Какими будут последствия выборов в Раду?


Пять партий, по предварительным данным, преодолевают пятипроцентный барьер и проходят в Верховную Раду ‒ «Слуга народа», «Оппозиционная платформа ‒ За жизнь», «Европейская солидарность», «Батькивщина» и «Голос». В мажоритарных округах большинство кандидатов ‒ от партии «Слуга народа». Таким образом «Слуга народа» имеет возможность создать в Верховной Раде Украины монобольшинство. Президентской партии, возможно, даже не придется ни с кем объединяться.

Об этом в эфире программы «Ваша Свобода» проекта Радіо Свобода Виталий Портников говорил с украинским политологом Владимиром Фесенко и экс-депутатом Госдумы России Ильей Пономаревым .

– Господин Фесенко, можем говорить, что есть монобольшинство?

Владимир Фесенко: Судя по последним данным, оно есть даже с запасом. Поэтому формальной необходимости создавать коалицию у них нет. Но есть и предварительные обещания, такие как неформальная «помолвка» с «Голосом». И есть ожидания относительно этого. А есть еще и опасения. Если будет монопартийное большинство, мы, пожалуй, на подсознании можем думать, что это монополия одной партии, которая может плохо закончиться. Психологически, тактически, возможно, лучше было бы создать коалицию с «Голосом». Пусть она будет формальной, но это определенное проявление демократичности, цивилизованности, плюс нейтрализация потенциальных рисков.

Я сказал бы об избирателях, голосовавших за «Голос». Это важно с точки зрения продвижения защиты, гарантирования проевропейских и украинских ценностей. Фракция «Слуга народа» достаточно пестрая, неоднородная. Такой ценностный компонент, такое приложение могло бы быть дополнительной гарантией того, что будет сохранен и внешнеполитический курс и курс реформ. Это был бы позитивный сигнал для общества.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Лучше быть в коалиции, чтобы влиять и на законодательные процессы, возможно, и на исполнительную власть, чем быть в оппозиции. «Голос» шел в парламент не для того, чтобы находиться там просто в оппозиции.

Наиболее впечатляющие результаты именно по мажоритарным округам. Это для меня самая большая сенсация. Партийный фактор сработал очень мощно, даже само голосование за президента Зеленского. Активность президента Зеленского в последние недели, его «гастроли» по стране сработали.

Владимир Фесенко

‒ Господин Фесенко, это президентская республика, точно?

Владимир Фесенко: Де-факто да. Другое дело, что у нас очень нестандартная политическая система. То, что написано в Конституции или в букве закона, не всегда соответствует действительности. Ситуация может трансформироваться. Но у президента рычаги появляются. Насколько он этими рычагами воспользуется ‒ вопрос открытый.

Потенциальный риск ‒ огромная фракция. Более 200 человек. Как ею управлять? Трудно было руководить фракциями, имевшими и по 170-180 депутатов. И опыта управления нет. Затем различные группировки. Фракция идеологически пестрая. Вопрос управляемости этой фракцией, а также единства внутри команды Зеленского ‒ это главные вызовы на будущее.

‒ Говорят о технократическом правительстве. Что это значит?

Владимир Фесенко: Премьер-технократ, не политик ‒ означает, что у нас не будет премьера из депутатской среды. Речь идет вообще о нынешних, бывших депутатах. Это будет относительно новое лицо. Мне кажется, что это будет человек из нынешней команды в Офисе президента. Андрей Богдан (нынешний глава Офиса президента ‒ КР), если пойдет в Кабмин, потеряет то огромное эксклюзивное влияние на Зеленского, которое имеет. Они могут даже стать определенными конкурентами. А есть вариант компромиссный. Он может делегировать в Кабмин человека, который уже является его назначенцем. Например, нынешний заместитель руководителя офиса, отвечающий за экономику ‒ Алексей Гончарук . Это один из вариантов. Называют еще Абромавичуса.

Правительство тоже будет такое технократическое. За некоторыми исключениями. Зеленский сказал, что в нынешнем правительстве есть несколько человек, которые могут работать и дальше. Кого он имел в виду? Сразу все подумали об Арсене Авакове . Я не исключаю. Но здесь другой вопрос: будет ли за ним сохраняться должность руководителя МВД, что будет означать слишком большое влияние? Еще один возможный вариант ‒ нынешний министр финансов Оксана Маркарова. Ее все характеризуют как очень профессиональную и технократку. Она не политизирована ‒ это тоже может быть залогом ее сохранения в правительстве.

У Зеленского есть своеобразные психологические прихоти. Ему очень не нравятся назначенцы Порошенко. Это даже на уровне какого-то комплекса. Поэтому он хочет поменять этих людей на других, даже если эти люди к нему достаточно лояльны.

‒ Господин Пономарев, Кремль накануне этих парламентских выборов выстроил огромную кампанию поддержки «Оппозиционной платформы ‒ За жизнь». В последние дни перед выборами один из лидеров этой партии Виктор Медведчук встречался с Владимиром Путиным. Это была не просто встреча с Дмитрием Медведевым, а это уже была такая «тяжелая артиллерия». Но нельзя сказать, что рейтинг «Оппозиционной платформы» так сильно увеличился в результате этой истории. Можно говорить о том, что пророссийские силы не так уж и много могут иметь поддержки в Украине, как это казалось в Москве, и влияние Путина тоже преувеличено на украинские политические процессы?

Илья Пономарев: Оно значительно. Но тем не менее имеет свои пределы (влияние Путина ‒ Радіо Свобода). Есть определенная ниша людей, которые, несмотря на войну, на погибших, все равно поддерживают Путина. Но эта ниша составляет 15% от числа избирателей. Были истории с телемостом, который так и не состоялся. Они пытались отрезать от Зеленского неустойчивого избирателя. Социология показывала, что начал падать рейтинг «Слуги народа». Поездки «Лукашенко-стайл» Владимира Зеленского этот тренд смогли переломить ‒ этот неустойчивый избиратель проголосовал за «Слугу народа».

Илья Пономарев

‒ Похожа ли партия «Слуга народа» на «Единую Россию» в Госдуме России? Есть у вас некое ощущение дежавю? Или это все же другая ситуация?

Илья Пономарев: Мне очень напоминает то, как формировалось «Единство», еще когда не было «Единой России». Это была довольно прогрессивная партия в 1999 году. Затем она уже превратилась в партию государственной бюрократии. Здесь очень многое будет зависеть от роли украинских СМИ, украинцев, чтобы не допустить этого перерождения. Такая опасность существует. Хотя я не оцениваю такую возможность как приоритетную.

Говорят, что неизбежно сейчас посыплется рейтинг Зеленского, это все далеко не так однозначно. Очень многое зависит от того, как поведут себя правительство и сам Зеленский. Если продолжать такие поездки по стране с демонстративной поркой, снятием с должностей и так далее ‒ понимаем, что это абсолютно не конституционное дело, но очень эффективное. И вопрос в том, кого он поставит премьер-министром. Если правительство будет действовать «а-ля правительство Яценюка» с неолиберальными, непопулярными реформами, поддержка посыплется.

‒ Если говорить о влиянии олигархов, то оно увеличилось или уменьшилось в этом парламенте?

Владимир Фесенко: Олигархическое влияние неизбежно. Оно уже есть. Просто не так заметно. Влияние Ахметова (украинского бизнесмена Рината Ахметова – КР) явно уменьшится ‒ не будет фракции. Будет несколько депутатов-мажоритарщиков. Ринат Леонидович будет компенсировать, искать представителей своих в других фракциях и в команде Зеленского. Мне кажется, он уже начал выстраивать вот эти мосты. У Пинчука (украинский бизнесмен Виктор Пинчук – КР) традиционно есть люди, которые с ним общаются. Причем не в одной фракции. И в «Слуге народа», и в «Голосе».

Справка: 21 июля в Украине прошли досрочные парламентские выборы. Участки закрылись в 20:00. На должности народных депутатов претендовали почти шесть тысяч кандидатов. Явка избирателей, по данным Центризбиркома Украины, составила 49,84%. Это самая низкая активность избирателей на парламентских выборах в Украине.

Предыдущая Глава Чечни выстрелил в задержанного при допросе – СМИ
Следующая Активист, осужденный за акцию «Он вам не Димон», вышел на свободу

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *