Из России: Не молчать


Московская Хельсинкская группа вручила свою ежегодную премию в области защиты прав человека. Начиная с 2016 года, церемония эта приурочена к 12 мая, дате создания Общественной группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР. Премии присуждаются по десяти номинациям, в том числе за журналистскую деятельность по продвижению ценностей прав человека.

Является ли журналист правозащитником? Цель правозащитника – защитить права людей. Точнее, помочь им осознать свои права и научить защищать их. Цель журналиста – объективно освещать события. И все-таки между этими двумя видами деятельности, на мой взгляд, существуют тесные линии соприкосновения. Я вижу их прежде всего в двух аспектах. Во-первых, в моральной ответственности журналиста за то, как его слово отзовется на судьбах людей, о которых он пишет. А во-вторых – в нашей возможности повлиять на ситуацию, что особенно важно в несвободной стране.

Неправда, что от нас ничего не зависит. От каждого, тем более от журналиста, чье имя на слуху, кто пишет на правовые темы, зависит многое, и иногда мы можем переломить ситуацию. Достаточно вспомнить истории с врачом Еленой Мисюриной или с руководителем карельского отделения общества «Мемориал» Юрием Дмитриевым, который в этом году стал лауреатом премии Московской Хельсинкской группы в номинации «За исторический вклад в защиту прав человека и в правозащитное движение». Конечно, их освобождение из СИЗО – заслуга очень многих людей, и не только журналистов. Но очевидно, что именно публичность, общественный резонанс, немолчание позволили добиться того, что хватка репрессивной системы ослабла.

Впрочем, эти победы – лишь малая толика по сравнению с тем, что необходимо сделать. В заключении по весьма сомнительному обвинению в незаконном хранении наркотиков остается другой лауреат премии этого года – глава грозненского «Мемориала» Оюб Титиев, награжденный Московской Хельсинкской группой за мужество, проявленное в защите прав человека. На церемонии вручения премии вспоминали о бывшем генеральном директоре «Гоголь-центра» Алексее Малобродском, обвиняемом дела «Седьмой студии», чье резко ухудшившееся за решеткой состояние здоровья вызывает у наблюдателей настолько сильную тревогу, что они проводят параллели между его судьбой и судьбой юриста фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского, погибшего в «Матросской тишине».

Член Московской Хельсинкской группы адвокат Каринна Москаленко на церемонии говорила о бывшем сотруднике ЮКОСа, признанном Правозащитным центром «Мемориал» политзаключенным, Алексее Пичугине (за освещение в том числе его уголовного дела правозащитная организация отметила своей премией в номинации «За журналистскую деятельность по продвижению ценностей прав человека» автора этих строк). Я глубоко убеждена, что если на положении Пичугина, Малобродского, Титиева будет постоянно сфокусировано внимание СМИ и общественности, если высших чиновников России везде будут встречать вопросами об этих, как и других нуждающихся в защите, людях, то и им тоже удастся помочь, как удалось помочь Дмитриеву и Мисюриной.

Человек так устроен, что ему с течением времени свойственно забывать. То, что вчера было событием дня, о чем велись ожесточенные дискуссии, из-за чего остро волновалось множество людей, со временем отходит на второй и третий планы, заслоняется новыми событиями, а самая острая боль притупляется. Не стихает страдание только тех, кто непосредственно переживает трагедию. Но правозащитники и журналисты не должны переставать говорить и писать о находящихся в несправедливом заключении на том основании, что оно длится годы (как, например, у Пичугина, дольше всех современных российских политических сидельцев остающегося за решеткой, почти 15 лет), что в этом уже давно нет новости. О Сергее Магнитском широкой публике стало известно только после его смерти. Не потому ли, помимо прочих причин, его судьба оказалась такой трагичной?

У ученого Игоря Сутягина, без законных оснований обвиненного ФСБ в шпионаже и проведшего в тюрьме 11 лет, есть рассказ «Не молчите!». Там есть такие слова: «Пожалуйста, не молчите. Не опасайтесь возможных репрессий для осужденного – они будут совсем не такими страшными, как были бы в окружающем его молчании. А скорее, что их и вовсе не будет. Своими словами, своим неравнодушием вы и на расстоянии защитите человека. И главное, придадите ему силы – очень нужные в «зазаборье», чтобы выстоять. Когда есть силы, уже можно «осознать неизбежность» – и тем самым возвратить отнятую свободу. А без свободы очень трудно жить, особенно в тюрьме. Поэтому ради всех тех, кто заперт сегодня в лагерях (нас много уже сегодня, увы), пожалуйста, будьте вместе с ними – и не молчите. Не молчите!».

Вот это, я считаю, и роднит правозащиту и журналистику: не молчать.

Вера Васильева, независимый журналист, ведущая проекта Радио Свобода «Свобода и Мемориал», лауреат премии Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека в 2018 году

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Из России: Не молчать
Следующая Украинскому нардепу Надежде Савченко продлили арест до 13 июля (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *