Как Украина Севастополь «оккупировала»


На прошлой неделе в российском парламенте Севастополя состоялся круглый стол по случаю 25-летия принятия Верховным Советом России неправомерного постановления «О статусе города Севастополя». Участие в мероприятии приняли «ветераны русского (читай – сепаратистского) движения Севастополя и Крыма», среди которых были лица, принявшие еще 23 августа 1994 года, во время внеочередной сессии городского совета, решение «признать российский правовой статус Севастополя». На протяжении всего обсуждения звучали мысли о «неприкосновенности российского суверенитета над Крымом» и «отсутствии любых юридически значительных документов, в которых отмечалось включение Крыма и Севастополя в состав Украины, что свидетельствует о незаконности пребывания полуострова под ее юрисдикцией».

Под конец была рассмотрена и единогласно одобрена резолюция. В ней были поддержаны рекомендации Общественной палаты России от 26 августа 2015 года Федеральному собранию, в которых предлагается законодательно закрепить «незаконность» решения 1954 года о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР. В то же время парламенту Севастополя было предложено принять декларацию об «украинской оккупации» города с требованием от Киева «возместить ущерб» в виде репараций и реституций.

Вдобавок было предложено инициировать городской референдум о лишении экс-президента Украины Леонида Кучмы звания почетного гражданина Севастополя. При этом некоторые местные жители высказались против данного шага, поскольку Кучма был «единственным президентом Украины, который понимал специфику Севастополя и хотя бы что-то делал для его развития». Они отметили, что ради последовательности городскому парламенту, которому «больше нечем заняться», стоило бы снести отреставрированный под патронатом экс-президента Владимирский собор в Херсонесе. Также было отмечено, что «никто не спрашивал мнения жителей города, когда Кучму сделали почетным гражданином и подарили квартиру».

В начале 1995 года тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков в соглашении между российской столицей и Севастополем определил город на украинском юге как «11-ю префектуру Москвы». Через год он выступил в Совете Федерации с ошеломительной речью и заявил, опираясь на указ Президии ВС РСФСР от 29.10.1948 о выделении Севастополя в самостоятельный административно-хозяйственный (не территориальный) центр, что город не передавался УССР, а права России на Севастополь «подтверждены документально». Это утверждение он повторял неоднократно в разных вариациях.

В мае 2008 года московский мэр выразил убеждение, что международные суды должны рассматривать вопрос о «возвращении» Севастополя в Россию, а российское руководство – о пересмотре соглашений с Украиной. Тогда же, выступая в Севастополе на концерте по случаю 225-й годовщины основания Черноморского флота России, Лужков заявил, что вопрос Севастополя «остался нерешенным»: «Севастополь в 1948 году был выделен как город государственного подчинения и в 1954 году не вошел в перечень тех территорий, которые Никита Хрущев передал Украине. Этот вопрос мы будем решать в интересах государственных позиций России относительно своей военно-морской базы».

После встречи с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном во время Дней культуры Москвы в Душанбе он сказал журналистам: «Севастополь никогда не передавался Украине. Я внимательно изучил все базисные документы и в полной мере заявляю об этом. Пребывание российского флота и особый статус Севастополя – это определенный баланс стабильности на юго-западных границах России, и любое его изменение не в пользу РФ нам сейчас не нужно». После этих эскапад мэра Москвы СБУ запретила ему въезд в Украину, а тогдашний президент Украины Виктор Ющенко , охарактеризовав высказывания Лужкова как «унижение украинской нации», поручил правительству разработать законопроект о прекращении с 2017 года действия международных соглашений о временном пребывании Черноморского флота России на территории Украины.

В июне 2015 года глава партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов получил от Генеральной прокуратуры России ответ на свое обращение по поводу законности решения о передаче Крымской области из РСФСР в УССР в 1954 году. В ведомстве решили, что во время передачи территории были нарушены действующие на то время законы: мол, президии ВС РСФСР и СССР не имели полномочий изменять границы между союзными республиками, поэтому их решения не отвечали конституциям РСФСР и СССР. Что же касается Севастополя, утверждают в Генпрокуратуре России, то он, учитывая утвержденный в 1948 году «особый административный статус», якобы остался под юрисдикцией РСФСР, даже несмотря на передачу УССР всего Крыма.

В 2016 году один из севастопольских журналистов заявил о том, что город «никогда не был украинским» и в советское время подчинялся напрямую Москве. Публицист отмечал: еще ранее, накануне обретения Украиной независимости, Севастополь был провозглашен неотъемлемой частью Крымской АССР, а в 1994 году жители города принимали участие в выборах президента и ВС Крыма. Он отмечает, что зачисление Севастополя в категорию городов республиканского подчинения в 1948 году было обусловлено целью ускоренного восстановления города, почти полностью разрушенного во время Второй мировой войны. Его бюджет был прописан отдельной строкой в бюджете РСФСР и после передачи Крыма Украине в 1954 году – правда, средства в Севастополь теперь поступали прямо из Киева, а Черноморский флот и его инфраструктуру финансировало Министерство обороны СССР. При этом административно город входил в Крымскую область, а городской комитет Коммунистической партии Украины подчинялся крымскому областному комитету, решения которого распространялись и на территорию Севастополя. К этому стоит прибавить, что украинский статус Севастополя был закреплен в конституциях РСФСР и УССР 1978 года.

Что же касается постановления Верховного Совета России № 5359-1 от 9 июля 1993 года «О статусе города Севастополя» – в нем настаивалось не только «подтвердить российский федеральный статус города в административно-территориальных границах городского округа по состоянию на декабрь 1991 года», но и «с целью недопущения политической напряженности просить правительство Украины отозвать передислоцированные в район Севастополя подразделения специальных частей».

Впрочем, лица, недавно отпраздновавшие данное событие, вероятно, позабыли, что вмешательство российского правительства в украинские дела было обжаловано в Совете безопасности ООН. 20 июля 1993 года в Нью-Йорке представитель России Воронцов заявил, что постановление Верховного Совета России о «российскости» Севастополя «расходится со взглядами президента и правительства РФ», и передал слова Бориса Ельцина о том, что ему стыдно за это решение, и уверения МИД России в том, что акция Верховного Совета России была «эмоционально-декларативной».

Аналогичные «эмоции» Верховный Совет России демонстрировал в мае 1992 года, объявив акт передачи Крыма из РСФСР в УССР в 1954 году «антиконституционным» и «не имеющим юридической силы», однако при этом признавая status quo полуострова.

На определенное время крест на мечтах пророссийских крымчан о том, что Россия вернется если не в весь Крым, то хотя бы в Севастополь, поставила ратификация в 1998 году «Большого договора» между Россией и Украиной, в котором обе страны признали территориальную целостность и нерушимость границ друг друга. В свою очередь, российские власти пренебрегли им в феврале 2014 года, оккупировав Крым – на самом деле.

Максим Немирич , крымчанин

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Как Украина Севастополь «оккупировала»
Следующая Главе Союза журналистов РФ запретили въезд в Украину из-за посещения Крыма

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − два =