Из России: «Оскорбленное самолюбие москвичей»


Когда оппозиция объявила о согласованном митинге на проспекте Сахарова за допуск незарегистрированных кандидатов к выборам в Мосгордуму, у многих, включая организаторов, были сомнения в том, придет ли на него достаточное количество людей, ведь на протесты перед избиркомом, несмотря на распространявшиеся в соцсетях призывы, пришли всего лишь пара тысяч человек. Но страхи оказались напрасными.

Алексей Навальный

Перед такими митингами всегда немного нервно. Всё-таки такое хамское, такое унижающее поведение власти. Не хитрили, не обманывали, а прямо демонстративно унижали всех, кто не хочет голосовать за «Единую Россию». И думаешь: а вдруг не придут?

​Даже после такого, вдруг не придут.

Пришли. Это был самый большой митинг со времён большой протестной волны 2012 года.

Андрей Зубов

Гроза собиралась сегодня с утра. Громыхало то тут, то там. И на митинг мы с женой — Ольгой пошли с зонтиками. И еще со смешанным чувством бессмысленности протестовать в песочнице. Даже организаторы говорили мне — много не придет. От силы тысячи две-три. Мне казалось, судя по активности в соцсетях, что людей будет больше. Но выше пяти тысяч и мои прогнозы не поднимались. И, как всегда в таких случаях, в глубине сердца таилась надежда — а вдруг?

И это ВДРУГ стало утверждать себя еще в метро. В вагоне ехали люди с плакатами, некоторые подходили ко мне, делились своими мыслями и надеждами. И старые, и молодые. Уже с Каланчевской площади на проспект А.Д.Сахарова текла людская река, совсем как в 2011, 24 декабря. К рамкам стояли длинные очереди, а с трибуны уже гремели в микрофон голоса выступающих — Галямина, Яшин, Навальный…

Люди всё прибывали и прибывали, как воды перед плотиной. Ощущалось электричество энтузиазма. Порыв и решимость, гнев, оскорбленное самолюбие москвичей, которым Собянин и Путин плюнули в лицо, сняв кандидатов, за которых мы поставили подписи — десятки тысяч подписей.

Опасения быстро сменились эйфорией, сравнения с 2011 годом звучали всё чаще.

Анна Дадеко

Атмосфера напоминала что-то среднее. Отчасти 91 год, отчасти 2011-12 годы. Ощущение единения, подъема, решимости. При том, что много разных людей. Много молодых. Но благодаря цифровым технологиям и способности людей к самоорганизации гораздо лучше.

Вскоре однако выяснилось, что участников было заметно меньше, чем в 2011-м.

Но и 22 тысячи оппозиционеров совсем не огорчили, ведь по меркам 2019 года это действительно немало.

Владислав Жуковский

Мощнейший митинг на проспекте Сахарова! Когда по телевизору снова скажут, что «на митинг никто не пришёл», посмотрите видео: 25 тыс неравнодушных москвичей вышли на митинг против беспредела партии Едим Россию, недопуска до выборов независимых кандидатов и грабительских реформ

Евгений Шестаков

22 тысячи человек, Семеныч. И это всего лишь верхушка айсберга, Владимыч, которой всего лишь наступили на самолюбие. Но сам айсберг уже в пути, Анатольич, и у него собственные причины топить всех вас, не тонущих в обычные времена.

Алексей Беляков

Не был сегодня на митинге. Да, собирался, но весь день провел с младшей дочкой, так вышло.

Однако я о другом. Еще месяц назад, если бы случились выборы мэра, я мог бы проголосовать за Собянина. Нет, я не Ревзин, и мой личный бюджет никак при нем не похорошел. Но это лучший градоначальник за последние, наверно, сто лет. Мне нравятся парки, детские площадки, новые станции метро, чистые улицы – короче, много что нравится, это уже общее место. Хоть я и знаю, что бюджеты сделаны в три конца, чтоб хватило Ликсутову, Хуснуллину, Раковой и сотням безликих как плитка чиновников. Это гнусно, но это прекрасная Россия настоящего.

Только после всего этого позорного шоу с выборами – извините. Горбунова могила исправит, а Сергей Семенович показал себя трусливым и лживым. Ну совсем не по-пацански трусливым. Жаль. Он казался намного круче.

Татьяна Фельгенгауэр

​Думала написать длинный пост про сегодняшний митинг. Но главное уже сказали — много новых лиц среди выступающих. Это очень круто!

Яшин офигенно выступает и вообще держится с людьми. Тем более, когда его пытаются спровоцировать. А такое было прямо на моих глазах.

Навальный выступал прямо как профессиональный стендапер — я поклонник его шуток, признаюсь. Это отличное умение: с самоиронией говорить о важном.

Светов и его либертарианцы очень крутые. Хотя Михаил у меня нежных чувств не вызывает, и это, кажется, полностью взаимно. Но что есть — то есть. Он крутой!

Очень много людей пришли на митинг. Очень! Не злых, но мотивированных. Опасно их не замечать.

Кому-то даже удалось лёгким движением руки (точнее, двумя движениями) превратить 22 тысячи в 17,5 миллиона.

Анастасия Миронова

А митинг-то в Москве серьезный. Отчитались уже о проходе через рамки примерно 15 тыс. человек, огромнейшая толпа стоит за рамками и ждет очереди.

Это вполне сопоставимо с численностью протеста на Болотной 6 мая 2012 года. Только нужно делать поправку на репрессивный фактор. Сегодняшние 20-25 тысяч человек (видимо, сейчас в Москве вышло именно столько) это тогдашние примерно 350 тысяч: 9 из 10, кто бы вышел тогда, сегодня из страха остались дома. Плюс — отпуска и дачи. Плюс — региональная повестка.

Я как-то давным-давно читала литературу для внутреннего пользования сотрудниками МВД — там учили считать истинную протестную активность. И каждому из факторов, влияющих на снижение численности участников митинга (морозы, пробки, будний день, легальность или нелегальность…) присваивали соответствующий коэффициент. И потом предлагалось высчитывать, интересы скольких людей представляет каждый вышедший на улицу. Считается в норме, что один митингующий представляет минимум 50 остро недовольных и примерно 200 особенно недовольных.

Даже 20 тысяч сегодня — это не меньше 350 тыс. по тем, почти идеальным, временам до оформления репрессивного аппарата. Умножаем 350 тыс. на 50 — получаем число, превосходящее население Москвы. Фактически это почти вся Москва и область. Остро недоволен главный регион. Полностью. Если снизить коэффициент даже вдвое, получится почти вся Москва недовольных.

Я вам сейчас дословно показала, как видят сегодняшние данные там, наверху. Именно так. И так оценивают

Прокремлевские блогеры было попытались приуменьшить численность митинга, но их быстро поймали на следовании «методичке».

Александр Морозов

Фонд Костина, работающий на Кириенко, перед митингом провел опрос экспертов: сколько людей выйдет. В отчете они написали, что будет «инерционный сценарий», т.е. выйдет до 12 тыс. не больше. Бумажку они, конечно, в Кремль отдали. А сценарий в 22 тысячи они оценивали как «мобилизационный» и считали, что его не будет. И вот теперь они опять «тупые жополизы». МВД, не проводя никаких замеров, заявило, что и было 12 тыс. (чтобы не нервировать начальство). А «белый счетчик» насчитал 22,5.

И теперь они начали зарубаться вокруг цифры 12 тыс. Даже сам Владимир Соловьев начал, что-то нервно писать на эту тему. Хотя, казалось бы, какая им разница, 12 или 22, это не миллион. Но поскольку перед АП эти «эксперты» опять обделались, то они занимают круговую оборону.

Неудивительно, что Кремль забеспокоился: многие комментаторы указывали на то, что воскресный митинг только формально был посвящен московским выборам, а на самом деле его задачи были гораздо шире, и последствия его тоже могут быть значительно масштабнее, чем присутствие нескольких независимых кандидатов в Мосгордуме.

Аббас Галямов

Вижу, что по итогам сегодняшнего митинга в Сети уже хоронят политические перспективы Собянина. А мне кажется, что к Собянину все происходящее имеет довольно-таки опосредованное отношение. Он, можно сказать, просто под горячую руку подвернулся. По сути, это федеральный протест. Он направлен против авторитаризма, его требование — обеспечение политического представительства для оппозиционно-настроенных групп граждан. Это протест против системы, а автор ее — точно не Собянин.

Мне кажется, что перспектива легализации соратников Навального беспокоит Кремль гораздо больше, чем мэра Москвы. Эти люди идут в МГД не столько с городскими властями бороться, сколько с системой в целом.

Борис Макаренко

Главный смысл сегодняшнего митинга против «нерегистрации» — он стер грань, которая мне всегда казалась очень важной: между Навальным и «навальнятами», к которым действительно в последние годы (но не изначально) можно применять прилагательное «радикальные» и остальными представителями рассерженных горожан — от Митрохина до Галяминой, Русаковой и главы муниципального совета депутатов Яшина, к которым «радикализм» уж никак не применим.

Именно «нерегистрация» поставила их в одну когорту на площади, хотя ничего радикального в желании участвовать в выборах нет, как и в программах и реальных делах. К радикализму их толкает негибкая позиция власти. Она — власть — это понимает?

Валерий Соловей

Возможности парламентского протеста исчерпаны, а ненависть выросла

Это основной вывод из происходящего в Москве последние 10 дней. Хотя формально протестующие требуют допуска к выборам, фактически никто не верит в их действенность как инструмента перемен. В 2012 году ещё верили, а сейчас — нет.

Выборы обесценены самой властью. Всегда и везде дорогу к революционным потрясениям прокладывают глупость и жадность правящего класса. Процесс пошёл.

Максим Трудолюбов

Московские выборы с их недопущенными кандидатами зажили своей жизнью. Недопущение уже стало событием политической жизни.

Технологи политики — политтехнологи — явно исходили из того, что непроходимость фильтра сыграет обычную роль — все махнут рукой, наступит мгновенная усталость, все уйдут. Безнадежная политика может вызывать Усталость в любой стране, а уж в России эта fatigue мощнейшая. Это, конечно, не настоящая усталость, а глубокое чувство бессилия. Энергии-то на самом деле много — как только появляется понятный канал смотрите, как она туда несется.

Барьеры и проблемы обычно вызывают два противоречивых чувства — чувство бессилия, и, наоборот, гнев и азарт, с которым хочется преодолеть тот барьер. Конечно, бессилие и игнорирование как правило преобладают, но и от них бывает усталость…

Стоики говорили, что препятствия нужно превращать в дрова для костра, в топливо для движения вперёд. По-настоящему амбициозные люди могут превращать то самое бессилие в то самое топливо для амбиций одним своим произволением. Переход от первого ко второму бывает мгновенным

Михаил Пожарский

Главная проблема с митингами и протестами — то, что вообще непонятно какие могут быть рациональные основания для того, чтобы в них участвовать. С одной стороны ваш вклад в общее дело слишком мал — легко обойдется и без вас. С другой стороны, если протест будет успешен, то вы сможете воспользоваться его плодами, даже если вы сами ни в чем не участвовали. Здесь выгодно попытаться «проехать без билета». Итогом становится ловушка коллективного бездействия, в которой мы живем <…>

На протяжении минувшей неделе мы увидели, как лихо манипуляторы из Администрации президента откусили себе хвост. Введя 3% подписной барьер, они рассчитывали, что ловушка бездействия усилится — дескать, люди посмотрят на то, сколько мутоты им надо преодолеть ради какой-то непонятной Мосгордумы да и едва ли сумеют соорганизоваться. А они внезапно смогли собрать эти чертовы 5000-6000 подписей. И вот здесь случилось важное — для тех людей, что оставили свои подписи, они стали тем «дешевым» коллективным действием, которое потянуло за собой более «дорогое». Тем первым проигранным долларом, который затягивает в пучину азарта. Если люди уже потратили силы на то, чтобы поставить подпись — они оказываются готовы и к более серьезным действиям. Выходить всю неделю на Трубную или прийти сегодня на проспект Сахарова. Подпись — это, конечно, сущая малость, но за нее тоже обидно.

«Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо» — пожалуй, так теперь могут говорить о себе авторы гениальной политтехнологической идеи о 3% барьере.

Илья Красильщик

​Парадоксальная ситуация с выборами в Мосгордуму. Кому мешают несколько независимых депутатов в ней? Зачем устраивать этот абсурд? Но нет, надо упереться рогом — и вот сегодня вышли десятки тысяч человек, и вот эти десятки тысяч человек вышли, скандирую лозунги про любовь, размахивая флагами России. Это кстати очень круто, что было столько флагов — еще 8 лет назад выйти с фланом было неловко. Но это наш флаг, наш город, наша страна. Простите, что пафосно, я очень рад, что эти люди вышли. Я просто не понимаю, кому эти люди мешают и почему их надо обманывать. Откуда этот страх? В России самые мирные протесты, на очень мирные люди (почитайте комменты в гагачате) и вообще мы правда хотим любви. Где еще вы встретите массовые протесты с требованием любви?

Кирилл Шулика

Важная грань нынешних московских протестов. Тотальная смена лиц. Не было даже Митрохина, хотя в принципе мог быть. Явлинского не было, старой комсомолки Слабуновой, Касьянова, наконец… Из всех ветераном смотрится даже не Навальный, а Яшин. Это важнее даже самих выборов в Мосгордуму, потому что лидеры в протестном движении зачастую были ими еще во времена, когда Путин работал замом у Собчака.

Илья Барабанов

Не смог по личным причинам быть сегодня на митинге, а сейчас посмотрел пару роликов с Сахарова и задумался о смене поколений.

Еще лет 7-8 назад любая попытка объединения оппозиции — это привычный набор лиц: Касьянов, Рыжков, Явлинский, Каспаров, убитый Немцов.

Путин на все это говорил, что вот «они поураганили в 90-е, хочется вернуться».

Но вот прошло несколько лет и из «старых» политиков на сцене разве что Митрохин. Опция пугать народ тем, что победа оппозиции — это возврат в 90-е исчезла. Потому что если тут кто и 90-е, то это Путин с его командой.

Из 90-х — люди, которые эту команду медийно обслуживают: Соловьев, Киселев, Толстой.

То есть сейчас если уж пугать людей «страшными» 90-ми — то пугать действующей властью, а никак не оппозицией.

Ксения Ларина

Обалденный митинг, огромное количество людей. И выступления какие. Алексей Навальный в своей стихии — он умеет найти те слова и те интонации, которые ловят тысячи людей. Смотрю в записи трансляцию митинга. Людей много , люди готовы в камеру обьяснять свое присутствие, они говорят честно, зло, аргументированно. Таких людей не найдешь на путингах — они обычно бегут от микрофонов как оглашенные.

Использовать момент возмущения, ярости — да, это очень правильно. Такую волну упускать нельзя. Когда еще разбудишь, разволнуешь это болото..

Но эту эйфорию разделяли далеко не все.

Айдер Муждабаев

Прогноз, который легко будет проверить в ближайшие дни: НИЧЕГО не будет. НИ-ЧЕ-ГО

Кирилл Лятс

Две ложки дегтя все таки сегодня были: не дали слова ни Митрохину, ни Шуваловой…Единство пока не полное

Марат Гельман

понимаю, что может показаться неуместно, но я буду молиться , чтоб с сегодняшнего дня, с митинга на Сахаровской площади, началась светлая полоса в России. Сегодня несколько человек, которых я знаю и уважаю сделали ставку. Хочу чтоб эта ставка выиграла.

Мне тут один кремлебот, с издевкой, говорит — демократия это же власть неимущих. А им не нужны ни свобода, ни законность, ни правда. Это вам они зачем-то нужны. А народ заботится о благополучии.

А я вот сегодня в Москве с детьми и с отцом провел весь день и думаю, прекрасный город Москва , но он не нужен нам без свободы, без правды.

И люди сегодня пришли не зарплаты и пенсии отстаивать. Собянин уже проиграл, но мы еще не выиграли. Буду молиться.

Андрей Мальгин

Акция очень впечатляющая. Прекрасная акция. Важная. Но если ее целью было добиться регистрации оппозиционных кандидатов, то она явно не будет достигнута. Невозможно представить, что власти пойдут на выполнение условий ультиматума, тем более ультиматума, озвученного Навальным. Никого они не зарегистрируют. Для них это теперь дело принципа.

Лично я участвовал в полностью свободных выборах в Моссовет в 1990 г. Регистрировали без сбора подписей, при подсчете на участках мог присутствовать любой, в Москве не было ни одного случая фальсификации. Результат: победила оппозиция. Путинцы об этом помнят и пытаются избежать.

Александр Кайданов

Ну, не знаю, по-моему, согласованный митинг — как согласованный секс: договорились, встретились, пришли, вещички аккуратненько сложили, носочек к носочку, все известно наперед.

Потом сигаретка, душ и вроде все произошло, как хотели, но ничего не произошло.

То ли дело где-нибудь в кинотеатре, в телефонной будке, на чертовом колесе в парке — драйв, восхитительное ощущение собственной дерзости и свободы!

Наталья Шавшукова

Я не хочу больше митинговать в загоне. Исполнять танцы с бубном, следовать идиотским инструкциям. Я хочу разрушать, я хочу кричать, мне душно. Так больше нельзя.

Возможно, эти пожелания сбудутся уже через неделю.

Андрей Зубов

Когда выступающие призвали власти зарегистрировать всех собравших подписи кандидатов в течение недели, а если нет, то в следующую субботу, 27 все москвичи в 14.00 собираются у Мэрии на Тверской — раздался гул одобрения.

Придем к мэрии? — Риторически спросил Алексей Анатольевич с трибуны — придем! Как гром грянули двадцать тысяч голосов. …

Даже полицейские, даже росгвардейцы улыбались, когда мы, расходясь, все еще долго скандировали — «Это наша страна!», «Путин — уходи!»

Духоподъемный день, — сказал мне один попутчик. Придем к мэрии через неделю — спросил меня другой, и в его вопросе правильней было поставить не вопросительный, а восклицательный знак.

Политическая гроза ощутима как никогда, и теперь у власти один выход, чтобы уцелеть — как в октябре 1905, проводить последовательные реформы в сторону системной демократизации. Иначе — сметет. И очень скоро.

Этим новым воздухом побеждающей свободы мы все, а было нас на площади А.Д.Сахарова тысяч двадцать-двадцать пять, дышали легко и с необыкновенной радостью.​

Аббас Галлямов

Сразу после митинга и выдвижения ультиматума оппозиционные кандидаты предложили Собянину встретиться и обсудить сложившуюся ситуацию.

Несмотря на кажущееся противоречие между ультиматумом и желанием «обсудить ситуацию», лидеры протеста сделали правильный ход. Большинство избирателей, даже соглашаясь, в принципе, с требованием оппозиционеров, все равно боятся радикальных сценариев. Предлагая властям сесть за стол переговоров, противники режима демонстрируют то, что они тоже против революции. Ну а если власти сейчас откажутся, то что же — сами виноваты.

А ещё оппозиционеры предложили СПЧ провести внеплановое заседание, чтобы «дать оценку происходящим в Москве событиям». И это снова правильно. Протест по максимума должен протекать в рамках существующих институтов. Общество должно окончательно убедиться, что они не работают, — только тогда оно согласиться на революционный сценарий.

Ну а если выяснится, что эти институты работают, то тогда и революции не понадобится. Тогда как раз и получится мирный транзит — тот самый, о котором я регулярно пишу.

Илья Яшин

Было очень круто: огромный митинг, крупнейший с 2012 года. Живое море людей на проспекте Сахарова – это впечатляет. Но уверен, что и чиновники в мэрии такого не ожидали: они просто не понимают, как локальные выборы в городскую думу обернулись такими масштабными протестами.

Причины же на поверхности: людям надоело терпеть плевки и оскорбления от власти. Они требуют справедливости, и уже очевидно, что нельзя это просто игнорировать.

У нас есть четкое требование, которое люди четко сформулировали сегодня на улице: допуск на выборы независимых кандидатов. Это требование разумно, законно и справедливо. Оно должно быть выполнено.

Если чиновники нас услышат, и на следующей неделе апелляции кандидатов начнут удовлетворять – наше противостояние перейдет из уличного формата в предвыборный. Арбитром выступят граждане 8 сентября на избирательных участках.

Если нет – в следующую субботу 27 июля в 14:00 мы соберемся на встречу с кандидатами в депутаты у стен мэрии Москвы по адресу: Тверская, 13. Проведем это мероприятие в привычном формате: без плакатов и звукоусиления, легально и мирно.

Призываю граждан быть готовыми выйти на улицу.

Алексей Навальный

Я рад, что в нашем городе есть люди, не желающие покорно сносить, когда их подписи объявляют поддельными, а их самих — умершими или несуществующими.

Резолюция митинга: если в течение недели права независимых кандидатов и тех, кто за них подписывались не будут восстановлены, то в следующую субботу собираемся у Тверской, 13. У мэрии.​

Придет ли в следующую субботу к Тверской, 13, поэт Всеволод Емелин ?

20 июля 2019 года

Я не знаю, кого обвинить
Но прошла моя жизнь неудачно,
Все приличные люди на митинг,
А жена меня тащит на дачу.

В электричках воскресных толкусь,
Напрягая тщедушное тело,
За окошком проносится Русь,
Так и жизнь моя зря пролетела.

Осквернили свободные выборы,
Воцарилось циничное зло.
Мы все стерпим, безмолвными рыбами
Тупо тычась губами в стекло.

Лики темные с древних икон
Угрожают нам, грешникам, адом.
За меня трудовой пенсион
Получают Мадура с Асадом.

Чтоб избавить народ от оков,
Чтобы хлеба у всех было вдоволь,
Встали Яшин, Митрохин, Гудков
И Любовь в моем округе Соболь.

Промежуток есть в этом строю,
Я смотрю и мучительно плачу,
Променял я свободу свою,
На какую-то сраную дачу.

Как же я оправдаюсь пред внуками,
Что за ради лучка, огурца,
Согласованный митинг профукал я,
Где горячие бьются сердца.

И, поняв, что я все просвистал,
Я последние деньги взлохмачу,
Куплю водки дешевой «Кристалл»
И послушно поеду на дачу.

Предыдущая Из России: «Оскорбленное самолюбие москвичей»
Следующая Из России: «Оскорбленное самолюбие москвичей»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *