывать аудит, он стоит немаленьких денег.

Где я возьму деньги на аудит? Получать административку, объяснять потом судьям, что у меня просто нет таких средств, я не могу нормально работать, и в итоге отправиться на 2 года в колонию за то, что не делал аудит? Это же смешно. Сейчас я немного пришел в себя, но до Нового года у меня было ощущение, что я нахожусь в каком-то кафкианском бреду», – говорит Сергей Маркелов.

По поводу включения россиян в реестр СМИ-иноагентов уже высказалась представитель Управления Верховного комиссара ООН по правам человека Лиз Тросселл . В ее комментарии отмечается, что список иностранных агентов нацелен на правозащитников и журналистов и, «по всей видимости, направлен на ограничение их свободы слова и выражения».

С критикой законопроекта выступил и офис представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ. В комментарии подчеркивается, что практика признания иноагентами «сужает пространство для свободы выражения мнений, свободы СМИ и свободного потока информации» в России.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Из России: «Следующий шаг – враг народа» Еще больше иностранных агентов

Физические лица могут быть признаны не только СМИ-иноагентами, но и просто иностранными агентами – такие поправки в закон «О средствах массовой информации» подписал президент за пару дней до конца 2020 года.

Иностранными агентами могут признавать граждан, которые занимаются политической деятельностью на территории РФ в интересах иностранного государства, его органов, иностранных лиц, лиц без гражданства или международных организаций. Или граждан, собирающих сведения в области военной или военно-технической деятельности РФ, которые, при их получении иностранным источником, могут быть использованы против безопасности РФ. Также эти люди должны получать деньги из-за рубежа.

Под политической деятельностью понимается, в частности, организация митингов и наблюдения на выборах, участие в деятельности партий, выступление с «публичными обращениями» об изменениях законодательства, «распространение мнений» о действиях чиновников. Также иноагентами смогут признавать и незарегистрированные организации и общественные объединения.

Люди сами должны подавать заявления о включении их в список «иностранных агентов», если их деятельность соответствует указанным критериям. После включения в список иностранный агент обязан предоставлять в Минюст данные о расходовании и использовании денежных средств и имущества, полученных от иностранных источников, а также маркировать любые свои публикации.

За нарушения требований предусмотрена ответственность – сначала административная, а затем и уголовная. Об уголовной ответственности Путин подписал отдельный законопроект: за уклонение ​от регистрации в качестве «иностранного агента» грозит штраф или лишение свободы на срок до пяти лет.

Наталья Таубина

«С моей точки зрения, эти последние изменения о том, чтобы заклеймить практически все, что условно «иностранное», назвав это термином «иностранный агент», который в российском обществе имеет до сих пор достаточно четкое значение – это враг народа, шпион и так далее, – говорит директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина . – Но помимо клеймения все эти законы или пока еще законопроекты накладывают серьезные ограничения по тому, что могут и что не могут, как должны отчитываться всевозможные иностранные агенты, и по тому, какие санкции идут за нарушения. Вы упомянули возможность уголовной ответственности: она какая-то беспрецедентно высокая, то есть 5 лет лишения свободы в случае, если физическим лицом из реестра иностранных агентов нарушаются какие-либо положения или обязанности. И достаточно всего лишь один раз его оштрафовать за это административно, а дальше уже наступает уголовная ответственность за любое нарушение, в том числе, например, за искаженное или неполное предоставление отчетности в Министерство юстиции. В итоге иностранные агенты, как и НКО, должны будут каждые полгода отчитываться в Минюсте не только о том, что касается политической деятельности, но и о расходах средств, полученных из иностранных источников».

В 2012 году фонд «Общественный вердикт» открыл новую программу и стал защищать активистов и гражданские организации. На счету фонда помощь нескольким сотням активистов и нескольким десяткам НКО, которые были принудительно включены в «реестр НКО, выполняющих функции иностранных агентов». Люди и организации, которых коснутся законы об иностранных агентах, могут обращаться в фонд за помощью.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Как рассказывает Наталья Таубина, в ближайшем будущем возможно также ужесточение правил и для НКО – иностранных агентов: в Думе находится законопроект, который может поменять жизнь этих организаций.

«В частности, Минюст получит право уведомлять НКО о том, что какую-то деятельность или вообще всю деятельность НКО – иностранный агент должна прекратить. И если такая организация откажется это делать, то Минюст имеет право подать иск о ликвидации. Так что эти изменения нас еще ждут в январе. Мы посмотрим, как с этим быть. Если Минюст, например, фонду «Общественный вердикт» пришлет такое уведомление, мы должны будем либо прекратить деятельность, либо не прекратить и нас ликвидируют. Выбор невелик, но будем искать другие формы продолжения нашей работы тогда».

Предыдущая Продаваемые в Крыму через соцсети лекарства могут быть контрабандой или подделкой
Следующая Пятнадцать новых бригад «скорой помощи» сформируют в Крыму

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *