Женские улицы в Крыму: как живут семьи узников Кремля


Южный окружной военный суд российского Ростова-на-Дону 12 января огласил приговор фигурантам Белогорского «дела Хизб ут-Тахрир». Семьи задержанных крымских татар поделились историей своей жизни.

Об этом пишет издание «Українська правда. Життя».

Энвера Омерова осудили на 18 лет, Айдера Джаппарова — на 17 лет, Ризу Омерова — на 13 лет лишения свободы в колониях строгого режима.

Энвер и Риза Омеровы

С 2014 года в Крыму уже больше 80 женщин остались одинокими. 177 детей лишены детства в нормальной полноценной семье и растут без отцов. В некоторых посёлках компактного проживания крымских татар появились так называемые «женские улицы».

Мужчин в этих домах после обысков задержали российские спецслужбы. Многих уже осудили на длительные сроки лишения свободы.

История хрупкой, на первый взгляд, крымской татарки Фатмы Исмаиловой одна из таких.

Несколько месяцев назад она открыла небольшую цветочную лавку в микрорайне Каменка вблизи Симферополя.

Но это не единственное, чем женщина занимается. В свободное от работы в магазине время Фатма берется за кондитерские заказы – самостоятельно печет и украшает торты.

Чтобы возить детей в школу и ездить на суды к мужу, она закончила курсы вождения.

После того, как в 2016 году арестовали ее мужа, а в 2019 – отца и старшего брата, забота о троих детях и маме легла на её плечи.

Её супруг Рустем уже отбывает срок в российской колонии. Суд приговорил его к 13 с половиной годам лишения свободы. Отцу и брату Фатмы Исмаиловой – Энверу и Ризе Омеровым — вынесли приговор 12 января. 

На освобождение своих близких в зале суда и оправдательный приговор она не надеется.

Первый обыск Фатма пережила 12 октября 2016 года. Он начался на рассвете, около шести утра, и длился до часа дня.

Семья Исмаиловых в этот момент еще спала. Супруги и трое несовершеннолетних детей находились в одной комнате – на первом этаже.

«Мы вскочили с кровати, пытались быстро одеться. В комнату ворвался человек в балаклаве и с автоматом в руках, в сапогах, в маске. Пнул в дверь ногой в нашу комнату так, что ручка отлетела. Ударил моего мужа Рустема в спину. Он не удержался на ногах и упал на пол. Человек в маске начал заламывать ему руки», — вспоминает Фатма.

От шума проснулись и дети, которые не понимали откуда в доме взялись многочисленные люди с оружием. 

Обыск длился несколько часов и все это время дети наблюдали за происходящим. 6-летняя Хатиджа спряталась под одеяло. Самый младший, 2-годовалый Халид был единственным, кто наблюдал за посторонними людьми в доме с удивлением.

«Мы говорили им, что не нужно устраивать какой-то боевик с автоматами, мы мирные люди, у нас маленькие дети. Но они и дальше ходили по нашему светлому ковру в сапогах.Старшая дочь дрожала от страха и все время звала нас спросить – почему у них оружие? Они не будут стрелять в нас?» – в этот момент женщина с трудом подбирает слова.

Документы сотрудники ФСБ показали не сразу. После многочисленных просьб следователь представился Селивановым и дал почитать постановление Рустему Исмаилову.

Фатма с мамой и детьми

На мужчину сразу надели наручники и завели руки за спину, поэтому он мог надеть только штаны. Футболку одеть мужчине не удалось, хотя несколько раз просил у сотрудников ФСБ «по-человечески» одеться.

Сотрудники работали на первом и втором этажах, спустились в гараж и даже цокольный этаж.

Детские игрушки, матрасы, диваны, кровати, мусорные пакеты, корзины для белья и ученический стол, детские настольные игры и записки – в доме Исмаиловых не осталось места, где сотрудники ФСБ не проводили бы следственных мероприятий.

«Мне запомнилось, что среди вещей они нашли мои рукописные лекции с университета. Я учитель химии по образованию. В одной из глав, в заголовке было написано: «Меры безопасности и предосторожности с обращением со взрывоопасными веществами». И вот один из них открывает мне эту тетрадь, показывает и говорит: «Это что такое?». Я подхожу ближе и говорю: «Я вообще-то закончила университет. Был предмет такой «Безопасность жизнедеятельности человека» и вот это лекции с университета, что вам еще объяснить?» – улыбается, вспоминая этот инцидент Фатма.

В феврале 2016 года арестовали крымских мусульман из Ялты и Алушты по такой же статье – все они уже были в следственных изоляторах. Женщина поняла, что её супруга забирают надолго.

«Они ухмыльнулись мне в ответ и ушли, забрав Рустема. Больше он в наш дом не возвращался. Я смотрела на дверь и не могла собраться с силами. Хорошо, что тогда сразу приехали папа с мамой», – вспоминает женщина.

После ареста мужа Фатме стали помогать отец и родной брат.

Когда Рустема Исмаилова этапировали из Крыма в следственный изолятор в Ростове-на-Дону, в жизни женщины появились регулярные дальние поездки на судебные процессы в России.

Энвер и Риза Омеровы

10 июня 2019 года машину Фатмы Исмаиловой, в которой находилась она вместе с отцом, на Керченском мосту остановили так называемые «сотрудники ДПС». Семья выехала из Крыма на очередное заседание в Ростове-на-Дону.

«Забрали наши документы, паспорта, потом решили проверить наши телефоны.Мы простояли с двух часов ночи до пяти утра. На рассвете подъехали люди в гражданском и заявили, что они хотят увезти моего отца», – вспоминает дочь Энвера Омерова про день его задержания. 

У пожилого мужчины в этот момент начался сердечный приступ. Омеров лег в машине, а Фатма стала просить сотрудников ФСБ, чтобы они вызывали автомобиль скорой помощи.

Параллельно она связалась с адвокатами из крымского правозащитного офиса.

Знакомые семьи подтвердили, что у Омеровых проходит обыск.

В доме брата Фатмы во время обыска находились трое малолетних детей – Имран, Сулейман и Ахмад. В семье ждали появления четвертого ребенка.

Во время обыска у Севили – жены Ризы Омерова от стресса начались преждевременные роды, ее экстренно увезли в больницу машине скорой помощи. Врачам удалось остановить процесс.

В этот день обыски проходили еще в двух районах Крыма – в Алуштинском и Симферопольском. Кроме отца и брата Фатмы, оккупационное «ФСБ Крыма» задержала еще шесть человек. 

«Когда забрали мужа, мне казалось, что хуже не бывает, когда у тебя забирают родного человека, отца твоих детей, защиту, заботу. Но когда забрали отца и брата – это был такой удар, что я сначала до конца не осознавала даже, что творится. За всех троих и сейчас очень волнуюсь, но отцу сложнее всего. Все-таки возраст и болезни», – делится Фатма.

Энвер Омеров с женой и внуками

59-летний Энвер Омеров имеет ряд хронических заболеваний – хронический тонзиллит, межреберные невралгии, гипотонию, болезнь суставов, а также нуждается в срочном медицинском хирургическом вмешательстве.

ФСБ вменила Энверу Омерову первую часть статьи 205.5 УК РФ («организация деятельности террористической организации»).

Ризе Омерову и Айдеру Джаппарову – вторую часть статьи 205.5 УК РФ («участие в деятельности террористической организации»).

Напомним, что РФ считает оккупированный Крым своим регионом.

Вину крымских татар ФСБ доказывала с помощью показаний скрытых свидетелей, религиозной литературы и оперативной «прослушки».

Секретный свидетель дал показания о том, что с середины ноября 2014 года, в целях совершения ежедневных молитв, стал регулярно посещать мечеть «Богурча», где и познакомился с Рустемом Исмаиловым, с которым обменялся номерами мобильных телефонов.

«В процессе беседы Рустем рассказал ему об Исламе, о единстве мусульман, о пропаганде шариатского образа жизни, оказывая тем самым позитивное влияние», – говорится в материалах уголовного дела оккупантов.

После апелляционного суда Исмаилова этапировали в российскую колонию в Республике Башкортостан.

25 декабря 2020 года она решилась выйти на одиночный пикет в Крыму и простояла несколько часов на автобусной остановке в Симферополе, пытаясь привлечь внимание прохожих и водителей транспортных средств к предстоящему приговору по уголовному делу ее отца и брата.

Фотографии мужа Фатмы

Сколько раз Фатма съездила между Крымом и Ростовом-на-Дону на судебные заседания – она уже не помнит. Говорит, что сбилась со счета.

Но каждый раз, уезжая из дома, волнуется за детей.

Напомним, ранее «Флот 2017» сообщал, что семерых оставшихся в заключении фигурантов дела «второй бахчисарайской группы» перевели из ростовского следственного изолятора в ФКУ СИЗО-3 ГУФСИН России по Ростовской области в Новочеркасск.

Также, южный окружной военный суд российского Ростова-на-Дону 12 января огласил приговор фигурантам Белогорского «дела Хизб ут-Тахрир». Троих крымских татар осудили на сроки от 13 до 18 лет.

Предыдущая Во сколько обойдется квартира в оккупированном Крыму: обзор цен
Следующая Оккупанты закрыли доступ крымчанам к уникальным памяткам природы – подробности

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *