Из России: «Невозможно терпеть»


Российская пенсионерка Елена Сабирова произнесла речь 9 сентября на акции против пенсионной реформы в Ижевске (Россия). Местные власти не согласовали митинг, поэтому протест проходил в виде одиночного пикета, во время которого участники сменяли друг друга. Вокруг пикета собрались люди, и Сабирова решила рассказать им, что она думает о повышении пенсионного возраста.

“Владимир Владимирович в своем спиче забыл про силовиков: армию, ФСБ и ФСО. У них ничего не меняется. Забыл миленький наш, – говорила пенсионерка и призывала Путина. – Ну не забывай, не забывай про эту когорту. Ожидаемое дожитие у нас аж 80 лет, – говорит президент. Давайте сначала доживем до этого возраста. Кто из вас дожил? Вы дожили (обращаясь к участнику митинга). Но вас таких мало». В своей речи Елена Петровна задавала много риторических вопросов: «Не знают, как с людей утащить деньги. И тащат, и тащат, и мало, и мало. Когда уже наворуются? Куда девают деньги?” Пенсионерка поставила под сомнение внешнюю политику правительства России: “Страна две войны ведет. Простили половине Африки долг, а у нас вся молодежь закредитована». Через два месяца после выступления домой за Еленой Петровной приехали шесть полицейских. В этот же день пенсионерку осудили по части 5 статьи 20.2 “Нарушение порядка проведения митинга” на 10 000 рублей – сумму, ​равную пенсии, которую получает Сабирова.

В интервью Радио Свобода Елена Сабирова рассказала, что считает такие действия со стороны полиции и суда нарушением ее права на свободу слова:

– Я вышла на митинг против пенсионной реформы, потому что накипело. У меня две дочери. И каждый день я беспокоюсь об их будущем. И о будущем нашей страны в целом. Уже сейчас пенсионерам вместо того, чтобы с внуками сидеть, приходится подрабатывать, потому что на пенсию 10 тысяч рублей не проживешь. Теперь, после пенсионной реформы, женщины будут обязаны работать до 60 лет. Им в этом возрасте надо нянчить внуков, а не вкалывать за кусок хлеба. И как в России, особенно в регионах, где маленькие зарплаты, рожать детей, если нет возможности рассчитывать на помощь бабушек? Как детям расти без бабушек? Я десять лет работала воспитательницей в детском саду и кое-что понимаю в дошкольниках. Чиновники все рассуждают, как нам повысить рождаемость. Да они же сами своими руками этой реформой загоняют страну в демографическую яму! Невозможно уже терпеть такое отношение со стороны власти к нашему народу.

– Вы планировали свое выступление на митинге или оно произошло спонтанно?

– Я, когда обдумывала тему акции, набросала несколько тезисов. Но выступать не собиралась. Народ, который собрался вокруг пикетчиков, молчал. И я решила, что надо что-то сказать. Я никого не хотела оскорбить, говорила правду, потому что все вокруг меня только и обсуждают несправедливость пенсионной реформы. Не надо думать, что народ совсем оболванен пропагандой федеральных каналов. Народ против пенсионной реформы. И мне захотелось, чтобы глас народа был услышан. Я подумала, что мне, пожилой женщине, нечего терять, и произнесла речь. Когда я выступала, ко мне подошел полицейский. Он напомнил, что митинг не согласован. А я ему ответила, что я вышла на улицу, потому что у меня наболело. Люди обступили нас маленьким кругом, полицейский пробурчал: делайте вы что хотите. Я подумала, что он мне разрешил. И продолжила говорить, что правительство вероломно подняло пенсионный возраст. Сказала, что сейчас до пенсионного возраста не доживает 40% мужиков и 20% женщин. Рассказала о своей соседке. Недавно она получила пенсию 10 тысяч рублей. Соседка заплатила за лекарства 7 тысяч рублей и 3 – осталось на еду. А за ЖКХ соседка в этом месяце заплатить не сможет. Люди все в долгах, с трудом выживают. А власть потратит 642 миллиона рублей на восстановление купола Капитолия в Гаване.

​– Вы во время выступления в положительном контексте упомянули Сталина. Почему?

– Сталин был душегуб, я не спорю. Но после войны, во время разрухи, даже страшный диктатор находил возможность снижать цены. Я вспомнила Сталина только, чтобы провести такую аналогию.

– Как люди реагировали на ваше выступление?

Елена Сабирова

​– Они хлопали и кричали, что если правительство не справляется со своей работой, пусть идет в отставку. Мы поговорили с участниками пикета, и я пошла домой. Ко мне присоединилась незнакомая девушка. Она сказала, что беспокоится за мою безопасность, поэтому проводит до дома. Остальные люди шли позади нас. Около театра оперы и балета двое полицейских остановили нас и попросили меня представиться. Они сказали, что со мной будут проводить разбирательство, так как я выражала свое мнение. В этот момент нас догнал народ с митинга. Они опять обступили полицейских и потребовали, чтобы меня оставили в покое. И полицейские отвалили. Я, наивная чукотская тетенька, думала, что неприятности закончились. Мои родители живут за городом, и я поехала к ним. Старшая дочка, которая приехала ко мне в гости, позвонила утром и сказала, что наш участковый ищет меня. По телефону участковый потребовал, чтобы я явилась на разбирательство. Я ответила, что не пойду никуда. Вечером участковый опять пришел в нашу квартиру и попросил дочь передать мне повестку в суд. Дочь отказалась, тогда участковый притащил двух понятых с улицы и снова начал требовать, чтобы я вышла. Я объяснила ему по телефону, что меня нет в квартире, и попросила прекратить цирк. 31 октября, в мой день рождения, мне пришла телеграмма с вызовом в суд. Но я ее получать не стала.

Четыре дня назад я утром приехала домой. Я собиралась в больницу, а потом на похороны. Во дворе моего дома меня ждали шесть полицейских. На двух машинах приехали за «законченной преступницей». С семи утра меня караулили. Полицейские потребовали, чтобы я немедленно поехала с ними в суд. Я сказала, что мне надо в больницу, отменить лечение я не могу. Я с трудом добилась назначения этих процедур. Я сказала, что приеду в суд сама после больницы. «Нет, вы будете доставляться, – ответили полицейские. – Вы хотите, чтобы мы вас за шкирку в машину запихнули на глазах у соседей?» Я ответила, что ничего плохого не сделала. И добавила, что соседям объясню, как за мной, добропорядочным пожилым человеком, который посмел на митинге открыть рот, доблестные стражи порядка гоняются, словно я наркобарон. Полицейские посадили меня в машину, и я под конвоем поехала в больницу. Лечение я проходила в присутствии сотрудника полиции. После этого меня отвезли в суд. Оказалось, что восемь человек написали заявление после моего выступления. Судья перечислил все, что я на митинге говорила. Я отказываться от своих слов не стала. Тем более меня снимали на видео с четырех сторон. Я объяснила судье, что я на своей земле без оружия вышла на улицу и высказала свое мнение. Мой дед прошел всю войну, вернулся и через два месяца умер. А сейчас меня, его внучку, судят за слова о грабительской реформе. Мне кажется, судье стало стыдно. Он не стал оглашать решение. Его мне передал секретарь судьи. Жаль, а то бы я сказала судье, что после выплаты штрафа у меня останется 76 рублей. И спросила бы судью, как прожить на 76 рублей в месяц. Мне повезло, потому что еще одного участника пикета оштрафовали на 70 тысяч рублей. В других городах участников митинга штрафовали и на 250, и на 300 тысяч. Я собираюсь оспаривать штраф в суде.

– Ваши дети как относятся к этой ситуации?

– Старшая дочь считает, что с государственной машиной бороться глупо. А младшая со мной согласна. У нее два высших образования, в том числе юридическое, у меня – ни одного, но происходящее в стране мы оцениваем одинаково.

– Вы будете еще выступать на митингах или участвовать в них?

– Я хочу записать обращение к Путину и выложить в интернете. Если бы мне дали на митинге спокойно выпустить пар, то я бы продолжила жить как жила. Я хорошо отношусь к Навальному. Он говорит все то, о чем я думаю. Я постоянно смотрю его ролики в интернете, пока домашними делами занимаюсь. Но активно я Навального не поддерживала. У меня не было привычки бунтовать. А теперь я буду заявлять о себе и о других людях, которые боятся говорить. Да, больше всего на митингах молодежи. Но после пенсионной реформы мои ровесники начали просыпаться. Народ прекрасно понимает, что пенсионная реформа – это грабительство и сокращение нашей и так недолгой жизни. Ведь столько моих знакомых не дожили даже до 60 лет. Две мои самые близкие подруги уже умерли. Одна от рака, а вторую врачи поглядели. Ей доктора поставили неверно диагноз и лечили не тот орган. Это потом вскрытие показало. Мы очень мало и плохо живем по множеству причин. В поликлиниках очереди, и не хватает персонала. Вы посмотрите, какая экология. В лес пойдешь за грибами – кругом мусор валяется. Качественные продукты питания большинству людей не по карману. Цены на все постоянно растут.

– О чем именно будет ваше обращение к Путину?

Одиночный пикет против пенсионной реформы 9 сентября в Ижевске

​– В первую очередь о поведении Росгвардии. Сначала я хотела к Золотову обратиться. Но передумала, потому что он странный человек. Меня возмущает, что участников мирных протестов избивают, унижают, оскорбляют. Мы с приятельницей смотрели в интернете ролики, как в разных городах разгоняли митинги 9 сентября. Силовики били молодых людей дубинками по голове. Я и моя подруга рыдали от этого зрелища. Душа моя такого не терпит. Колючую проволоку они привозят на митинги, для нас, мирных людей. В ролике я спрошу Владимира Владимировича, почему с безоружной молодежью так обходятся. Путин, наверное, не знает этого, не видит.

– Думаете, не знает?

– Я на это очень надеюсь. Может быть, не доводят на него информацию в полном объеме. Не знает Путин, как народ живет на самом деле. Если бы Владимир Владимирович знал, он бы притормозил. А Путина все несет…

– О чем еще планируете рассказать в ролике?

– У меня много разных тем. Хочу рассказать о Саакашвили. Скажу: «Владимир Владимирович, вы не любите Саакашвили, но может, у него есть чему поучиться? Этот чиновник сумел побороть коррупцию в Грузии, значит, нет ничего невозможного». Спрошу Владимира Владимировича, почему мы все беднеем, а его друзья богатеют. Еще предложу референдум провести по вопросу пенсионной реформы. Неправильно проводить пенсионную реформу, когда народ против повышения пенсионного возраста, а кучка депутатов – за. Неправильно, потому что государство – это мы, а не чиновники.

Предыдущая Земан назвал «теорией заговора» историю о вывозе сына премьера Чехии в Крым
Следующая Павел Казарин: Чуда не будет

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *